История украинского бандитизма: мошенник и контрабандист, генерал и орденоносец


История – очень привередливая дама, которая порой откалывает такие номера, что изумлению нет предела. Многие до сих пор не перестают удивляться тому количеству совершенно одиозных фигур, родиной которых была наша страна. Среди них и Нафталий Френкель – коммерсант, бандит и жестокий строитель коммунизма. Тихий еврейский мальчик

Любая тема может в конце концов надоесть. В последнее десятилетие СМИ усиленно «катаются» по жизнеописанию ВЧК-ОГПУ-НКВД. И казалось бы, мотив этот до такой степени уже жеван, что от него подташнивает. Но когда натыкаешься на несправедливо забытых «монстров», понимаешь – писать о них необходимо.

Передо мной на столе документы «Главного управления лагерей железнодорожного строительства НКВД-МВД СССР (ГУЛЖДС НКВД-МВД СССР)», первым руководителем которого был корпусной инженер, а впоследствии генерал-лейтенант инженерно-технической службы Нафталий Френкель. Ну и чем, спросите, он был славен? Прежде всего двумя вещами – тем, что под его мудрым руководством в начале тридцатых годов начали строить БАМ, и необычайно прагматичным отношением к человеческой жизни.

Он родился в 1883 году в семье служащего. Это была порядочная, ничем не приметная еврейская семья, вполне типичная для Одессы конца позапрошлого века. Когда Нафталию исполнилось 15 лет, он начал свою трудовую деятельность в херсонской строительной конторе Гурфинкеля. Исполнительный и дисциплинированный юноша производил очень хорошее впечатление.

Правда, была у него одна маленькая слабость: любил стравливать между собой рабочих и наблюдать за развитием конфликта. Подобные наблюдения позволяли парню выявлять слабые места в людях и учиться подчинять их себе. «Тренинги» не проходили бесследно, Нафталий теперь знал, как овладеть человеческой душой. В свои шестнадцать лет он уже понял, что будет «бухгалтером у Люцифера».

В 1900 году Нафталий Френкель устраивается на должность прораба в строительную экспортную фирму «Штейнер и Ко» в Николаеве. Неизвестно, чем молодой прораб покорил сердца хозяев, но вскоре за счет фирмы он был отправлен на учебу в германский строительный техникум. Окончив его, Френкель возвращается в Россию и продолжает служить в николаевской фирме. Но острый коммерческий ум не дает покоя. Нафталий предоставляет хозяевам экономический расчет, из которого следует, что аренда складских помещений менее выгодна, чем строительство собственных, которые в случае надобности можно сдавать внаем и иметь хорошие барыши. Готовится экономическое обоснование проекта. Однако через некоторое время молодого бизнесмена уличают в подделке документов.

Без работы перспективный инженер долго не остается. В 1912 году Френкель попадает на службу к довольно крупному николаевскому предпринимателю и землевладельцу Юрицыну. А в 1918-м переезжает в родную Одессу, где становится приемщиком морских грузов, выполняя поручения хозяина.

Все чаще и чаще груз поступает некачественным. Но Нафталий не собирается терять товар и вступает в сговор с лавочниками, которым перепродает большие партии. Однажды на свой страх и риск даже выставляет плохой товар на одесской бирже. И удача ему сопутствовала – деньги потекли в карман рекой.

Это был 1918 год, когда криминальная обстановка в «жемчужине у моря» была накалена до предела. Судьба столкнула двух неординарных людей – богатеющего Френкеля и легендарного одесского бандита Мишку Япончика. Их встреча состоялась в кафе «Фанкони». У налетчика там был личный столик.

С Япончиком они почти подружились

Взаимную симпатию Япончик и Нафталий почувствовали сразу. Япончику нравилась хватка Френкеля, а коммерсант понял, что с помощью авторитетного бандита сумеет сделать многое. Самое главное – устранить конкурентов. Но бизнесмен слегка переоценил собственные возможности – на Япончика никто не смел давить и тем более наезжать.

Френкель был вынужден дать Мише Япончику долю в собственном деле. Впрочем, кое-что Нафталий все-таки выиграл, а именно – научился думать масштабно, просчитывать все на несколько ходов вперед. Его не смущало то, что пришлось стать членом банды. Моральные стороны бизнеса абсолютно не интересовали Френкеля. Он ценил лишь то, что дает деньги и власть, которая опять же дает в сотни раз больше денег. Правда, в душе он не одобрял расточительность и размах Япончика в увеселениях. Не понимал Нафталий Аронович также то, почему не обложены данью городские врачи, адвокаты, актеры.

… А вокруг бушевала гражданская война. Власть в Одессе менялась десятки раз, и каждый новый правитель приносил свои дензнаки и свою торговую политику. Посему вскоре Френкель потерял большую часть своего капитала и полностью подчинился интересам воровской Одессы.

В июне 1919 года, чтобы спасти свою многотысячную шайку от расправы, Япончик формирует с согласия членов РВС Красной армии отряд и уходит на передовую. На фронт попадает и Френкель. Он возвращается домой только в начале 1921 года. Целым и невредимым.

Приобретя достаточно большой авторитет среди уголовников, Френкель создает собственную банду, которая с большим успехом занимается мошенничеством, вымогательством и контрабандой. Но бандитизм не позволял ему вкладывать куда-либо большие деньги. Однако ввели НЭП – снова повезло. Под ширмой приватной конторы Нафталий создал империю контрабанды, которая начала действовать с колоссальным размахом. Целый флот курсировал между портами Румынии, Турции и России. В трюмах лежали товары: от шелковых чулок до драгоценных камней и валюты всех стран мира. Нафталия не обманывал ни один курьер – все его боялись и поэтому уважали. Товар продавался через своих людей в магазинах, ресторанах и ломбардах по всей России. Деньги широкой рекой стекались на банковские счета Френкеля. На Малой Арнаутской производились товары с марками лучших магазинов Европы. Суды, милиция и таможня, московские чиновники – все было куплено.

Карьера началась на Соловках

Когда на Лубянку долетели слухи о совершенно сумасшедшей деятельности Френкеля, у «железного Феликса» начала нервно дергаться бородка. В Одессу был направлен член коллегии ОГПУ Дерибас. Несмотря на то, что он был потомком «того самого де Рибаса», карлик с огромными оттопыренными ушами и замашками садиста ненавидел все и всех. С Френкелем у них началось большое противостояние, а точнее – большая игра.

У «хозяина Одессы» были свои люди даже в ГПУ. Одним из таких людей, входящим в звено прикрытия треста, была восходящая звезда ОГПУ-НКВД Ягода, который и позже будет оказывать Френкелю покровительство. Пока Нафталий Аронович тщательно обдумывал сложившуюся ситуацию и прикидывал, какой суммой можно откупиться от проклятого Дерибаса, последний, минуя одесский отдел НКВД, слал в Москву донесения.

Январской ночью 1924 года в Одессу тайно прибыл поезд с отрядом московских чекистов. Вся верхушка одесской ЧК и все руководители треста вместе с Френкелем были арестованы.

Коллегия ОГПУ вынесла «Френкелю и команде» смертный приговор. Но ему снова везет. Когда в подвале ОГПУ арестованные были выстроены в ряд и в затылок каждому нацелилось дуло нагана, внезапно открылась дверь и тихий голос сказал: «Френкеля… отставить». Смертная казнь ему была заменена десятью годами лишения свободы с отбыванием наказания на Соловках.

Первое, что сделал Нафталий, прибыв в лагерь, это дал взятку. И благополучно устроился нарядчиком. Присматриваясь к соловецкому быту, сразу заметил нерациональное использование труда двадцати тысяч каторжан. Это был шанс добиться реабилитации. Но подвернулся другой удобный случай.

На одном из пароходов на Соловки «прибыла» сыпнотифозная вошь, которая превратилась в настоящее бедствие для острова. Лазарет был переполнен. Но Френкель не боялся заболеть. Он словно чувствовал, что там, «наверху», кто-то к нему благоволит. Немного поразмыслив, Френкель понял, что это вредоносное насекомое поможет ему сделать новую карьеру.

Для борьбы с эпидемией по собственной инициативе Френкель делает проект самой большой бани. Срок постройки рекордный – 24 часа. Нафталий отобрал для работ тридцать крепких молодых кронштадтских матросов и двадцать немощных стариков.

Дул северный ветер, термометр опустился ниже отметки 25 градусов мороза. Перед шеренгой «рабов» Френкель произнес: «За 24 часа мы здесь должны построить баню. Если не успеем – нас всех расстреляют у одной стенки. Горячую и мясную пищу, стакан спирта привезут сюда».

Сатанинский план сработал на славу. Молодые знали, что от них зависит не только их судьба, но и жизнь стариков, поэтому работали, как никогда прежде. Баню закончили на три часа раньше срока. Этот день стал для Френкеля началом нового взлета. В мае 1926 года по ходатайству начальника Управления Соловецких лагерей (СЛОН) срок заключения Френкелю сократили вдвое. Через год его досрочно освободили и назначили начальником производственного отдела УСЛОН. Возникнув в высших эшелонах Соловецкого управления, Френкель подготовил несколько больших проектов, в том числе и создание лагеря нового типа.

Он сделал каторгу рентабельной

К 1929 году он реорганизует само управление. Френкель не принимал даже самого термина «политико-воспитательная работа». Он считал, что именно труд воспитывает, но не только. Именно это «не только» заставило его посмотреть на лагеря опытным глазом коммерсанта.

Френкель знал, как делать бизнес. Пишущие машинки трещали без умолку, производя на свет планы, сметы, предложения по реорганизации соловецких лагерей. Нафталий Аронович получает одобрение на проведение эксперимента под названием «хозрасчет».

Заключенные стали рубить лес, возводить города, прокладывать рельсы. Каторга превратилась в источник поступления громадных денежных средств. Если раньше в Москве не знали, что делать с политзаключенными, то теперь их катастрофически не хватало. На Лубянку летели просьбы прислать новые партии зэков. Френкелю нужно было убрать с дороги всех тех, кто противился перестройке лагерей по его макету. Словно метлой, он «вычистил» всех своих московских врагов. Убрал и старого недруга – Дерибаса.

В 1930 году Френкель принимает руководство строительством ИТЛ в Республике Коми. В 1931-м он уже главный прораб Беломорстроя. Через год – заместитель начальника Белбалтлага. В ноябре 1932 года за заслуги перед родиной Нафталия Ароновича Френкеля награждают орденом Ленина. 17 августа 1933 года его назначают начальником управления БАМа ГУЛАГа ОГПУ. На развитие деятельности Френкель получает от правительства огромнейшие по тем временам средства. Отточенный, блестящий ум коммерсанта позволяет быстро оборачивать часть средств. Нажитые деньги он пускает на подкуп и взятки. В 1936 году Нафталий Аронович получает звание дивинтенданта. Вся экономика БАМа в его руках.

К сатане ушел в орденах Ленина

Но тут пробили на Красной площади куранты, и наступил страшный 1937 год. Оставшиеся в живых враги Френкеля взвыли от восторга, когда разнеслась новость об аресте Нафталия Ароновича. Приговор мог быть только один – расстрел. Но и теперь судьба смилостивилась над бывшим одесским авторитетом. В 1940 году по личному распоряжению Берии его освобождают. И не просто освобождают. Он получает звание коринженера и второй орден Ленина. 29 октября 1943 года ему присваивают звание генерал-лейтенанта инженерно-технической службы и вручают третий орден Ленина.

Нафталий Френкель обладал завидной интуицией и волчьим чутьем. Исходя из понятных только ему соображений, чувствуя приближающиеся чистки, 28 апреля 1947 года он подает в отставку по причине серьезной болезни. Его провожают с почестями и очередной правительственной наградой. Через год все его сподвижники были арестованы и приговорены к большим срокам заключения. Почетный пенсионер Френкель снисходительно наблюдал за некрологами известных ему людей в газетах и только иронично улыбался.

В 1960 году в возрасте семидесяти семи лет Нафталий Аронович мирно скончался…

В. Ковальчук, Русская Германия

Читайте также: