Рывок или подкоп: как бегут из «зон» России

Из исправительной колонии в Иркутской области 18 мая сбежали четверо осужденных. Беглецов ищут в двух районах. 19 мая детально исследовали 40 квадратных километров, использовали даже вертолет. Однако след заключенных пока не найден. Так ли просто сбежать из российской тюрьмы и кому обычно приходит в голову приблизить волю таким способом.

 Игорь Ходырев, бывший сотрудник ФСИН:

«Побег — исключительное и невероятное явление. Из дальней колонии еще можно убежать, из СИЗО это практически невозможно сделать. Из колонии, где я работал, не бегали ни разу.

Побег — это как правило подкоп или рывок. Копают те, кто долго сидит. Идут на рывок, то есть перемахивают через ограждения, те, кому терять нечего. Если ситуация невозможная сложилась: проигрались или еще что. На рывок как правило идут гораздо чаще, чем копают, и в 90% случаев это пресекается — заключенных просто пристреливают.

Что касается подкупа, то подкупить охрану очень трудно. Зоны организованы так, что охрана в принципе не касается дел в зоне, от внутреннего контингента они отгорожены, общаться с осужденными им запрещено. Подкупить могут оперативников, сотрудников службы безопасности в зоне, могут подкупить спецотдел, который оформляет документы на освобождение — про такие случаи мы слышали.

В одной из зон, например, было швейное производство — шили военную форму. Один из зеков эту форму надел, цветными карандашами и фломастерами себе удостоверение нарисовал и вышел, но его быстро поймали. Про такие случаи всегда известно, потому что их очень мало.

В первые сутки ловят почти 100% убежавших. Если в первые сутки не поймали, когда всех поднимают по команде и заставляют прочесывать местность, то скорее всего уже и не поймают. Вторые и третьи сутки тоже ищут, но понимают, что фактически это уже бесполезно. Могут взять убежавшего потом случайно через год или два.

А с женской зоны не бегают, потому что смысла нет. У криминала есть места, где схорониться, затаиться. Женщины к криминальным структурам как правило не принадлежат. Все женские побеги происходят так: были в поселении, выпили вина, пошли погулять, решили не вернуться. Таких потом дома находят и назад возвращают».

Заместитель начальника Центрального музея Внутренних войск МВД Россииподполковник Алексей Михалев:

«У нас в музее имеется небольшой раздел, посвященный ухищрениям осужденных. Есть, например, снимок бревна со специально выдолбленным углублением, в котором осужденные пытались уплыть с лесозаготовки. Есть некоторые предметы: заточки, детский пистолет, переделанный под боевой, авторучка, сделанная под мелкокалиберный патрон, подзорная труба из баночек, в которых хранился вазелин и солидол, брезентовая шапочка с трубочкой, чтобы находится под водой. У нас же находится знаменитый пропеллер от летательного аппарата, который собирали из бензопилы. Пытались даже два мотора присоединить, но в воздух на этой конструкции так и не поднялись.

Все эти эпизоды происходили в 50-60-70 годах XX века. С 1993 года за охрану зон отвечают не внутренние войска, а ФСИН. У них музея пока нет, но готовится: собирают документы, тоже будут выставлять подобный материал».

Громкие побеги последних лет

Арестант Топалов сбежал из СИЗО «Матросская тишина» 7 мая 2013 года. Он проковырял дырку в стене ложкой, потом перебрался на соседнюю кровлю, при помощи веревки и одеяла спустился на землю и сбежал через территорию психиатрической больницы им. Гиляровского. 8 мая Топалова задержали в Измайловском парке. Во время задержания он не пытался бежать, у него была повреждена нога.

Источник: пресс-бюро ФСИН России

Источник: пресс-бюро ФСИН России

22 марта 2012 года в Вологодской области заключенный совершил побег из исправительной колонии строгого режима. Он вырвался на свободу, улетев на вертолете, который угнал для него родной брат и неизвестная женщина. Через несколько часов активных поисков полиции и спецслужб его удалось поймать. При задержании заключенный оказал активное сопротивление и был легко ранен в бок. Замглавы колонии Белоликов позже был осужден на 4 года за содействие в организации этого побега.

В сентябре 2003 года из «Матросской тишины» бежал Василий Славгородский, совершавший разбойные нападения и заказные убийства. Он пробил кирпичную стенку, которая огораживала прогулочный дворик от внешнего ограждения, перепрыгнул через забор и скрылся. Его задержали только в мае 2004 года.

В сентябре 2001 года в бутырской камере «смертников» трое заключенных проковыряли ложками цементный пол, вынули плитки и за несколько дней прокопали путь в коллектор, через который выбрались на улицу. Двоих задержали в Московской области через три недели, третьему удавалось скрываться около полутора лет. Его взяли только в апреле 2003 года.

24 марта 2000 года совершил побег из «Бутырки» налетчик из Грузии. Он заставил сокамерника, которому светил всего лишь условный срок, поменяться с ним ролями. Налетчик приехал в суд в автозаке, выслушал приговор, получил условный срок и вышел на свободу. Его поймали через пять дней, после того как обман раскрылся.

Бежать из тюрьмы удавалось и женщинам: 7 августа 1996 года побег из Бутырки совершила Наталья Сорокожердева, которую обвиняли в незаконном ношении оружия, незаконных валютных сделках и грабеже. Она вышла на свободу вместо своей сокамерницы, которая через день потребовала, чтобы ее отпустили. Сорокожердеву вернули в Бутырку меньше чем через месяц, а ее сокамерницу обвинили в участии в побеге.

Фото: Олег Пашук/РИА Новости

Фото: Олег Пашук/РИА Новости

Текст: Мила Дубровина, PublicPost 

Читайте также: