Днепродзержинск: бандиты на службе в милиции. Начальник доволен…

В большинстве своём сейчас в милиции работают те, кто желает легко и быстро при помощи погон и дубинок решать свои насущные проблемы и получить при этом моральное удовлетворение. Такое чувство, что им в детстве сильно доставалось от сверстников, а теперь пришла пора «отмщения»… Мстят садисты в погонах обычным гражданам. А покрывает садистов — начальство.Не хочется огульно обвинять всех работников милиции в тупости и жестокости, потому что, без сомненья, есть и в МВД профессионалы, умеющие бороться с преступностью, не выбивая показания дубинками, электрошоком и руками. Но таких профессионалов, к сожаленью, единицы, а до пенсии служить в милиции из них остаётся — с гулькин нос…

Два года назад в июне 2006 года в Заводском РОВД Днепродзержинска трое работников милиции «брали показания» у 17-летнего парнишки. Конечно, эти работники милиции существенно отличались от чекистов Дзержинского. Они не загоняли иголки под ногти, не снимали живьём кожу, не бросали задержанных к голодным крысам, но…

Если бы в стране сегодня было такое же правительство и законы, как во времена Дзержинского, то кто знает, насколько далеко мог бы зайти больной мозг милиционеров Юрия Луценко. Вот лишь несколько признаний несовершеннолетнего двухлетней давности: «Попросили меня сразу присесть, связали под коленями руки кожаным ремнем, под плечи продели гриф от штанги и повесили на перекладину снаряда, специально оборудованного под штангу. В таком положении я находился 20 минут. Потом сняли, 5 минут посидел, потом опять подвесили. Требовали, чтобы я признался — применяли пытки. Полностью онемело тело, руки отекли. Подвешивали меня около 4-х раз. Последний раз мне на живот положили еще 20-килограммовый блин от штанги, заломили руки и подвесили не под мышки, а под локти».

Два года назад милицию возглавлял Юрий Луценко. Сейчас власть в милиции принадлежит опять всё тому же Луценко, и милиция, равняясь на «батьку», «совершенствует» методы своей работы…

Из заявления в прокуратуру от 25.07.08г.:

«В среду 23 июля 2008г. примерно в 10-15 в районе магазина АТБ по ул.Николенко, 4, г.Днепродзержинска участковый Пинчук с двумя парнями, одетыми в гражданскую одежду, забрал меня в свою машину «Опель» и отвёз на опорный пункт милиции по ул.Бойко. Дать какие- то пояснения он отказался, сославшись на то, что объяснит всё в милиции.

До этого в понедельник 21 июля 2008г. у меня произошел неприятный инцидент с гражданином нерусской национальности (не знаю, то ли армянин, то ли азейбарджанец). Этот гражданин, увидев меня в кафе в районе остановки кафе «Космос», куда я зашел в поисках своего друга, предложил мне выйти из кафе и поговорить. Этот гражданин был в нетрезвом состоянии, что было очень заметно, так как тот пошатывался. Когда я вышел с ним из кафе, он начал на ломанном русском языке выражаться в мой адрес нецензурной бранью, махать руками и угрожать мне. Я ударил его один раз правой рукой в левый глаз. Этот гражданин, не устояв на ногах, упал, а я пошёл по своим делам.

Когда меня Пинчук доставил в опорный пункт милиции, этот гражданин нерусской национальности, тоже был в опорном пункте. Пинчук взял показания с меня, а с этого нерусского в другом кабинете брал показания другой сотрудник.

После того, как нерусский гражданин вышел из опорного пункта милиции, работник милиции, находившийся в опорном пункте, приковал меня наручниками к батарее. Далее они начали угрожать мне 8-ю годами лишения свободы за то, что я якобы сломал этому гражданину челюсть, притом, что гражданин, якобы со сломанной мною челюстью, свободно говорил без каких-либо признаков боли в этой «сломанной челюсти». К тому же я бил только один раз и не «в правую челюсть», как он утверждал, а в левый глаз. С левым глазом у него было всё в порядке.

Работники милиции начали выбивать с меня признание в том, что я якобы с двумя друзьями избил этого нерусского гражданина. Один из работников милиции начал применять ко мне электрошок. Разрядом электрошока он бил меня в левую ногу.

Позже работники милиции пригласили ещё какого-то «дядю Женю» примерно лет 40, и тот начал избивать меня милицейской дубинкой по спине, и руками (ладонью) по голове, по почкам. Милиционер, который бил меня элешктрошоком, начал наносить мне удары по правой руке, требуя признаться в том, что я не совершал.

Всё это продолжалось в опорном пункте примерно с 11 час. до 15 час. Затем меня отвезли в Заводский райотдел. В райотделе меня никто не трогал. Выпустили меня из райотдела в 17.20, при этом Пинчук потребовал, чтобы я принёс ему паспорт на опорный пункт, а иначе «закроет». После райотдела я отправился домой. Ввиду сильных болей в области спины, головы и ноги я оставался 24 июля 2008г. дома.

Прошу Вас выдать мне направление на медицинское освидетельствование и привлечь к ответственности работников милиции, избивших меня».

…Направление бедолаге выдали, но врачи 61-ой больницы, где должно было проходить судебно-медицинское освидетельствование, в 12 часов 30 минут 25 июля (пятница) заявили, что рабочий день уже закончился, и поэтому приходить нужно в понедельник. В понедельник Антон в 61-ю больницу так и не попал, потому что еще в субботу 26 июля его забрала скорая помощь. C диагнозом закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, ушиб грудной клетки. Но уже в воскресенье в больнице был работник милиции, и врачи «знали, что делать»…

В понедельник 28 июля заведующая неврологическим отделением Светлана Неклеса соизволила зайти к поступившему ещё 26 июля больному, избитому ментами, только в 11-56, да и то только после разговора с автором этих строк. По внутреннему распорядку обход врачей должен проходить с 9 часов до 11 часов утра. В отделении у Неклесы по её же словам — 40 больных, а обход в 11-30 даже не начинался…

Вообще же больные отделения неврологии говорят, что обход бывает очень редко. «Обходят» тех, кто лежит «по знакомству», и чьи родственники-знакомые знают заведующую. Оснований не верить сказанному нет, так как тому, кто честно и добросовестно выполняет свои обязанности, скрывать от прессы в данном конкретном случае было нечего. Но Неклеса от комментариев для прессы отказалась. Зато очень дружелюбно был встречен Светланой Неклесой бывший работник горисполкома, а ныне работник банка гражданин Малёванный, «проведывающий» кого-то из своих… Любят у нас людей при власти, при банках, но и не отказываются «любить» тех, кем заинтересовалась пресса…

30 минутному обходу избитого ментами больного удивились многие пациенты Неклесы, так как ранее никогда за ней такого не замечали. Узнав о том, что больным заинтересовалась скандально известная газета в Днепродзержинске — «Дзержинец», пациенты Светланы Неклесы больше «длительному обходу» этой палаты не удивлялись.

«Изрисованная» дубинкой в среду 23 июля спина Антона Кучеренко 28 июля начала отходить от синяков, но врачи не спешили фиксировать следы милицейской дубинки. При этом Неклеса предупредила, что с ЗЧМТ в больнице лежат всего 2-3 дня, а затем проходят лечение на стационаре, т.е. дескать, готовьтесь, больного скоро выпишут. Хотя в медицинских кругах нас заверили, что с подобными травмами в неврологии лежат не менее 12 дней!

Начальник милиции Днепродзержинска гражданин Елисеев, увидев цветное фото исполосованной спины, сказал: «А вы сначала докажите, что это работники милиции били!» (молодой-зелённый; говорят, родственник начальника УВД области Бобылёва)…

Авторство рисунков нам действительно пока не известно, потому что менты пригласили «на работу по художественной росписи» некоего «дядю Женю», а когда били по спине дубинкой и по голове руками, Антон старался прикрыть голову, не видя, кто именно бьет сзади, но рядом стояли все — и менты, и «дядя Женя». Я думаю, что было бы неплохо для воспитания самого «дяди Жени» отправить этого морального урода хотя бы на полчаса в камеру к заключённым, при этом сообщить, что это тот самый «дядя Женя» работает неофициально у ментов мальчиком по вызову для выколачивания показаний.

Кем работает «дядя Женя» официально — никто из участковых не уточнял, но все трое, явно вступив в сговор, используя своё служебное положение, дали в руки «дяди Жени» милицейское специальное снаряжение и позволили избивать прикованного наручниками 21-летнего парня, а по сути, мальчика. И не просто позволили, но и помогали, получая от этого, по всей вероятности, и моральное, и физическое удовлетворение. А, соответственно, можно смело сказать, что менты в полном составе опорного пункта по Бойко, 13, участвовали в избиении Антона Кучеренко.

Участковые, работающие в паре с «дядей Женей», комментарии дать отказались, заявив, что начальник сказал, что все комментарии даёт пресс-секретарь Алла Латыш. При этом глупые, лысые милицейские лица (чтоб было страшно?), косящие под бандюков — с золотыми перстнями на пальцах, явно нервничали. А молодёжь района, где «работают» участковые, уже предупредила Антона, что «мусора» грозились «найти и закопать».

Район Космоса знают в Днепродзержинске все. Наркота, притоны, самогон… Менты «крышуют», менты «разводят» на деньги, угрожая дать 5-8 лет лишение свободы; менты, менты, менты… Кругом одни менты и «дядя Женя»…

Автор этих строк, будучи жителем района, о котором идёт речь, прекрасно знает, что там, где наркота, там милиция, там и «иностранные граждане», называющиеся в Украине беженцами, но живущие в финансовом плане гораздо лучше многих украинцев. Наверное, потому что украинцы — не беженцы и не жители, да и с ментами стараются по наркоте не работать…

Молодой начальник милиции Елисеев при посещении его автором этих строк дал чётко понять, что своих подчинённых будет выгораживать, что может свидетельствовать только о глупости и о молодости пацана в милиции Елисеева. Потому что умный начальник от дерьма старается всегда избавиться, а глупый этим дерьмом дорожит… Или для дурных дел ещё пригодится?..

То, что сейчас происходит в милиции, кроме как бандитизмом и назвать-то никак нельзя. Скажем, у нас в Днепродзержинске менты практически все лысые, морды у них — сытые, холёные, пальцы — в золотых перстнях, да ещё и веером. Поведение и разговор нынешних ментов очень напоминает «базары» первых бандюков-качков на постсоветском пространстве. Но говорят, что комиссию у психиатра они всё-таки, в отличие от тех, проходят!

Участковые позволяют ходить себе на работу «по-гражданке»: говоря, что работают с наркотой, и так удобнее маскироваться. В первом, собственно говоря, уже никто и не сомневается. Потому что не было бы милиции, не было бы и наркоты! Потому что нашей нынешней милиции без наркоты — никуда, как, впрочем, и без граждан-«беженцев»! Иногда в показателях «работы» нужно найти таких, как Антон Кучеренко, чтобы отчитаться перед прокуратурой и получить зарплату. А, возможно, и для того, чтобы просто пополнить свой бюджет, угрожая 8-ю годами тюрьмы и чашей весов: 8 лет или на троих энная сумма, чтобы эта же троица «спасла» от срока?! Ну и, наверное, за вызов «дяде Жене» какую-то сотенку «баксов» «отстегнут». А как же? Всякий труд должен быть оплачен!

Прокуратура Днепродзержинска пообещала разобраться с данным ЧП и наказать виновных.

Но будут ли наказаны медики, отказавшиеся освидетельствовать потерпевшего, избитого ментами? Будет ли наказана заведующая неврологией гр-ка Неклеса, непроводившая утренний обход в специально отведённое время и не оказавшая своевременно медицинскую помощь? Капельницу Антону Кучеренко поставили только после вмешательства журналиста, как впрочем, и томографию соизволили сделать после этого самого вмешательства.

Будут ли наказаны врачи, принявшие пострадавшего от ментов Антона, но указавшие в истории болезни, что «травма бытовая хулиганская», а не от избиения ментами? Будут ли наказаны те, кто отказался 25 июля освидетельствовать в 12-30 избитого ментами Антона?

Местный начальник горздрава гражданин Логинов, о котором хорошо отзываются только люди при власти, никогда не работал на повышение авторитета врачей. В его заслугу входят только аптеки при больницах, некачественное питание, поборы с больных врачами и т.д.

Очевидно: и Логинов, также как и начальник милиции Елисеев, будет прикрывать своих подчинённых, дававших клятву Гиппократа, но давно позабывших про неё! Будем надеяться, что такие врачи вспомнят об этой клятве, когда сами или их дети окажутся на месте Антона Кучеренко, избитыми ментами и «дядей Женей»… А под Богом ходим все!

Маргарита Закора, Днепродзержинск, специально для «УК»

Читайте также: