Отряды киберпартизан и деанон силовиков-извергов в Беларуси

Эпизод во время массовой акции в Минске, сентябрь 2020. Фото: EPA

В пятницу в Гомеле вынесли приговор 15-летнему администратору телеграм-канала «Данные карателей Беларуси». Подросток размещал там личные данные сотрудников милиции, которые дублировал из других телеграм-каналов и пабликов.

Суд постановил отправить его на два года в «специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа», то есть в колонию-«малолетку», пишет Новая газета.

Телеграм-канал «Данные карателей Беларуси» появился в августе. Вычислить его администратора силовики смогли в октябре. По всем статьям Уголовного кодекса, по которым мальчик проходил подозреваемым — клевета, публичное оскорбление представителя власти, незаконный сбор или распространение информации о частной жизни, — уголовная ответственность наступает с 16 лет. Тем не менее суд постановил отправить школьника на два года в «спецучреждение».

Теперь это самый юный политзаключенный в Беларуси.

Телеграм-каналы с личными данными стали появляться в Беларуси в первые же дни протестов: «Черная книга Беларуси», «Террористы Беларуси», «Каратели Беларуси», «Данные карателей Беларуси», «Все нарушения». Сначала там публиковались личные данные омоновцев, бойцов спецподразделений и руководителей силовых ведомств. Теперь, когда в Беларуси идут суды по уголовным делам, в черные списки попадают и следователи, и прокуроры, и судьи. Причем этих даже не нужно деанонимизировать — их фамилии становятся известными во время процессов, журналисты их фотографируют, и фотографии публикуются не только в медиа, но и в телеграм-каналах вроде «Черной книги».

Мирный протест против итогов выборов президента Беларуси, Минск, 20 сентября

Деанон в Беларуси появился как интернет-явление, но быстро перешел и в офлайн. В сентябре неизвестные подожгли деревенский дом, в котором вырос командир минского ОМОНа Дмитрий Балаба. А недавно суд приговорил к полутора годам «химии» студента, который, использовав опубликованные в телеграмм-канале данные, пришел к многоквартирному дому, в котором живут Балаба и другие омоновцы, и написал краской на стене «Балаба — убийца». Командир ОМОНа в суд не явился, но прислал представителя с гражданским иском: за моральные страдания он потребовал со студента 1000 белорусских рублей (380 долларов). Теперь к дому Балабы приходят минчане с плакатами и бело-красно-белыми флагами. Ничего не скандируют, не устраивают митингов — просто стоят с флагами.

Те, кто занимается деаноном белорусских силовиков, называют себя киберпартизанами. Они, впрочем, не только публикуют личные данные карателей. Киберпартизаны, к примеру, взламывают сайты государственных структур. Осенью был взломан сайт МВД, и на главной странице появилось объявление о розыске Лукашенко.

А трансляция главного государственного канала «Беларусь-1» в YouTube однажды была прервана, и вместо успехов белорусской уборочной на экране появились кадры протестных акций.

Кстати, для того чтобы стать киберпартизаном, вовсе не обязательно быть программистом или хакером. У всех свои профессиональные возможности и хитрости. 22 января суд Первомайского района Минска приговорил почтальона Ларису Тонкошкур к трем месяцам ареста по статье 179 УК Беларуси («Незаконный сбор и распространение информации о частной жизни»). Лариса, разнося почту, однажды поняла, что в тех квартирах, куда она приносит ведомственную милицейскую газету «На страже», живут сотрудники МВД — никто другой это выписывать не будет. И передала адреса и фамилии 35 подписчиков администратору чата микрорайона «Лебяжий», на территории которого они живут. По-моему, Лариса вполне может быть командиром киберпартизанского отряда.

В октябре компания Apple потребовала от Павла Дурова заблокировать каналы «Каратели Беларуси», «Все нарушения» и «Чат группы Каратели» за публикацию личных данных. 8 октября Павел Дуров написал в своем телеграм-канале: «Они опасаются, что публикация личной информации сотрудников правоохранительных органов и пропагандистов может спровоцировать насилие. Я думаю, что эта ситуация не такая однозначная, и предпочел бы не трогать каналы, но в таких ситуациях Apple, как правило, не оставляет выбора для приложений вроде Telegram. К сожалению, я думаю, что эти каналы в конечном итоге будут заблокированы на iOS, но останутся доступными на других платформах». Основатель каналов NEXTA и NEXTA live Степан Путило обратился к подписчикам с призывом переходить на Android. А у него подписчиков — полтора миллиона на одном канале и 800 тысяч — на другом. Они тут же начали делать посты в социальных сетях с хэштегом #applecensorsbelarus.

На мирном протесте против итогов выборов президента Беларуси, Минск, 20 сентября

На следующий же день, 9 октября, представители Apple опровергли слова Дурова и заявили, что вовсе не требовали блокировки каналов, а требовали лишь удалить персональные данные по жалобам пользователей. В итоге все деанон-каналы по-прежнему работают, несмотря на аресты администраторов (администратор «Черной книги Беларуси» арестован в конце октября) и настоящую охоту на телеграм-пользователей: с осени по всей Беларуси идут аресты администраторов не только «деанонных» каналов, но и районных чатов.

А в это время, основатель Telegram Павел Дуров заявил, что мессенджер заблокировал каналы, в которых публиковались домашние адреса и телефонные номера российских судей, прокуроров, силовиков, журналистов и медиа-менеджеров. Об этом он сообщил на своем канале.

Одна из главных причин, почему мессенджер решил заблокировать каналы, где выкладывалась личная информация людей, — это то, что якобы существование таких каналов не позволяло выпустить экстренное обновление мессенджера для iOS. По словам Дурова, в связи с этим уже более недели обновление для iOS не получает одобрение Apple: «В результате сегодня мы приняли решение заблокировать проблемные каналы с личными данными».

 

В конце декабря на два с половиной года на «химию» отправился житель Светлогорска Сергей Мироевский за публикацию сообщений в телеграм-канале «Светлогорск для жизни». В пятницу к полутора годам домашней «химии» за комментарий в телеграм-канале приговорили минчанина Алексея Мочалова, а неделей раньше к двум годам той же домашней «химии» — Дмитрий Ушацкого. Похоже, независимые медиа и сайты забыты, все сыскные усилия белорусских силовиков сжирает вездесущий Телеграм. И деанон, конечно, продолжается.

Конечно, деанон дает сбои. Еще в августе первые вышедшие с Окрестина участники акций рассказывали, что среди омоновцев была женщина — блондинка по имени Кристина, которая садистски избивала задержанных, особенно женщин. Пользователи соцсетей тут же нашли сотрудницу МВД Кристину Казаной, блондинку.

На следующий день по всей Беларуси разошлось видео плачущей Кристины, которая клялась, что никогда в жизни не была на Окрестина, говорила, что просто преподает в академии МВД и что из-за чьей-то ошибки теперь получает угрозы и оскорбления. После этого видео Кристина Казаной получила сотни извинений от белорусов.

Ошибки, конечно, случаются. Киберпартизаны — тоже люди. Но дело их — благородное, причем не только для белорусов, но и для самих карателей. По крайней мере, теперь виновные в репрессиях будут знать, что их имена раскрыли. А значит, у них есть время исчезнуть, смыться, сбежать до того, как придется нести ответственность.

Автор: Ирина Халип; Новая газета 

Читайте также: