Что представляют собой «народные милиции» на оккупированных территориях

Что представляют собой "народные милиции" Донбасса

После того, как на Мюнхенской конференции по безопасности президент Владимир Зеленский заявил о согласии Украины на «совместный контроль границы с представителями ОБСЕ и отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) для проведения местных выборов в Донбассе», дискуссия о том, что такое «представители ОРДЛО» и какая у них будет «народная милиция» в составе единой Украины, снова стала актуальной.

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков тут же сообщил, что договариваться о совместном патрулировании и его нюансах Владимиру Зеленскому нужно исключительно «с руководством непризнанных республик». Глава Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов на брифинге 18 февраля (после эскалации напряженности в районе населенного пункта Золотое) уточнил, что автоматы у членов совместных патрулей будут только у украинской стороны, а рядом с ними будут невооруженные «представители громад, живущих на той территории».

Этот вопрос, о «народной милиции» и имеющемся у нее вооружении, приобрел новый смысл после событий 22 февраля, когда в районе села Новотошковское Луганской области произошел один из самых крупных боев и артиллерийских обстрелов за последнее время. Вооруженные формирования «ЛНР» предприняли наступление. Бои шли на участке в 30 километров, но непосредственно атаку осуществляли три группы по десятку боевиков.

В экстренном выпуске отчета мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине за одно утро 18 февраля зафиксировали на локальном участке вокруг населенного пункта Золотое 2300 взрывов. Очевидцы событий говорили, что не помнят таких боев с 2015 года, а командование Объединенных сил Украины в своем сообщении заявило, что применялось оружие, запрещенное Минскими соглашениями: минометы калибра 120 мм, гранатометы и крупнокалиберные пулеметы.

Все происходящее тянуло на полноценную армейскую операцию и выполнялось силами «народной милиции «ЛНР». Именно так «официальные сайты» называют вооруженные формирования «Луганской народной республики» с 2015 года, с того времени, как в Минских соглашениях отшлифовали трудно поддающиеся конкретизации строки об обязательствах Украины: «создание отрядов народной милиции по решению местных советов с целью поддержания общественного порядка в отдельных районах Донецкой и Луганской областей».

Структуру и численность этой самой «народной милиции» должны определять «своими решениями» тоже новоизбранные местные советы неподконтрольных Киеву территорий. С точки зрения России, похоже, «народная милиция» на территории самопровозглашенных «республик» уже существует где давно, где, как в «ДНР», с 2018 года – с танками, пушками, системами радиоэлектронной борьбы и прочей современной военной техникой.

В Луганске термин «народная милиция» используется еще с 2014 года, в Донецке же «народная милиция «ДНР» существует только на официальных сайтах самопровозглашенных «республик» и в их официальных сообщениях.

Что же именно предлагается для кооптирования в Украину под брендами «народная милиция «ЛНР» и «народная милиция «ДНР»?

Уступают армии Польши

На собранном в Совете Безопасности ООН заседании, приуроченном к пятой годовщине Минских соглашений, заместитель министра иностранных дел Украины Сергей Кислица обвинил Россию в том, что только в 2019 году на территорию неподконтрольных Киеву территорий Донбасса было поставлено 4 тысячи тонн боеприпасов. Еще Кислица примерно оценил вооруженную группировку в самопровозглашенных «республиках»: около 500 танков, тысяча бронированных машин и 800 артиллерийских установок. Для сравнения: в Польше только в два раза больше танков, чем у сепаратистов.

До 2018 года в Донецке, в отличие от Луганска, существовало свое «министерство обороны», которое милицией командовать по идее никак не должно. Были «внутренние войска», военное пехотное училище, а также особые полки и роты специального назначения при «МЧС», «министерстве налогов и сборов» и даже при железной дороге. Хрестоматийным стала возмущенная реакция бывшего командира бригады «Восток» Александра Ходаковского на появление информации о том, что на балансе роты спецназа «железнодорожников» есть целых 17 остродефицитных крупнокалиберных пулеметов «Утес».

В череду этих часто невоюющих «спецназов» входил и батальон, где замполитом числился нынешний начинающий политик федерального масштаба и глава литературной части МХАТ имени Горького «майор» Захар Прилепин.

После убийства Александра Захарченко в августе 2018 года в «ДНР» произошла широкая реорганизация, все «спецназы» расформировали и передали во 2-ой «армейский» корпус «ДНР» или в сохранившиеся подразделения «внутренних войск». «Министерство обороны» разогнали, пехотное училище закрыли.

Все военные формирования тогда стали называть «народной милицией «ДНР», но термин не прижился. В Донецке говорили и говорят по отношению к армейским «корпус», и при этом все знают, что, например, одиннадцатый полк второго «армейского» корпуса «ДНР» состоит из бойцов и в среднем звене частично командиров бывшей бригады «Восток», а бывшие люди Стрелкова разделились между бригадой, части которой стоят в Докучаевске и которая по-прежнему зовет себя «Славянской», и седьмой бригадой в Дебальцеве.

Танки в Красном Луче, танковый биатлон – в телевизоре

Верящая в Россию и работающая на Россию часть жителей «ДНР» вторит украинским патриотам: здесь не скрывают, а скорее подчеркивают роль России в военном командовании, гражданском управлении, вооружении, снабжении и финансировании самопровозглашенных «республик». В фактах сходятся все: для патриотически настроенных жителей подконтрольных Киеву территорий все это доказательство агрессии России для тех, кто живет в «республиках», – залог того, что «Россия не бросит» их территории на произвол правоохранителей и судов Украины.

В Донецке вам с гордостью и «по блату» продадут за 200–300 рублей ворованные на складах в Макеевке стандартные суточные армейские пайки из России. Их восемь разновидностей, особо ценятся те, где в комплект входят мясные тефтели – ими хорошо кормить строителей во время ремонта квартир.

В Донецке любой из «причастных» и не очень причастных вам расскажет, что танковая база «ДНР» и соответствующий полигон находятся в окрестностях Харцызска, а российские офицеры в этом городке – единственные платежеспособные женихи.

Главная танковая база «ЛНР» и «ДНР», куда доставляют тяжелое вооружение с российских баз хранения, находится в Красном Луче. Это Луганская область. На этом полигоне в качестве «военных» работают два моих родственника: моя пожилая тетушка, рассказывая об этом, очень гордится, что сыновья не рискуют быть убитыми на линии фронта.

На базе в Красном Луче получал свой танк освобожденный по обмену 29 декабря 2019 года механик-водитель батальона «Август» «народной милиции «ДНР» гражданин России Руслан Гаджиев. В плен он попал буквально через месяц после поступления на службу, в бою под Санжаровкой 25 января 2015 года. «Я перед тем четыре экипажа сменил, свой последний по именам не выучил. Когда шли в бой, думал, что это колонну в ремонтные мастерские ведут, у меня башня танка в одну сторону не поворачивалась!» – рассказывал он впоследствии. Танков в «ЛНР» хватало. Танкистов, ремонтников, специалистов – нет. Гаджиев в армии не служил, но его приняли сразу, узнав, что он неплохо управляется с трактором.

«Я не был за границей, вернее, был один раз, но об этом писать не надо – мы технику в Ростовской области получали», – обычная фраза бойца еще тогда не «народной милиции», но уже бригады «Сомали» на позициях в донецком аэропорту рядом со «штатной», еще советской БМП-1.

Сводки ОБСЕ полны не только банальной «броней», там встречаются такие названия средств подавления связи на поле боя и радиоэлектронной борьбы (РЭБ), как Р330 «Житель», «Леер-3» СБ-341В, 1Л269 «Красуха-2», РБ-109A «Былина», встречается комплекс радиоэлектронной борьбы с БПЛА «Репеллент-1».

Для обслуживания всей этой техники нужны не «ополченцы», а квалифицированные военные специалисты. Равно как и для качественной технической разведки – Вооруженные силы Украины не раз отчитывалась о сбитых серийных российских беспилотных летательных аппаратах «Орлан-10».

Но для изучения «народной милиции» даже не нужно собирать свидетельства и скупые, сухие сводки ОБСЕ. В том же «ЛНР» сами снимают отчетные фильмы «за год». На видео по итогам 2019 года есть все – боевая учеба, военные городки, танки, ракетные системы залпового огня, буксируемая артиллерия, средства РЭБ… Все, чем богата «народная милиция «ЛНР», структуру и состав которой, возможно, когда-то и одобрил или одобрит в будущем никем пока не признанный «народный совет «ЛНР».

Источник Радио Свобода в Министерстве обороны Украины поделился не самой свежей, конца 2019 года, сводкой о примерной численности и вооружений 1-го и 2-го «армейских» корпусов «ЛНР» и «ДНР». В министерстве буднично считают их составной частью 8-й гвардейской общевойсковой армии России: «Народная милиция «ЛНР» имеет штатную численность 14 727 человек, гражданского персонала при 2-м «корпусе» 740 человек. Боевых танков у «луганских» 196, бронированных машин 357, пушек полевой артиллерии 204, минометов 105, ракетных установок залпового огня 86″.

Самопровозглашенные республики Донбасса занимают 1/3 довоенных Донецкой и Луганской областей, но даже при этом донецкая треть во всем гораздо весомей луганской.

Общая численность людей во 2-м «армейском» корпусе «ДНР» – 20 840 военнослужащих и 1020 человек гражданского состава. Танков – 285, боевых бронированных машин – 557, пушек – 240, минометов – 171, ракетных систем залпового огня – 122 единицы. Так выглядит «народная милиция «ДНР».

Но празднует она свой день «милиции» при этом не 10 ноября вместе с МВД России, а вместе с российской армией – 23 февраля.

Автор: Дмитрий Кириллов; РАДИО СВОБОДА

Читайте также: