Ретродетектив. Про Коня и его «крышу»

«Что происходит в России? Воруют..» — такова основная российская новость, которая остается неизменной со времен Карамзина. В Латвии все несколько иначе. У нас мутят. Согласитесь, в этом сразу ощущается множество нюансов: прибалтийский шарм, сдержанность, некоторое изящество и внутренний ритм танго Оскара Строка. А также, увы — просто меньшее количество денег. 

За 10 лет не изменилось ничего: снова судят латгальского авторитета Райтиса Кононова (Коня), а в СМИ рассуждают о группировках и политических «крышах»

Характерная частность: у нас криминальные авторитеты дают интервью прессе не в виде исключения, а достаточно часто. Чем не показатель большей открытости общества 🙂 Ну, а в остальном, как и везде, с годами ничего не меняется. Что 10 лет назад, что сейчас: группировки, конфликты, стрельба, суды.

Однако стреляют, патриотично отметим, все же меньше, чем в России. Но у нас ведь и не воруют. У нас мутят :)))

Конь: «Меня крышевал БЗС»

Процесс по делу Райтиса Кононова в начале нулевых привлек к себе пристальное внимание не только СМИ, но и первых лиц государства. Оно и понятно — речь шла об убийстве ответственного государственного чиновника, причем практически на рабочем месте. С первых же дней расследования убийства Вячеслава Лисцова прозвучали слова о том, что те, кто застрелил таможенника, являются «врагами латвийского государства».

Однако и Конь оказался не так уж прост. Когда его дело рассматривали в суде первой инстанции, Кононов сделал громкое заявление: «Дело против меня сфабриковало Бюро по защите Сатверсме». Естественно, оставить это утверждение без внимания было никак нельзя. И тогда на разговор к Коню потянулись депутаты и журналисты.

Известный латгальский авторитет охотно поделился своей информацией. В частности, он рассказал, что БЗС отстаивает интересы контрабандистов, а шеф бюро Лайнис Камалдиньш (который тогда руководил бюро) лично «крышует» латвийскую контрабанду. Все его, Кононова, стычки и разногласия с бюро начались именно тогда, когда у Коня появились интересы в России и он отказался делить свою прибыль на две части — себе и подопечным Камалдиньша.

— Ни у кого в нашем районе не было причин убивать Лисцова, — рассказывал тогда Кононов. — От этого убийства больше всего страдают те, кто занимается бизнесом. А мы с Лисцовым работали рука об руку… Нет, денег он от меня и от моих не получал. Просто, скажем, если мне нужно было расшевелить каких-нибудь людей на местах, на таможне, в СГД, поменять на более удобных для меня, которые меньше контролировали, — он это делал.

Тогда кому же мог помешать Лисцов? Как уверяет Конь, на границе главная действующая сила — БЗС:

— Бюро по защите Сатверсме отстаивает интересы контрабандистов. Они работают со всеми крупными контрабандистами — скажем, там, где нефть. Прикрывают все, работают 50 на 50. Раньше я встречался с самим Камалдиньшем, мы платили ему и его сотруднику Бабрису.

Но сейчас у меня бизнеса в Латвии нет, мои интересы в России. Латвия — только транзитный пункт. Я им платить не хотел, а им хочется половину от всего иметь. Так что у меня с ними были постоянные стычки…

Именно из-за конфликтов с ведомством Камалдиньша Конь, по его словам, и стал сотрудничать с Лисцовым. Кононов, в частности, рассказывал, что помогал чиновнику «вычислять всю эту бензиновую схему», когда тот «начал расследовать контрабанду».

— Лисцова в Лудзенский район назначил Сончик. Это было сделано, чтобы убрать конкретных людей с работы и поставить своих. Это было нужно для БЗС, для контрабанды, чтобы они там все могли контролировать. А Лисцов такой плохой не был, он понемногу въехал в эти контрабандные схемы… Пришло время, и мы с ним собрали конкретные доказательства по бензину, составили схемы. Вдвоем все делали… Как весь контрабандный бензин приходит, как он исчезает. Все эти эшелоны прикрывали Камалдиньш и Бабрис.

Версия Коня: Лисцова убили свои

В итоге Лисцов, по версии Кононова, «вычислил всю контрабанду». Тогда «противники из спецслужб» начали добиваться его смещения с должности начальника лудзенской СГД.

— Он мне как-то сказал: «Знаешь, Райтис, я через месяц уже не буду начальником в Лудзе. Может, простым работником только», — рассказывал Конь. — Собранные материалы о контрабанде Лисцов сложил в папочку и решил предать гласности. Со всеми фамилиями… Он эту схему отнес Сончику, Сончик передал БЗС, а через три дня Лисцова убили.

Говоря об убийстве, Кононов особо упирал на некую папку с компроматом, которую в тот день, по его мнению, Лисцов взял с собой.

— Он собирался поехать в Ригу и отдать собранные материалы в какую-то независимую газету, какую — я не знаю. В день убийства он вышел из дому, взяв с собой в чемодане материалы. Но после убийства там уже была пустая папка…

Прокомментировал Конь и такой факт: незадолго до гибели, согласно полицейским материалам, Лисцов жаловался, что Кононов ему угрожал.

— Это у нас было уговорено заранее, — объяснил авторитет. — Я приехал к нему в кабинет специально, чтобы все видели. Взял с собой двух таких криминалов, чтобы народ видел… А потом он позвонил своему начальству: «Вот был у меня Кононов» — чтобы все думали, что у нас с ним плохие отношения. Это был театр.

И немного о пистолете

Ну а как же пистолет, из которого был застрелен Вячеслав Лисцов? Ведь согласно материалам дела, ствол купил Кононов — у сотрудника резекненского оружейного магазина Карпова.

— На самом деле я купил у Карпова только несколько «воздушек», — утверждал Кононов. — Чтобы по воронам стрелять… Мы возле дома травку посеяли, налетели птицы, нужно было их пугать…

— Тут дело в другом, — заявил Кононов. — У этого Карпова поначалу, когда его только задержали, оказалась огромная недостача стволов в магазине — больше сотни. Его привезли в Ригу, вызвали в полицию безопасности и сказали: «Хочешь уже сегодня вечером быть дома? Тогда скажи, что вот этот пистолет ты продал Кононову». И в итоге из сотни пропавших стволов ему по делу вменили всего несколько… Так меня и посадили.

А исполнитель убийства? Не знаю, где он. Может, где-нибудь в море с якорем плавает.

Ответ БЗС: «Это вранье!»

В ответ на это тогдашний директора Бюро по защите Сатверсме Лайнис Камалдиньш сообщил нам следующее:

— Я никогда не встречался с Райтисом Кононовым. Однако он оказался в тюрьме при участии нашей службы, поэтому у него есть все основания сводить с нами счеты. Из-за этого, я думаю, он и дает подобные интервью. Буду ли я судиться? Не думаю. Я считаю, что незачем делать рекламу простому уголовнику.

По мнению г-на Камалдиньша, те интервью Кононова нужно расценивать как простую попытку отомстить спецслужбам. А заодно и помочь себе — ведь он из раздавал как раз, когда ждал вердикта…

И о пистолете. Учтем: дело об убийстве Лисцова до сих пор не закончено. И в нем среди прочего есть странный эпизод, касающийся как раз связи «пистолета Коня» и БЗС.

После покупки ствол оказался в Риге — у оружейника, переделавшего его под стрельбу с глушителем. А потом непонятным образом попал в руки работника Бюро по защите Сатверсме, который отнес его в Центр экспертиз Госполиции и отстрелял. Что позже и позволило вычислить орудие убийства.

Тем временем был накрыт арсенал латгальской братвы

Небольшое послесловие

То дело было во многом уникальным. Вспомним такую частность: 3 января 2003 года в рамках расследования дела об убийстве Вячеслава Лисцова полиция обнаружила рекордную партию оружия «латгальской братвы» . Всего в рижском гаражном кооперативе Atrums тогда изъяли: 35 кг тротила, 400 г пластида, 15 м бикфордова шнура, 44 гранаты, два автомата, пистолет-ручку и многое другое.

Начальник Госполиции Юрис Рекшня тогда комментировал: за 25 лет своей работы в МВД он еще ни разу не видел такого количества конфискованного оружия и боеприпасов. По его словам, следствие установило, что весь этот арсенал был перевезен в Ригу из Латгалии. Причем случилось это вскоре после того, как началась серия обысков по делу об убийстве Лисцова.

Сразу после успешно проведенной операции тогдашний министр внутренних дел Марис Гулбис наградил денежными премиями в 500 латов двух сотрудников Бюро по борьбе с организованной преступностью — Вадима Джегайло и Арниса Симановича. Это были те самые «жирные времена», когда на премии полицейским выделялись такие сумасшедшие деньги…

Однако возможного киллера Лисцова — Эрнеста Жилде — так и не нашли. Он 10 лет числился в розыске, но безрезультатно.

Для справки: как убили Лисцова

Начальника лудзенской СГД Вячеслава Лисцова застрелили утром 14 июня 2001 года — по пути на работу.

Первоначально по подозрению в причастности к убийству задержали местного авторитета из Карсавы — Райтиса Кононова (Коня). В деле имелись свидетельства о громком конфликте между ним и покойным Лисцовым.

Однако в итоге Кононова осудили лишь за нелегальное приобретение пистолета, из которого было совершено убийство. За это он получил 7 лет.

Игорь Ищук, Марина Михайлова; Латвия, kriminal.lv

Читайте также: