Наркоторговцы Беларуси: «Свежих идей в наркобизнес мы не принесли»

На минувшей неделе Миноблсуд демонстрировал ангельское терпение, выслушивая противоречивые показания нескольких обвиняемых по делу преступной группы, занимавшейся сбытом наркотиков, но в итоге не выдержал и перевел разбирательство в закрытый режим. Жизнерадостные любители психотропов в суде активно дают показания друг против друга…

Казалось бы, обвиняемые по столь серьезному делу в предвкушении немалых реальных сроков должны выглядеть если не сломленными, то хотя бы подавленными. Но сидящие за решеткой молодые люди явно не мучились душевными терзаниями — они бодро смеялись и перешептывались между собой, чем часто вызывали недовольство конвоиров. Впрочем, смех со скамьи затихал, когда обвиняемые начинали давать показания друг против друга.

«Свежих идей в наркобизнес  мы не принесли»

Жизнерадостные любители психотропов в суде активно дают показания друг против друга.   Фото: Дарья Сапранецкая

Справка На скамье подсудимых по делу 11 человек. Согласно материалам дела, они входили в состав организованной группы, которая в 2013-14гг. осуществляла деятельность по незаконному обороту психотропных веществ, в частности дизайнерских наркотиков. Свою вину подозреваемые признают только частично. Организатором и идейным вдохновителем группы был Юрий Зайцев, сейчас находящийся в международном розыске.

ФАЛЬШИВЫЙ ДИЛЕР

26-летний автослесарь Кирилл Антихович наркоманом себя не считает: «Я просто любитель, покупал эйфоретики где-то один-три раза в месяц. Может, я дурак, но думал, что они разрешены». Продавцом психотропов он называет сидящего рядом и допрошенного на прошлом судебном заседании Евгения Костеля: «Половина Шабанов знает, что он занимается сбытом. Потом мы поругались, он там что-то перемешал, и я отравился, поэтому стал покупать все в Интернете». Через какое-то время после этой ссоры пользователь с именем Витя предложил Антиховичу поработать закладчиком — и тот согласился, чтобы «на халяву использовать закладки для себя. В общем, обманул Витю». По его словам, «согласие носило формальный характер, фактически я ничего делать не собирался».

Первая большая партия наркотиков дожидалась Антиховича в районе Зеленого луга, но на пробу «это были не психотропы. Я понял, что он меня проверяет, и сказал, что больше работать не буду». Однако Витя оказался неугомонным — через несколько дней «он попросил забрать крупную партию в 1,5 килограмма в районе аэропорта «Минск-1» и отвезти ее в Гродно, где он хочет открыть свою сеть. Я снова понял, что это не наркотическое вещество, и отказался забирать». Как бы то ни было, делать закладки Антихович все же начал — он занимался этим прямо по пути на основную работу, а при его задержании в автомобиле были изъяты электронные весы и резиновые перчатки со «следовыми остатками психотропных ве­ществ».

Уже после задержания неудав­шийся дилер решил обеспечить себе алиби и реализовал достаточно странный план: через адвоката он передал своей жене три адреса, по которым она сделала закладки с незапрещенным медпрепаратом — сульфатом магния. Потом Антихович «хотел назвать их следователю, чтобы он увидел: у меня были не наркотики, а простой порошок».

Еще одна интрига — кто и кому из подсудимых сбывал наркотики. Так, на одной из очных ставок Антихович утверждал, что «Костель передал ему 2 грамма психоактивного вещества на АЗС «Белоруснефть». Сам Костель убежден, что пакет он получил от Антиховича и даже вместе с Мошелем успел расфасовать его содержимое для последующей реализации.

В целом свое участие в организованной группе Зайцева Антихович рьяно опровергает: «Я не знал, что существует международная преступная сеть. Знал лишь то, что есть интернет-магазин, где продают разрешенные вещества. Администрация сайта гарантировала это на заглавной странице».

БОННИ, КЛАЙД И НАРКОТИКИ

В деле распространителей психотропов нашлось место и любви — выяснилось, что обвиняемые Юлия Остапенко и Александр Черепко долгое время встречались, жили вместе, завели собаку и кролика и даже планировали свадьбу. Сама Остапенко отказалась давать показания, пообещав быть более разговорчивой по окончании судебного следствия, поэтому было решено лишь огласить ее показания, данные на этапе досудебного производства.

До лета 2013г. девушка жила в Бобруйске и работала адми­нистратором в местном «Хоум Кредит Банке», а потом переехала в Минск к своему парню Саше. Она знала, что он «занимался сбытом наркотиков и спиртного» и иногда составляла ему компанию в их употреблении: «Он угощал меня амфетамином, в результате чего возникало ощущение возбуждения, энергии, гиперактивности». Парень регулярно приобретал вещества на суммы от Br5 до Br12 млн. путем закладок у неизвестного человека с никами «капитан Жора», «Жора Глобал» или «Жора Глобал сейл».

Однажды этот самый дилер зачем-то попросил Черепко сделать закладку для него, и пара решила его выследить — «нам было интересно». В итоге «клад» забрал парень, вышедший из спортзала Foxclub с татуировкой в виде абстракции на плече и руке. После Остапенко начала заниматься в том же спортзале и столкнулась с этим молодым человеком на лестнице.

В январе 2014г. Черепко попросил свою девушку общаться с покупателями в скайпе под ником zakupon.by — и она согласилась, поскольку «была материально от него зависима». Всем заинтересовавшимся Остапенко скидывала прайс-лист примерно такого содержания: «Марка — Br100 тыс., грамм реагента — Br850 тыс., микс — Br100 тыс., виски Jack Daniels — Br300 тыс., текила Almeco — Br350 тыс., литр Hennesy XO — Br500 тыс.». Более подробная переписка велась «фактически под диктовку Александра». Иногда Черепко просил свою девушку забирать оставленные Жорой закладки с марками, миксами и реагентами. Из последних Александр «иногда сам изготавливал миксы, из грамма реагента на выходе получалось примерно 30 доз».

Заказы Остапенко принимала ежедневно, в день влюбленная пара делала до 20 закладок. Покупатель оплачивал заказ по Easypay«Кошельков у Черепко было много, к ним были прикреплены карты «Белгазпромбанка», оформленные на разные имена. Эти карты приобретались на сайте legalrc.biz в обмен на психотропы»После получения денег Остапенко и Черепко выбирали адрес и место закладки «в хаотичном порядке, чтобы не привлекать внимание правоохранительных органов». Существовала и VIP-услуга — «с доплатой в Br100 тыс. мы делали закладки в районе адреса, указанного клиентом». По словам девушки, «Черепко делал закладки сам, я без его участия этим не занималась. Всю бухгалтерию вел Саша, общего заработка я не знаю». Одним из их покупателей, вероятно, стал 15-летний Олег Лабусов, который скончался после употребления проданных ему марок в феврале прошлого года.

Задержали влюбленных в машине «Хонда», когда они ехали по ул. Харьковской. Правоохранители «выбили боковые стекла, вытащили нас из салона, я была в шоковом состоянии». На заднем сиденье были найдены реагенты, марки, миксы, «скорость» и алкоголь. Свою вину Остапенко признала только по ч.3 ст.328: «О существовании преступной организации мне известно не было, к смерти Лабусова не имею отношения».

В более поздних показаниях девушка утверждала: «Черепко подсадил меня на употребление наркотических средств, не разрешал работать, я от него зависела с материальной точки зрения. Когда я пыталась уйти, он разбивал мой телефон, чтобы я не могла позвать на помощь. Он оказывал на меня психологическое и физическое давление, принуждая заниматься продажей наркотиков»

«РАЗВЕ МОЖНО ИЗМЕРИТЬ ЭТО ДЕНЬГАМИ?»

Потерпевшая Инесса Лабусова еле сдерживала рыдания, пока гособвинитель зачитывал показания одной из обвиняемых в смерти ее сына. После она достала большую фотографию мальчика и подошла прямо к решетке, чтобы Остапенко могла получше ее рассмотреть. «Посмотри, что ты сделала! — рыдала мать, а судья негромко пыталась уговорить ее вернуться на свое место. — Мой сын не наркоман, он чемпион республики. Еще пять лет, и он мог бы чемпионом мира стать». Инесса Лабусова подала иск о взыскании с Остапенко и Черепко по Br50 млн. за моральный ущерб и Br50 млн. — за материальный. «Но разве можно измерить это деньгами? Вы убили меня», — сказала напоследок потерпевшая.

РОМЕО СДУЛСЯ

Александр Черепко, как и Юлия Остапенко, согласился давать показания только после допроса всех свидетелей — поэтому прокуроры огласили его показания, данные на предварительном следствии. Молодой человек не скрывал, что употреблял курительные смеси около года «ради расслабления», однако Юля была «категорически против этого».

Он не мог найти «хорошую работу и решил заняться продажей психотропов — подумал, что это безопасно и, если соблюдать конспирацию, меня не словят». Полторы недели протрудившись закладчиком для одного интернет-магазина, Черепко «стал работать на себя, закупая психотропы оптом, потом ко мне подключилась Юля. Никаких свежих идей в наркобизнес мы не принесли. За $200 я арендовал ветку на форуме сайта http://legalrc.biz и начал заниматься продажей, сам наркотиков не изготавливал».

В некоторых показаниях Черепко соглашается со своей бывшей возлюбленной, а в некоторых — полностью противоречит ей: «Это Юля создала аккаунт zakupon.by, иногда она делала закладки». У него есть даже несколько версий о том, откуда у Остапенко взялась та самая «Хонда»: от «автомобиль ей купил отец» до «это мой подарок, на годовщину». А в апреле 2014г. Черепко и вовсе изменил данные ранее показания — мол, до этого он«наговаривал на себя, хотел выгородить Остапенко, потому что считал ее близким человеком».

По обновленной версии, обвиняемый зарабатывал тем, что «реализовывал неофициально приобретенные автомобильные запчасти», а наркотики «покупал только для личного потребления». О том, что Остапенко продает психотропные вещества, он не имел ни малейшего понятия — узнал об этом, лишь «увидев переписку на компьютере». Черепко «никакого участия в этом не принимал, лишь иногда подвозил Остапенко по различным адресам под разными предлогами. О схеме, по которой она осуществляла сбыт психотропов, был осведомлен лишь поверхностно». Банковские карты находились у девушки, выручкой она также распоряжалась сама, а обвиняемый «иногда делал закладки, содержимое которых мне неизвестно. Часть из обнаруженного при задержании — мое, для личного пользования. Остальные психотропы принадлежали Остапенко».

Для того чтобы проиллюстрировать всю глубину противоречий, председательствующая по делу Наталья Алехнович огласила протокол очной ставки между экс-влюбленными. В ней Черепко соглашается, что Остапенко просто помогала ему сбывать психотропы, и признается: «Я оказывал на Юлю психологическое давление: ругался, ссорился. А также наносил удары руками по лицу, швырял, толкал, но это было просто из-за недопонимания. К тому же она всегда могла уйти». На это девушка парировала: «Я не ушла от Саши, так как во время ссоры он забирал телефон, не давал собирать вещи — а потом мы мирились, и все было хорошо». На вопрос судьи, действительно ли он дрался, Черепко отказался отвечать.

29 октября Миноблсуд удовлетворил ходатайство гособвинителя о продолжении слушания уголовного дела в закрытом судебном заседании, «чтобы избежать утечки информации, которая составляет государственные секреты».

Автор: Анна Барабан, БелГазета

Читайте также: