Стрельба на «русской» свадьбе в отеле «Уолдорф-Астория» в Нью-Йорке

Перед началом свадебного ужина пистолет случайно выстрелил в кармане брюк Владимира, и пуля попала в мраморный пол, а осколками мрамора оцарапало голову 55-летней Майе Рафайлович. Из-за поднявшейся паники свадьба, которая обошлась родителям 22-летней Анны в 750 тыс. долларов, была сорвана.

 В районной прокуратуре Манхэттена намерены обвинить иммигранта из бывшего СССР и жителя Бруклина Владимира Готлибовского в создании угрозы и представить это обвинение большому жюри.

13 июня этого года 42-летний Готлибовский был приглашен на свадьбу Анны Голдшмидт и Илана Стратиевского в манхэттенский отель «Уолдорф-Астория», и пришел туда с пистолетом, на который у него было разрешение. Владимир был с супругой, и туда же были приглашены его брат Феликс с женой, их мать Софья Готлибовская и еще 350 гостей.

Перед началом свадебного ужина пистолет случайно выстрелил в кармане брюк Владимира, и пуля попала в мраморный пол, а осколками мрамора оцарапало голову 55-летней Майе Рафайлович. Из-за поднявшейся паники свадьба, которая обошлась родителям 22-летней Анны в 750 тыс. долларов, была сорвана. Как сообщил с места происшествия репортер службы теленовостей CBS-2 Матт Козар, «большинство гостей были из России и не комментировали случившееся».

После выстрела Владимир Готлибовский передал пистолет брату Феликсу, тот их матери, а мать жене Владимира, которая отвезла пистолет домой и заперла в оружейный ящик. В Бронксе у Владимира Готлибовского винно-водочный магазин, а в Бруклине компания MYVOV Taxi Corp, что давало ему право не только хранить, но и носить оружие. В прокуратуре пояснили, что хотя Готлибовский имел законное право носить пистолет, он незаконно положил его в карман, то есть в небезопасное место, тем самым создав угрозу для себя и окружающих. Источник в прокуратуре добавил, что лица, причастные к попытке скрыть обстоятельства выстрела, также могут быть привлечены к ответственности. Расследование поручено помощнику прокурора Джошуа Стайнглассу.

О происшествии на этой свадьбе несколько дней говорил весь Нью-Йорк, а затем, как про всякую сенсацию, про него забыли. Выстрел раздался примерно в 7.30 вечера, когда гости угощались коктейлями и фотографировались в лобби отеля перед тем, как сесть за столы в банкетном зале. Как сообщил на следующий день начальник манхэттенского угрозыска Уильям Обри, в кармане брюк Владимира Готлибовского лежал заряженный пистолет Ruger калибра 9 мм, и, судя по всему, Владимир случайно нажал на спусковой крючок, когда полез в карман за карточкой с номером своего места за свадебным столом.

По словам Обри, в ткани брюк Готлибовского нашли пробитую выстрелом дыру с обожженными краями, а пуля, не задев Владимира, ударила в мраморный пол и отрикошетила, оцарапав голову Майи Райфайлович, а осколками мрамора и стекла задело трех работников отеля – женщин 38 и 45 лет и 59-летнего мужчину. Русскоязычный адвокат Владимира Артур Гершфелд сразу внес ясность, заявив в интервью радиостанции WOR 710, что пуля из пистолета Владимира ударила в мраморный пол и не отрикошетила, а сплющилась.

Рафайлович вынесли на носилках из отеля в машину скорой помощи и отвезли в больницу Св. Луки. Туда же доставили одного оцарапанного работника отеля, а двух отвезли в больницу Бельвю. Всех четырех вскоре выпустили, и работники отеля больше не упоминались. Газета New York Times сообщила, что от выстрела пострадал еще один человек, который отказался от помощи. По словам источника New York Post, при выстреле мать невесты упала в обморок. Тот же источник рассказал, что гостей обыскивали до полуночи, и после обысков тем, кто остановился в этом отеле, разрешили вернуться в номера, а приехавших полицейские провожали до машин.

После выстрела пистолет Владимира Готлибовского каком-то образом оказался в его доме на Гейлорд-драйв Норт в бруклинском районе Милл-Бэйсин. Дежурная видеокамера отеля «Уолдорф-Астория» сняла, как после выстрела Феликс Готлибовский подходит к брату Владимиру и оба идут к туалету. Затем Владимир снова появляется в кадре и идет выходу, а за ним следует охранник отеля. Затем к выходу идет Феликс Готлибовский, а за ним их мать.

В полиции Феликс Готлибовский рассказал, что после выстрела он увидел на штанах брата дырку от пули и повел его в туалет, где Владимир достал пистолет из кармана и вытащил обойму. По словам Феликса, он положил пистолет брата в карман своего пиджака и велел Владимиру поехать домой, переодеться и вернуться на свадьбу. Затем Феликс переложил пистолет из пиджака в сумку матери, а она отдала Ruger Майе Готлибовской, жене Владимира, которая уехала в такси домой

Когда туда прибыла полиция, Майя сказала, что в пистолете был один патрон, который она вынула, а пистолет, как положено, заперла в сейф. Тогда же Майя Готлибовская выдала полицейским пистолет, обойму и патроны россыпью. Феликс Готлибовский сообщил полицейским, что, по словам Владимира, тот взял с собой на свадьбу пистолет, не желая оставлять оружие дома с прислугой. Полиция опубликовала снимок этого пистолета, лежащего на белом маховом полотенце.

После выстрела в холле свадьба в банкетном зале «Восточная Терраса» продолжалась, но администрация отеля попросила закончить ее к 10 часам вечера, и за это время полиция провела необходимые мероприятия. Участок холла, где произошел выстрел, был огорожен бархатными шнурами отеля и желтой полицейской лентой, в холле появилась розыскная овчарка, и три музыканта в черных фраках, которые играли на свадьбе, испуганно протащили инструменты и удалились. Проживающий в «Уолдорф-Астрии» 27-летний техасец Крис Эбода сказал репортеру, что выстрел нисколько его не напугал. «Там, откуда я, пистолеты носят все, и такое творится все время, – объяснил Крис, – хотя этот парень идиот».

После выстрела в отеле городское управление полиции изъяло у Владимира Готлибовсого лицензию на оружие, и там сообщили, что, скорее всего, он ее уже не получит. Его старинный приятель и бывший компаньон Михаил Рахнянский сообщил репортеру New York Post, что Владимир часто приходит с «небольшим пистолетом в кармане» на разные встречи, где обычно напивается так, что «мама на него кричит». Симпатизировать Готлибовскому у него не было оснований, так как в прошлом они судились из-за денег в принадлежавшей им автомойке Glitsy Glow Carwash.

Также стало известно, что в минувшее Рождество с Владимиром Готлибовским произошел аналогичный случай, когда он ехал из своего магазина в банк, чтобы депонировать выручку. Ему показалось, что за ним едут грабители, Владимир остановил машину и достал из кармана пистолет. Тревога оказалась ложной, и, трогаясь с места, он сунул пистолет в карман и случайно выстрелил. Хотя у него была лицензия, у него изъяли этот пистолет 38 калибра, а также Glock калибра 9 мм. Тогда Владимира на три месяца лишили лицензий на хранение и на ношение оружия. В 1995 году его лишили лицензии на ношение заряженного оружия, но затем вернули ее.

Ночь после выстрела Владимир провел в городском КПЗ (Сentral Booking), а утром его доставили в манхэттенский уголовный суд, где к нему присоединился брат Феликс и адвокаты Артур Гершфелд и Джон Чемберс. Вскоре братьев отпустили, ни в чем не обвинив, а в прокуратуре пояснили, что «расследование этого дела отложено до выяснения обстоятельств выстрела и пропажи оружия с места происшествия». Артур Гершфелд заявил репортерам, что «представленные суду доказательства не содержат состава преступления, и прокуратура приняла соответствующее решение». Джон Чемберс сказал, что выстрел в «Уолдорф-Астории» это «несчастный случай, а несчастные случаи случаются».

Помимо возможных уголовных обвинений Владимир Готлибовский стал сначала соответчиком, а затем ответчиком в гражданском иске молодоженов, которые потребовали компенсации денег, потраченных на сорванную свадьбу и возмещения физического и морального ущерба. Истцы намеревались компенсировать расходы на заказанную еду, напитки, цветы, фотографов, и развлекательную часть, куда, по неподтвержденным слухам, входило выступление российского певца Филиппа Киркорова.

Их адвокат Бенджамин Брафман сообщил владельцам «Уолдорф-Астория», что перед обращением в суд его клиенты согласны на соглашение сторон. Брафман подтвердил pепортеру New York Post Эмили Смит, что он и его клиенты «намерены подать иск за стоимость свадьбы, а также за духовный ущерб, причиненный невесте и жениху, фантастическая свадьба которых была беспричинно разрушена по вине работников Waldorf. В иск также может быть включен стрелявший, неосторожность которого привела к этому происшествию». Тогда же сообщалось, что Брафману будет помогать адвокат Дэвид Ярославич, специалист по делам о травмах.

Затем было уточнено, что истец только один – Анна Голдшмидт, очевидно потому, что все расходы на свадьбу несла семья невесты. Затем из иска выпал отель, и ответчиком остался только Владимир Готлибовский, который, в свою очередь, подал в суд на «Уолдорф-Асторию», требуя, чтобы отель заплатил минимум половину того, что присудят истцам. Как сообщила New York Post, его адвокат Кристофер Чанг написал, что отель «односторонне и неоправданно прекратил прием», а Владимир Готлибовский «не отвечает за прекращение свадебного приема», и «фактически после выстрела все было безопасно и прием следовало продолжить». Чанг также заявил, что поскольку все расходы на свадьбу взяли на себя родители, молодожены могут требовать не возмещения, а только компенсации эмоциональных потрясений.

Анна Голдшмидт так не считает, и в ее иске указано, что Владимир Готлибовский, с которым она состоит в родстве, был пьян и не держал пистолет в кобуре, хотя в прошлом уже допустил случайный выстрел в кармане.

Выстрел на свадьбе, по словам адвоката Анны в иске, привел ее «в сильное замешательство перед всеми друзьями, родственниками и другими гостями», а «свадьба ее мечты была прервана и никогда не сможет повториться.., никогда не будет альбома со свадебными фотографиями, а то, что должно было стать счастливейшим днем в ее жизни, обернулось несчастьем».

Дэвид Ярославич, один из адвокатов Анны Голдшмидт, отметил, что в иске Готлибовского против отеля «Уолдорф-Астория» не упоминается «факт передачи (пистолета его брату) и исчезновение», то есть администрация отеля не знала, «был ли это случайный или умышленный выстрел». Ярославич согласился, что свадьбу следовало продолжить, и написал, что, по его мнению, «там запаниковали», и отметил, что служба безопасности отеля могла бы проверить гостей по пути из лобби, где произошел выстрел, в банкетный зал. Фактически в случайном выстреле из кармана Владимира Готлибовского нет вины отеля, но по закону подобное общественное место должно гарантировать безопасность посетителей.

Читайте также: