Записки районного опера. Жестокие «игры»: Присадкин из «ситроена»

…В ночной тьме на него набросились четыре рыла в масках и с фонариками. Для начала разбили ему все стёкла в машине, раскурочили фары, помяли переднее крыло. Потом вытащили его из салона машины и, сильно избив и забрав у него деньги (около ста долларов), документы и сотовый телефон, заперли в багажнике. А на прощание — ещё и сняли аккумулятор плюс кое-какие детали с двигателя… ПРИСАДКИН ИЗ «СИТРОЕНА»

…Из житейского… Обитает в 56-м доме на Парковой улице мужик по фамилии Присадкин. Раньше в милиции работал, в ОБХСС, боролся с расхитителями соцсобственности, насколько успешно боролся — не знаю, но от соцсобственности в итоге мало что осталось, а там и СССР развалился, сгинул бесследно социализм, ОБХСС переименовали во что-то политически нейтральное. Присадкин поработал ещё немного, и, уйдя к 50-ти на заслуженный отдых, заделался бизнесменом средней руки. Что-то где-то покупал, перепродавал по более дорогой цене, на получаемую прибыль – жил если и не роскошно, то — ни в чём не нуждаясь… Нормально жил!

…Так вот, в один прекрасный летний вечер он вышел из своей квартиры, сказав жене, что идёт ставить «Ситроен» на платную автостоянку. Вместо этого каким-то странным образом через полчаса он оказался в своём автомобиле в трёх километрах от дома, на косе у водоёма, как он сам объяснил: «Захотелось полюбоваться природой!» (Это — в половине двенадцатого ночи…) И там, в ночной тьме, на него набросились четыре рыла в масках и с фонариками, для начала разбили ему все стёкла в машине, раскурочили фары, помяли переднее крыло, потом вытащили его из салона машины и, сильно избив и забрав у него деньги (около ста долларов), документы и сотовый телефон, заперли в багажнике. А на прощание — ещё и сняли аккумулятор и кое-какие детали с двигателя.

Целый час прошёл, пока скорчившийся в багажнике Присадкин нащупал рядом с собою какую-то железяку, с её помощью раскрутил багажный замок и вылез из заточения. Попытался завести машину, но не сумел (аккумулятора – то нет!), тогда он вначале прибежал домой и предупредил о случившемся жену, а потом – рванул в милицию…

…Даже не знаю, чем именно он нам сразу же не понравился. Спесивостью своей, что ли?.. Этакой снисходительностью интонации, в которой читалось: «Я – это что-то, а вы – навоз…» Мы ж — живые люди, когда с нами по-хорошему, то и мы — по-хорошему, стараемся в ответ, а дерьмо за километр видно и воняет, с таким и держимся соответственно… Разумеется, далеко не всегда в глаза такому открыто своё мнение высказываешь, особенно если он – из «непростых», из нынешних «князей», то есть, но твоё отношение к нему он рано или поздно на собственной шкуре почувствует… В данном случае не «сыграло» даже то, что пострадавший — наш пусть и бывший, но коллега. Будь он в прошлом трудягой – розыскником, тогда – никаких вопросов, тогда землю носом рыть будем, а то — ОБХСС!.. Там же работала специфическая публика… Все годы Советской власти ловкачи разные при тогдашнем дефиците кормились на базах, в магазинах и торгах, а орлы — обехеэсэсники — кормились при тех ловкачах. Следили за ними, ловили за руку, многих – сажали, но не всех, далеко не всех, и с тех, кого оставляли на воле – имели долю… Много красивых слов произносилось в той службе о необходимости жить праведно и не мошенничать, но ещё ни один сотрудник ОБХСС не умел с голодухи, и машины у всех сотрудников «со стажем» имелись, и квартиры были обставлены по меркам того времени – будь здоров… Разумеется, сейчас то давнее их процветание смотрится убогим прозябанием, но тогда — выглядело и оценивалось совсем иначе, и многие в других милицейских службах завидовали чёрной завистью… Ну не любят ментовские «рабочие лошадки» ментовских же «баринов», вот и всё, никуда от этого не деться, — объективная реальность.

Так вот, когда бывший борец с ростками капитализма в нашей стране, а ныне преуспевающий буржуй Присадкин примчался в райотдел с заявой о бандитском нападении, то у нас, ясен перец, сразу же родилась в головах рабочая версия о том, что был страдалец на косе не один, а с халявой, — снял её на трассе и повёз на косу, увлечённо потрахаться… И, скорей всего, халява та была наводчицей у четырёх рыл в масках, — не дежурили же они ночью на косе, не снимая масок и не выключая фонарей… Нет, они наверняка ж д а л и, а следовательно — и знали, что именно сюда тёлка сейчас привезёт клиента…Следовательно, чтобы поймать грабителей, нам нужно вначале выйти на «трассовщицу», таковых в нашем районе — не так уж и много, всех мы знаем наперечёт, разве что случайная гастролёрша орудовала, тогда по приметам её не сыщешь… Вот мы и допытывались у т е р п и л ы ехидненько: «А скажи-ка, дядя, с кем же ты на той косе валандался, как она выглядела, каким именем назвалась?..» Он же упёрся рогом, бурчал сердито: «Один я там был, ясно?» И смотрит так, словно это мы его давеча и взяли на гоп… Мы – дивимся дальше:«Мужик,ты чё гонишь? Нам же помочь тебе хочется, мы ж не для бумаги — для дела спрашиваем!..» Но его уж заклинило, тон взял неверный, провокационный такой тончик: «Ваше дело – ловить преступников, вот и ловите! И имейте в виду: у меня в городском управлении остались знакомые среди руководства, если схалтурите – я уж позабочусь о том, чтобы вас вздрючили!»

Ах, даже так?.. Ну, мы дальше спорить с ним не стали, потому как видно, что – гондон и в разнос пошёл, но на заметочку это дело взяли. Тут уж -разговор на принцип, раз он с нами – так, то и мы с ним — не иначе!.. Но сотворить всё надо было осторожненько, чтоб комар носа не подточил, потому как действительно гад мог оказаться со связями и навредить нам…

Для начала — навели о нём справки. Мало ли: вдруг и взаправду — мужик заслуженный, авторитетный в наших кругах, из тех, что – ни слова против правды и ни вздоха против совести, ни копейки на лапу не берут – такие ведь даже и в ОБХСС изредка попадались… Но, как и думалось, знающие люди отзывались о Присадкине прохладно, мол — ещё тот фрукт!.. Поведали про его фирменные приёмчики: обожал он, к примеру, фотографировать солидных людей, покидающих чёрные входы магазинов с полными дефицитных тогда товаров сумками, а потом снимочки эти либо подло тискал в городских газетёнках, вместе с фельетончиками в жанре: «Бой торговой мафии!», либо ещё подлее — шантажировал ими сфотографированных, и отдавал негативы в обмен на энную сумму… А в случае публикации снимков — жёны, дети, родители, друзья и сослуживцы тех самых солидных (добавлю, очень заслуженных и уважаемых) людей читали те фельетоны, узнавали своих домочадцев, и людям было безумно стыдно, хоть с собою кончай… А – за что?!. Эти, на снимках – убили кого-то?.. Ограбили?.. Может, эти они войска в Афганистан послали, или травили разных хороших людей?.. Нет, просто нашёл он крайних в общем загнивании строя с его всеобщими дефицитами, вуыискал стрелочников в той утонувшей во лжи и подлости державе!.. И потом, не самых солидных же он отлавливал у чёрного входа, да те тем и не шатались — всё привозили им домой…И про тех Присадкин в доскональности знал, но по их поводу не трепыхался — действовал строго в рамках, предписанных руководством!.. Нужны были конкретные примеры для обоснования тезиса: «Мы боремся с негативными явлениями и пережитками прошлого!», вот конкретные человеческие судьбы для этой благородной цели о колено и ломались, в роли того самого колена наш Присадкин и выступал…

И начали мы «расследование»… Вписали в оперативно-розыскное дело задания самим себе: изучить личность и окружение потерпевшего… Пошли к его супруге, к подчинённым и коллегам, навестили даже соседей по подъезду, расспрашивали и о самом Присадкине, и о его друзьях и знакомых… А чего, нельзя?.. Мы ж чисто для дела интересовались!.. Но только ведь интересоваться по-разному можно… После наших расспросов и весь дом его, и вся его фирма «гудели»: «Слыхали – Михалыча побили и ограбили, когда он с чужой бабец в кустиках кувыркался?!» И в ответ все довольно гогочут: «Надо же, вроде бы умный мужик, а как л о х н у л с я!»

Ему же самому не до смеха, особенно когда жена начала возникать и требовать пояснений!.. Но он и после этого «не допёр», не нашёл ничего более мудрого, чем жаловаться во все инстанции: «Милиция распространяет порочащие меня слухи!» Видали праведника?.. А ты докажи, докажи вначале, что — именно мы распускали, и что – именно слухи, а не чистую истину!..

Но поскольку гондон огрызался, то мы зашли с другого бока… Забиваем в ОРД рабочую версию: «возможно, нападение было актом вымогательства у Присадкина, и это вымогательство он пытается скрыть. Это позволяет предположить незаконную деятельность оного, чем его и шантажируют неизвестные… Необходимо проверить!» И бац — через его же бывшую ОБХСС устраиваем комплексную проверку на фирму. Вся документация там после обязательного в этом случае «маски-щоу» ОМОНовцев — верх дном, деятельность надолго парализована, все нервничают… В итоге вскрылись всякие «левые» пересчёты в бухгалтерии, — где без них?. когда всерьёз ищут, то такое — всегда находят!.. Присадкин забегал, засуетился, задействовал свои связи, и как-то смог через них решить проблемы, но понятно — влетело это в копеечку…

А мы опять расстарались: пустили про Присадкина слушок среди районных халяв (по нашим сведениям, он регулярно с ними контачил), что записывает этот гусь все совокупления с ними на диктофон, всякие охи, вздохи и стоны с криками… А потом – за бешенные бабки продаёт записи в порно-газетёнки и подпольные студии… И теперь, намылься он в отремонтированном «Ситроене» к очередной дежурящей на трассе шалаве, та в панике отваливает от него и бежит прочь, словно Присадкин – прокажённый… Представьте трагедию мужика: бабки – есть, жена – давно надоела, а интересную проститутку трахну ть — не получается!.. Так недолго и крышей поехать от нервного расстройства…

Короче, вот финал истории. Присадкина избили, ограбили, испачкали грязью его репутацию, подорвали ему деловое реноме, почти развели с женою, да ещё и лишили доступа к халявам… Совсем обалдел дядя от такой полосы чернухи!.. А отчего тёрки у него возникли? Первое — гнида по жизни, и второе — зря плюнул в угрозыск…

…Что касается ограбившей Присадкина четвёрки в масках, то её мы не нашли. Не скажу, что — не искали вовсе, нет — помахали слегка ластами… Но — не стараясь, если честно, – без души!.. К делу такое не пришьёшь, ежели по служебным бумагам судить, то вся необходимая работа была сделана как всегда — на твёрдую четвёрочку. Но про себя каждый из наших твёрдо знал, что найти присыпкинских обидчиков — и не обязательно, и не желательно даже…

ЖЕСТОКИЕ ИГРЫ

Народ нынче – как с тормозов сорванный, вполне нормальные люди — и те такое отчебучивают!.. Но нормальных ведь ещё и не найдёшь, кругом полно либо психов с дебильными улыбками, либо «синяков» и наркоманов, либо просто криминалов по характеру, а к ним в кучу добавьте агрессивных малолеток, ветеранов Афгана и Чечни, безработных, обиженных державой или крутыми, прочую нищую и обозлённую публику… Иногда дивлюсь тем, кто в этой обстановке рискует выбираться из квартир на улицу!.. Впрочем, и в твоей собственной квартире достанут тебя лихие люди, им это недолго, но на улице – всё равно опаснее…

Участились уличные нападения. Схема одинакова, с некоторыми лишь вариациями. Скажем, получил гражданин в сберкассе энную сумму (причём – ещё и небольшую, в пределах 20-30 долларов), а крутящиеся у стойки в сберкассе юркие личности это приметили… Выходит он на улицу – и тотчас налетают на него скопом, бьют по лицу, футболят уже упавшего ногами по рёбрам и голове, забирают деньги и документы, сдёргивают с руки часы, снимают шапку и обувь, и — ходу!.. И всё это – средь белого дня, никого не боясь, да никто и не вмешивается, благоразумненько обходя стороной происходящее побоище… А жертва остаётся на земле, в луже крови, с разбитым лицом и переломленными рёбрами…

Или: мужик забрал у знакомого свою электродрель, положил в сумку и понёс домой, а эту дрель в сумке какое-то мурло углядело… У самого уж подъезда бандюга налетел на мужика, вырвал сумку с дрелью и ею его же – да по лицу!.. Физиономия, естественно – всмятку, а он нанёс ещё пару ударов по голове, чтоб уж наверняка, и — убежал, довольно гогоча…

Или: работник паспортного стола возвращался вечером домой, навстречу ему в тёмном переулке — несколько парней, зацепили его грубой фразой, он остановился ответить им, что-то втолковать (это было ошибкой, в данной ситуации убегать надо, а не останавливаться, гнаться за убегающим — лень, а остановившиеся — добыча), сзади его шарахнули по голове чем-то тяжёлым, и, упавшего, отдубасили ногами по полной программе. А когда мужик через час очнулся, то оказалось, что рассеченный глаз у него вытек… Вначале дело шло как злостное хулиганство с нанесением тяжких телесных, но потом оказалось, что неизвестные у паспортиста ещё и часы с руки сняли, — тогда приписали и разбой. В чём-то даже и обидно за придурков: на хрен им те часы нужны были?!.

…Одну из таким образом развлекающихся компашек отловили мы недавно. Оказалась самая неудобная для оперативных разработок категория – дети!.. Шестеро цыганят из неблагополучных семей, двоим – по 16-ть лет, остальным – по 14-ть, нападали на прохожих на улицах, у некоторых просто вырывали из рук сумки и бумажники, и бегали, а иных — били зверски, навалившись скопом… Никто не бывает так неоправданно жесток, как детишки и женщины, вы это знаете?..

Так вот с ребятишками – и не знаешь даже, как их наказывать. Бить – рука не поднимается, а сажать как несовершеннолетних – закон не позволяет. Тех-то, которым по 16-ть было, мы сумели закрыть (и то – по одному лишь эпизоду, где с уликами было тип-топ: при куче свидетелей они ломанули коммерческий киоск). Остальных же пришлось отпустить. Раньше хоть в колонию могли их отправить, но теперь это само собою упразднилось, и до своего совершеннолетия можешь делать, что хочешь… Они и будут, не сомневаюсь, много ещё краж и грабежей окажется на совести тех детишек. Чертовски жаль всё же, что хоть не побили мы их при освобождении от души…

Владимир КУЗЕМКО, специально для «УК»

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: