С нифеля на шлёмку. Кто и как использует тюремный жаргон

Уголовный жаргон — это своеобразный и специфический язык. Как подсчитали филологи, на сегодня он включает около 20 тыс. слов. Не нами и далеко не сейчас подмечено, что тюремный жаргон привлекает многих людей. Особенно феня нравится молодежи и подросткам, ведь это своеобразная запретная романтика уголовного мира.

На самом деле уголовный сленг везде разный. Он зависит от региона, времени, места, ситуаций и прочих факторов. Свои оттенки, особенности лексики имеет даже каждая тюрьма и зона. Например, в Украине тарелка называется «нифель», а вот в России и Беларуси — это уже «шлёмка». В одних местах стол в камере зовут «дубок», в других — «общак». Так, всем прекрасно известны слова «мент» или «мусор», как называют наших сотрудников милиции. А вот в тюрьме, где довелось побывать мне, почему-то чаще все же употреблялось слово «легавые».

Об истории блатного сленга написано немало, снято много фильмов, где герои любят и охотно говорят по фене. В современной реальности по большому счету в самих местах лишения свободы такой жаргон воспринимаешь, как само собой разумеющееся, и либо разговариваешь на нем, либо приспосабливаешься к нему, либо просто игнорируешь.

Для одних сидельцев феня — родная стихия. Фактически они и являются носителями данного языка. Для большинства же арестантов — тюремный жаргон, как иностранный язык, который нужно изучать с нуля.

ЧТО НУЖНО ОБЯЗАТЕЛЬНО ЗНАТЬ

Первое, что желательно знать, — многие слова, кажущиеся далекому от криминала человеку невинными, в этой среде могут стать серьезным оскорблением. Даже слово «мужик» оскорбительно, если так назвать человека, занимающего более высокое положение в неписаной арестантской иерархии. Мужиками называют основную арестантскую массу, однако те же самые блатные стоят выше.

Еще более недопустимо назвать «козлом», «чертом» или куда хуже — «петухом» того, кто к этим «мастям» не имеет отношения. Аккуратно следует также употреблять слово «спрашивать». В неволе оно имеет только одно значение — наказание за нарушение тюремных понятий.

В значении же «задать вопрос» предпочтительно употреблять «интересоваться». Кстати говоря, в свое время я настолько привык к этому слово, что даже спустя много лет, после того, как я побывал в тюрьме, до сих пор, когда мне необходимо выяснить что-то у собеседника, я говорю не «можно у вас спросить», а «можно у вас поинтересоваться». Что примечательно, данное слово вполне себе уместно и в обычной повседневной жизни.

Недопустим также в тюрьме и глагол «обидеться». У уголовной публики слово «обиженный» имеет только одно значение — принадлежащий к тюремной касте неприкасаемых, «петухов», именуемых также «опущенными». Соответственно, «обидеть» означает подвергнуть ритуалу «опущения». Признать себя или назвать другого «обиженным» чревато очень серьезными последствиями. Поэтому арестанту, которого обидели в общепринятом смысле, следует говорить «огорчили» или «расстроили».

Особо следует сказать о ругательствах. В общении с представителями преступного мира лучше забыть об их существовании. Это непросто, особенно на общем режиме, где большинство матом не ругается, а на нем разговаривает, тем самым создавая себе же проблемы.

«Обосновать», что вы упомянули чью-то абстрактную мать, а не собеседника, или определение неразборчивой в половых связях дамочки использовали как междометие, а не его характеристику, будет непросто. На первый раз, скорее всего, разъяснят и простят, но при повторении инцидента могут «спросить» по полной программе.

КТО И КАК ИСПОЛЬЗУЕТ ТЮРЕМНЫЙ ЖАРГОН

Среди сидельцев, которые разговаривают по фене, лично я для себя выделил три вида арестантов, которые в той или иной степени пользуются уголовным жаргоном.

1. Блатные, или сидельцы со стажем. Для них тюремный, воровской или криминальный сленг — это образ жизни. Они просто не умеют иначе разговаривать. Именно такие люди являются носителями подобного языка, придумывая обычным предметам или ситуациям новые слова и выражения. Что примечательно, когда они видят, что ты их не понимаешь, то реагируют по-разному — либо снисходительно, либо пытаются объяснить на нормальном языке, при этом никакой агрессии в отношении тебя из-за того, что ты не из их стихии, нет.

2. Приблатнённые, или наблатыканные. Данный контингент самый неприятный для подавляющего большинства сидельцев. Они ставят себе основную задачу походить на авторитетных сидельцев и отличаются агрессивным поведением.

Именно такие люди являются, как правило, инициаторами беспредела, конфликтов и интриг. В подавляющем большинстве — это молодежь до 25 лет. Но иногда встречаются экземпляры и постарше. Обычно они себе находят жертву, и в т.ч. разводят ее как раз по фене. Например, «давай сыграем в карты на ничто» или на «просто так», что означает сыграть на то место, что находится ниже спины. Принято говорить так: «Играем без интереса или под интерес». Это, конечно же, самые распространенные примеры, о которых знают все.

Чаще всего развод же заключается в обычном разговоре. Словоохотливых новичков просто ловят на тех фразах, которые в обычной жизни считаются нормальными, а вот в уголовной среде они могут стать оскорбительными или ругательными.

3. Обычные сидельцы. Их в тюрьме подавляющее боль­шинство. В обычной жизни они никогда не разговаривали по фене. В тюрьме, так или иначе, отдель­ные слова входят в повседневный быт.

Поначалу их не понимаешь, а впоследствии уже даже не замечаешь, что чаще всего ты именно по-тюремному их и называешь. Как правило, это предметы, с которыми ты сталкиваешься чаще всего и постоянно.

Шлёмка  — тарелка, кругаль — кружка, дальняк — туалет, грев — продуктовые передачи, тормоза — двери в камере, собрать вату — собрать вещи и т.д.По большому счету любой уголовный жаргон ориентирован больше на эмоции. Как и романтика воровской жизни, в которой мало логики, зато много эмоций. Поэтому феней пользовались и будут пользоваться, пока существуют «места не столь отдаленные». Это такой же русский язык, который является хоть и небольшой, но своеобразной частью нашей жизни.

Автор: Денис Суховаров, БелГазета

 

Читайте также: