Крымского наркобарона погубил родной сын

90-е годы стали для Крыма не только периодом заказных убийств и полного «беспредела» местной братвы — полуостров в это время наводнили наркотики. Героин, кокаин, марихуана поступали сюда в неограниченном количестве из разных уголков света. Перекрыть наркотрафик милициии помог 15-летний сын местного наркобарона.Братья-наркобароны

На братьях Громовых (фамилия изменена) висело много грязных дел. В «бандитские годы» они состояли в одной известной петербургской группировке, были людьми авторитетными, держали несколько ночных клубов и имели большой опыт по части вымогательства. Чуть ли не первыми жертвами братьев стали журналисты. Больше других пострадал известный издатель ряда петербургских газет и журналов. Именно с его благословения в печатных СМИ появились статьи о торговле наркотиками в ночных клубах братьев Громовых. Издателя пригласили на малоприятную беседу, объявили ему, что публикация нанесла деловой репутации братьев огромный вред, который Алексей и Сергей Громовы оценили в 50 тысяч долларов. Правда, потом сумму снизили, а перепуганному издателю намекнули, что проблема будет решена, если его «бумажные детища» перейдут под контроль братьев. Так и случилось.

Фамилия Громовых всплывала практически при каждом громком криминальном скандале Питера. Особенно если дело касалось наркотиков. Поставляли наркотики из Афганистана, и дальше они благодаря стараниям братьев расходились по всему бывшему Союзу. С дележкой вырученных денег у Громовых никогда проблем не возникало: семейный клан был прочным, и братья доверяли друг другу во всем. Была у них и общая мечта: с миллиардом долларов укатить за границу, где и осесть. Но до заветного миллиарда было еще далековато, поэтому трудиться, не покладая рук, приходилось в родном отечестве.

Но семейный наркобизнес процветал недолго. О смерти Алексея Громова сообщили кипрские газеты. На вилле в местечке Пейя, всего в десятке километров от крупного туристического центра юго-восточного Кипра — города Пафос, старший брат должен был договориться о поставке героина в Петербург. Уехал Алексей на несколько дней, при этом пообещал брату ежедневно выходить на связь. Но обещания не сдержал. Тогда доверенные лица Сергея Громова связались с кипрским адвокатом и попросили навестить виллу, где остановился Алексей. Кипрский адвокат позвонил туда, но на телефонные звонки никто не отвечал. Не отвечал никто и на звонки в дверь, когда адвокат приехал на место. Тогда юрист вызвал полицию.

Тела обитателей виллы были обнаружены в ванной комнате упакованными в черные пластиковые мешки. Все трое были застрелены. Конечно, кипрская полиция начала расследование, но без знания петербургских раскладов на том все и закончилось. Да и петербургские правоохранительные органы, более или менее владеющие оперативными данными, в расследовании тоже участвовать не стали — «чужая земля». Отомстить за брата взялся сам Сергей Громов. В считанные дни он выяснил, что Алексея «убрали» местные наркобароны-конкуренты. С убийцами расплатился их же монетой, но легче Громову от этого не стало.

Мечта о шикарной жизни с миллиардом в кармане уже не грела, да и сами наркотики очень скоро стали не инструментом обогащения, а средством забвения. Сначала Сергей «присел» на кокаин, потом перешел на героин.

Покорение полуострова

Семейный наркобизнес пошатнулся. В криминальных кругах Питера поползли слухи о «проблеме Громова» — он стал ненадежным партнером. Да и заказчики были недовольны его работой: товар зачастую они получали с большой недостачей или же некачественный — с явными примесями крахмала и прочих имитаторов «белого порошка». После года работы в одиночку Громов потерял основных клиентов и репутацию опытного наркоторговца. Покойный брат перевернулся бы в гробу, если бы узнал, как низко пал Сергей. Теперь за всю черную работу брался он сам — рядом не осталось ни партнеров, ни друзей, ни подчиненных.

Наркотики забирали все силы и деньги. Пытаясь как-то наладить некогда процветающий бизнес, Сергей купил в Одессе небольшой корабль и занялся перевозкой наркотиков из Турции в Крым. Здесь о нем мало кто знал. Кроме Олега Бочкарева (фамилия изменена). В 90-е годы он был чуть ли не самым известным на полуострове наркоторговцем. Бочкарев, человек ушлый, сразу просчитал выгоду от сотрудничества с системным наркоманом: Громова при любом раскладе больше волновать будут не деньги, а наркотики. Поэтому новоиспеченные партнеры смело ударили по рукам и начали разрабатывать новую общую «жилу».

А мы пойдем на север!

Перевозить наркотики из Турции на частном корабле было делом несложным. Транзитные морские маршруты наркосиндикатов были хорошо известны. В начале 90-х годов в связи с боевыми действиями в Югославии так называемый балканский наркомаршрут резко «взял на cевер». И вместо проторенной дороги через Балканы начал пробивать путь к Черному морю и дальше — через Турцию, Болгарию, Румынию, Украину — в Западную Европу, Прибалтику и Скандинавию. К тому же почти 70% тяжелых наркотиков из стран Золотого полумесяца и Южной Америки в западноевропейские страны и США следовали именно морским путем.

Бочкарев и Громов заказывали наркотики в Северной Корее (эта страна считается крупнейшим производителем опиума и амфетаминов после Афганистана). Оттуда через Турцию наркотики должны были перевозиться в Крым. Проблема для Громова и Бочкарева заключалась лишь в том, каким образом переправлять наркотики из-за границы.

Неожиданный вариант предложил 15-летний сын Бочкарева. Несмотря на все возмущения Громова, отец доверял подростку все тайны своего грязного бизнеса — в надежде на то, что в обозримом будущем отпрыск продолжит его дело. Смышленый подросток, увлеченный биологией, предложил следующее: для переправки наркотиков использовать… гигантских термитов. Каждого муравья покрыть плотным слоем опия и, прикрываясь научно-исследовательскими целями, доставлять в Крым.

Громов смеялся очень долго. Он сказал, что переправлять наркотики из-за рубежа они будут старым дедовским способом — во флягах с медом. Первую крупную партию героина и опия-сырца спрятали в полимерных пакетах, уложили во фляги, засыпали песком и сверху залили медом. Таким образом из Турции были переправлены четыре партии наркотиков.

«Подвиг Павлика Морозова»

И пятая партия пришла в назначенный срок. Громов встретил турецкого матроса-наркокурьера в Севастополе, и вместе с товаром повез его на загородную дачу. Турок о пристрастиях Громова не знал, поэтому на пятой партии героина решил подзаработать — «переполовинил» товар, смешав наркотики с крахмалом. Сергей Громов нечистый героин почувствовал сразу, как только попробовал его на вкус. Инъекция в вену подтвердила подозрения. Бочкарев с сыном приехали на дачу в тот момент, когда озверевший от ломок Сергей Громов кромсал ножом уже мертвого турка.

Бочкарев был шокирован произошедшим; его сын потерял дар речи от увиденного. Стены помещения были забрызганы кровью, тело турка засыпано белым порошком. Сначала Бочкарев начал кричать на Громова, но, увидев болезненный блеск в его глазах, замолчал. Он понял, что от трупа надо срочно избавляться. Этой же ночью люди Бочкарева вывезли тело на окраину Севастополя и закопали на пустыре.

…А уже через неделю на руках Громова и Бочкарева защелкнулись наручники. Как оказалось, несовершеннолетний сын Бочкарева, не вынеся угрызений совести и детского страха, попросту сдал родного отца и его товарища работникам милиции. Невиданный случай в истории крымской криминалистики!

Благодаря подростку был перекрыт морской канал поставки наркотиков в Крым. Наркоман Громов вскоре скончался на тюремных нарах. А его компаньон Бочкарев до сих пор отбывает срок и получает от любящего сына трогательные письма.

Юлия Исрафилова, Первая Крымская

Читайте также: