Запорожье криминальное: власть меняется

Когда о чем-то очень неприятном люди, по истечении какого-то времени, говорят с юмором, то принято считать, что они благополучно пережили трудности и с оптимизмом смотрят в будущее. О бандитских девяностых ходит туча анекдотов, а сами бандиты стали героями множества комедий. Мы, смеясь, расстались со своим прошлым (https://cripo.com.ua/?sect_id=6$&aid=82286) в продвинутых двухтысячных? Позволим себе усомниться. 

Экономика должна быть уголовной

В советских учебниках по криминалистике и праву преступность принято было называть «родимым пятном капитализма». Мол, досталась она в наследство от царского режима, как и пьянство. В том смысле, что никакой социальноэкономической подоплеки для преступности в социалистическом обществе быть не может. Криминалитет тоже в долгу не остался: проводил очень жирную черту между своим миром и всяческими проявлениями государственности.

Тогдашние лидеры преступной среды, именуемые ворами в законе, показательно брезговали всем, что могло их социально связать. Согласно неписаному кодексу, вору в законе не положено было заводить семью, иметь жену и детей, владеть недвижимым имуществом, работать. Но самый первый пункт – никаких связей с правоохранителями. В то же время вор в законе должен был досконально знать жизнь в зоне, уметь распоряжаться «общаком», даже на свободе иметь полную информацию о происходящем за решетками. Титулом вора в законе «крестили» либо на зоне, либо на воле, на воровской сходке. У воров тоже были свои «народные депутаты» и выборы, и выбиться в люди мог далеко не каждый.

90-е годы внесли свои коррективы и в эту отлаженную, проверенную годами иерархию. В стране происходило активное растаскивание бывшего социалистического имущества. Было бы даже нелогично, если бы верховный преступный мир остался в стороне от этого увлекательного процесса, медитируя на чистоту своих принципов. Процесс действительно увлек. Аферисты, рецидивисты и воры старались захватить и контролировать движение золота, производство и сбыт дефицитных товаров, азартные игры, сделки с собственностью и землей.

Вот так, шаг за шагом, уголовный элемент начал знакомиться с азами политэкономии, обрастать коекаким движимым и недвижимым имуществом, заводить счета в банках. А для этого понадобились коекакие связи с нужными людьми из госструктур, в том числе и ненавистных. Ну, жены, дети – это уже не самое страшное отступление от воровского устава. Постепенно начали «крестить» в воров в законе и вовсе несудимых товарищей, что еще не так давно было недопустимо: кандидат должен быть проверен зоной на прочность.

Воровская иерархия затрещала по швам. Большинство уже смотрело на традиции как на условности, то есть сквозь пальцы. Недовольные, разумеется, были. Как правило, из числа тех, кто самые веселые годы «дерибана» отсиживал свой срок. Вышли серьезные авторитеты на волю – и очень не понравились им новые порядки. Мол, кто эти люди, что за нравы? Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что не только чистота рядов волновала, но и то, что они остались не у дел. Как мы уже упоминали, власть постепенно прибрали к рукам кланы спортсменов.

В начале 90-х годов в восточных областях Украины прошел ряд воровских сходок, где было решено отобрать лидерство у спортсменов и отдать его ворам. Показательный факт того времени: только за один день 23 июня 1994 года были убиты местные лидеры преступной среды в Симферополе, Донецке и Львове.

Было много шума и крови. Но вернуть прежние порядки не удалось. Преступники, которые раньше придерживались границ своей и чужой территории, в новых экономических условиях больше не желали оставаться в рамках своих районов, городов и областей, пусть даже в роли неоспоримых князьков. Жизнь требовала размаха. Но размах зачастую стоил жизни.

В Запорожье в 90-х уживались два безусловных преступных лидера – Магомет и Грузин. Юрий Дмитриевич Сакварелидзе, он же Грузин, – особо опасный рецидивист, был «крещен» вором в законе в знаменитой питерской тюрьме «Кресты». Юридический статус «особо опасного», присуждаемый 26-й статьей УК, ужесточал наказание, не давал шанса на условнодосрочное освобождение, усиливал админнадзор после выхода на волю.

Магомет – Магомедов Наизбек Магомедович, уроженец Дагестана, учился в Мелитопольском сельхозинституте, где активно занимался спортивной борьбой. Судим был только условно за хулиганство.

Они сложили головы на криминальной войне, пытаясь выйти за границы своего региона. Магомета застрелили в сентябре 1994 года, Грузина – десять лет спустя, возле его дома на Бабурке. Убийства были заказные, по слухам, след их тянется в Крым. В 90-е годы самые горячие разборки происходили в Крыму, потому что там в то время «варились» самые большие в Украине деньги: продажа земли, перевозка паромами золотых изделий из Турции, водочный бизнес. Еще один запорожский преступный лидер рангом пониже, не вор в законе Бек (Стас Назаренко) был застрелен во Львове. Он «держал» Орджоникидзевский район, потом занялся очень прибыльным бизнесом согласованным угоном иномарок. Понадобилось расширять зоны своего влияния до приграничных территорий. Помешал кому-то…

С уходом этих лидеров преступная среда не выдвинула новых предводителей, а сдала позиции власти в погонах. Некоторые бывшие соратники Магомета отошли от криминала, вложили деньги в бизнес, например, в рынки. Многие погибли в междоусобных войнах или от передозировки наркотиков. Единицы полностью порвали с криминалитетом и остепенились. Ушли в легальный бизнес. Некоторые, по примеру народных депутатов с уголовным прошлым, пошли в местную политику.

Ностальгия по Жеглову

Если бы Глебу Егорычу удалось вырваться из контекста кинофильма и перенестись в нашу реальность, его бы «åзамкнуло» в первый же день работы. Мыто уже знаем, что вор – это тот, кто украл мало… Вот он и должен сидеть в тюрьме.

На днях пришлось услышать заверения известного политика, мол, не бойтесь, граждане, возврата к бандитским 90-м мы не допустим. Как будто мы уже забыли, как начинались 2000-е годы. Тоже было нескучно… Скоро будет 10 лет бесславному делу Гонгадзе. Так мы и не узнали, что с ним произошло, его ли голову нашли в Таращанском лесу и чьи тела в братской могиле этой осенью обнаружили на месте захоронения останков предположительно Гонгадзе. Нам так и не объяснили, как бывшему министру внутренних дел Украины Юрию Кравченко удалось застрелиться двумя выстрелами в голову, каждый (!) из которых был смертельным. Нас заморочили пленками майора Мельниченко, но все закончилось слабым пшиком, а не расследованиями. А наши первые лица страны… Уж не знаешь, что и думать. Особенно в правительстве: что ни персона, то дело.

Павел Лазаренко. С мая 1996 по июль 1997 гг. – премьер-министр Украины, народный депутат, общественный деятель. После того, как Верховная Рада лишила его депутатской неприкосновенности, Лазаренко задержали в аэропорту Нью-Йорка с паспортом гражданина Панамы. Ему вменяется отмывание денег в особо крупных размерах, а в Украине и заказ громких политических убийств. В 2006 г. суд США приговорил его к 9 годам тюрьмы и штрафу в 10 млн долл. В 2008 г., по данным ООН, Лазаренко вошел в десятку самых коррумпированных политиков мира.

Ефим Звягильский. Герой Социалистического Труда, Герой Украины, и. о. премьерминистра Украины в 199394 гг. После обвинения в присвоении государственных средств в особо крупных размерах был объявлен в розыск, уехал в Израиль и три года пережидал, пока страсти улягутся. Улеглись!

Юлия Тимошенко. Будучи вице-премьером по вопросам ТЭК в правительстве Виктора Ющенко, обвинялась в контрабанде и служебном подлоге. Дважды ждала своей участи в СИЗО, в Лукьяновской тюрьме и в Запорожье. Вина ее не доказана.

Виктор Янукович. Премьерминистр Украины в 200205 гг. Имеет две судимости за грабеж (1967 г.) и нанесение телесных повреждений средней тяжести (1970 г.). Официально они сняты.

После чудовищных историй с Лозинским и артековскими педофилами предыдущая информация действительно кажется невинной.

Сегодня даже както неприлично рыться в биографии не просто публичных людей, а наделенных полномочиями. Человек, говорят, может ошибиться. Подумаешь, организовывал заказное убийство или принимал участие в разбойном нападении! Со всяким может случиться. А теперь уважаемый член общества, бизнес-элита региона. Криминальные элементы больше не чураются связей с властями предержащими и правоохранителями, наоборот, всячески их подчеркивают, причем обоюдно. Криминал + экономика + власть = коррумпизация всей страны. Наверное, такой формулы заслуживают криминальные двухтысячные, если это комуто еще интересно.

Валентина Иванченко, ИТ

Читайте также: