Тюрьма как проходной двор

О строгости, царящей в тюрьмах, мы слышали не единожды. Впрочем, жизнь за колючкой тяжела не для всех. Как утверждают сами заключенные, на зоне можно заказать все что душе угодно. Отпраздновать день рождения? Легко! Охрана за вознаграждение накупит выпивки и закуски. Покурить марихуаны или уколоться? Тоже не составит большого труда. А некоторые за приличную плату могут заказать даже проститутку в комнату для свиданий… 

Недавно правоохранители задержали одного из охранников Лукьяновского СИЗО, который пытался пронести в следственный изолятор картонную коробку. В ней обнаружили 9 мобильных телефонов, сим-карты, зарядные устройства, шприцы! А также пакетики с опасными наркотическими веществами — тетрагидроканабинолом, кокаином, метадоном и героином. Охранника спалили его же коллеги, видимо, он не захотел делиться выручкой. Через несколько дней попалась еще одна сотрудница СИЗО. Позже она рассказала, что ее попросили передать две коробки заключенным. Экспресс-анализ показал, что в них была конопля и наркотическое вещество — амфитамин. Против охранников столичная прокуратура возбудила уголовные дела.

— Это уже третье уголовное дело против охраны СИЗО за текущий год. Мы сами выявляем такие факты, чтобы прекратить передачу, в частности, наркотиков на территорию изолятора, — объяснили «Новой» в Управлении по следственным изоляторам Департамента по исполнению наказаний. — Например, в СИЗО на 400 охранников и три с половиной тысячи заключенных лишь 15 оперативных работников. Оперативники выявляют такие моменты, на КПП ловят несунов, но всех выловить невозможно.

Коммерческая камера

Это подтвердил «Новой» бывший узник Лукьяновского СИЗО №13 Владлен Карингтон (попадал в изолятор дважды — отсидел 2 года). Он говорит, что при деньгах там можно жить как в санатории. К слову, мужчина утверждает, что обвинения против него были сфабрикованы (сбыт и хранение наркотиков. — Авт.). Сейчас Владлен в суде доказывает незаконные действия правоохранителей.

Владлен заявляет, что за $100 охранник может принести заключенному мобилку. По его сведениям, в каждой камере их по 2—3 штуки. Иногда заключенным их приносят и оперативные работники. Взамен берут не только деньги, но и гарантии, что по делу, по которому сидишь, ни с кем не будешь разговаривать. Но, понятное дело, проверить это никто не может, и подследственные обсуждают все что захочется.

— В апреле 2005 года, когда меня «закрыли» на четыре месяца, я сидел в двухместной коммерческой камере с очень известным политиком. Всего таких «комнат» в Лукьяновском СИЗО около 20. Оплачивается она поручителями тех, кто сидит. Стоит как простой номер в гостинице — около 400 гривен в сутки, поручители получают информацию, на какой счет СИЗО перечислять деньги. Для тех, кто сидит в коммерческой «хате», — неограниченное время прогулки, можно пользоваться баней. Туалет тут же, но закрыт стеной и дверью, а не тряпкой, как в обычных камерах. Есть холодильник, телевизор, DVD, вентилятор. Жилая площадь на двоих ненамного меньше, чем та, где сидят по 16 человек, — вспоминает Владлен.

Гонят даже самогон

— Чтобы передали нужную вещь, мы договаривались с охранником. После чего звонили родственникам, чтобы те купили все необходимое и принесли на специальную квартиру, где ждет посредник. Через час по тому же адресу заходит охранник и все забирает. Ему платят. Услуга стоит столько же, сколько сам товар. Чтобы заключенные не видели, кто именно передает — открывается кормушка (окошко в камере), и пакет просто забрасывают, — признается Владлен.

Наркотики передают по такой же схеме.

По словам Владлена, 90% дурмана попадает в камеры через охранников — доставка порции метадона стоит $200. Товар пользуется спросом, поскольку в СИЗО часто оказываются наркоманы со стажем, которые ни дня не могут без наркоты.

— Бывало, человек обколется этим метадоном и лежит без памяти. А утром проверяющие спрашивают: «Он хоть живой?» Обследование врачом таких заключенных не проводится, ведь это уже ЧП! Случается, наркотики умудряются спрятать в передачах, но это большой риск. Если поймают, родственники сразу сядут на скамью подсудимых, — объясняет Владлен.

Кстати, если зеку не нравятся сокамерники, то перевод из одной камеры в другую стоит 50 грн. Мужчина подсчитал, что месяц «проживания» в СИЗО обходится в сумму около $100. В нее входит телефон, еда, раз в неделю стакан водки. И если арестант платежеспособен, то никто из тюремного персонала обижать его не будет.

— Если захотелось выпить водки — не проблема. Для этого в камере ставится брага. Делают ее из заплесневевшего хлеба, помещают в специальном бачке кипятильник и все это закрывают пленкой. На ней собираются пары. А внизу — миска. Гонится в течение 3-х дней. На мой день рождения мы выгнали 10 литров водки, хватило на 16 человек!

Выйти на свободу — проще простого

Владлену пришлось сидеть и в одной из тюрем Винницкой области. Там прейскурант услуг пошире. Кроме алкоголя и наркотиков, можно заказать путан — под видом сестры или жены. Делается это так: заключенный пишет заявление, указывает номер паспорта проститутки и забирает ее на день-два. Стоит это $100—200.

— Что уж говорить о проститутках, если в тюрьме за деньги можно решить даже вопрос об освобождении. Для этого приходишь к начальнику лагеря и заявляешь: «Я хочу помочь зоне». Даешь деньги. Он распоряжается, чтобы нижестоящий начальник отряда подготовил документы на комиссию. После этого уничтожается индивидуальная карточка осужденного и он получает 2-3 поощрения. А комиссия, основываясь на этих данных, отпускает зека как условно осужденного, — продолжает Владлен. — Досрочно выйти из тюрьмы можно, если отсидел треть срока по легкой статье (кража, хулиганство и т.д.). После преступления средней тяжести придется отсидеть половину указанного судьей. А если совершил тяжкое преступление, нужно ждать, пока пройдет две трети срока.

Строже режим, выше цены

В колониях строгого режима достать все вышеперечисленное в разы труднее. Цены на наркотики от $250. Мобильный доступен не всем, как правило, охрана дает телефон на несколько часов, чтобы зеки поообщались с родственниками. Один час затянет 300—500 гривен в зависимости от колонии.

— Еду нам передавали за 200 гривен. Примерно столько же стоила выпивка. Было раз, что приехал надзорный прокурор, зашел в одну камеру, а там все лежат пьяные в стельку… Нам пришлось два месяца всухую сидеть. Охранника, который был на смене, уволили. Но потом все стало на свои места. Даже осторожности не прибавилось, — вспоминает Василий К., который провел пять в лет в одной из колоний Днепропетровской области.

Получается, если есть деньги, даже за решеткой можно устроить приемлемое существование. А там, глядишь, за хорошее поведение и пару тысяч «зеленых» начальство исправительного учреждения само поможет выйти на свободу.

P.S. «Новая» отправила официальный запрос в Департамент по вопросам исполнения наказаний с просьбой прокомментировать упомянутые выше факты. Вот что нам ответил Николай Ильтяй, заместитель главы Департамента: «В деятельности государственной криминально-исполнительной службы Украины имеют место случаи установления персоналом следственных изоляторов неслужебных отношений с лицами, которые взяты под стражу. По таким случаям проводятся тщательные проверки, а виновные привлекаются к ответственности». Выходит, тюремщики не отрицают, что такое возможно.

В ТЕМУ 

На зеках тренируют спецназ

По словам Владлена Карингтона, приблизительно раз в месяц в исправительных учреждениях, где он сидел, проводились учения спецподразделения внутренних войск. Они отрабатывают варианты подавления возможных бунтов среди заключенных. «В камеры в любое время суток может ворваться человек десять бойцов спецназа в масках, вооруженные дубинками, и начинают избивать заключенных. Таким образом бойцы тренируются… Заключенные называют учения «маски-шоу», а после налета неделями приходилось залечивать раны», — рассказывает Владлен. В Департаменте по вопросам исполнения наказаний «Новой» сообщили, что «во время проведения учений подразделений спецназначения осужденные и лица, которых взяли под стражу, к этим мероприятиям не привлекаются.

Действия личного состава подразделений во время исполнения профессиональных обязанностей основываются на законах Украины, гуманном отношении к гражданам, осужденным и лицам, взятым под стражу».

Людмила Башкирова, НОВАЯ

Читайте также: