ДИНОЗАВРЫ ОТЕЧЕСТВЕННОГО РЭКЕТА: «Кирилл»

Лидер группировки — Ерещенко Андрей Кириллович, кличка «Кирилл», 4 июля 1965 года рождения, коренной киевлянин, судим в 1983 году по статье 206 УК УССР (хулиганство) к 2-м годам лишения свободы. Однако, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии в связи с 60-летием образования СССР», лишение свободы по отношению к нему не применялосьОбразован, интеллектуал. Ерещенко — не настоящая фамилия «Кирилла». Он ее сфальсифицировал, внеся в официальные документы свою поправку, пытаясь таким образом скрыть судимость. Преступные связи довольно широки, сотрудничает со многими криминальными лидерами Киева. В свое время имел теплые отношения с крымской группировкой «Башмаков».

Ближайшие помощники «Кирилла»:

Гайворонский Олег Михайлович, 31 января 1968 года рождения, уроженец Киргизской ССР, бывшее формальное место работы — начальник отдела информатики концерна «Пан-Украина». Располагает коррумпированными связями в правоохранительных органах.

Коваленко Виталий Петрович, 29 сентября 1965 года рождения, уроженец и житель Киева. В 1998 году был арестован Харьковским РУВД города Киева, в настоящее время освобожден из под стражи.

В состав группировки «Кирилла» также входит группа «Мужчины». Лидер — Мужчина Виктор Васильевич, 1957 года рождения. Числился или является тренером физкультурного общества «Гарт». Численность группы — около пятнадцати человек. Сфера влияния — Киево-Святошинский район. Связи в Киеве поддерживает с формированиями Авдышева и «Прыща». Экономическая база — МП «Ипон». Сборища («стрелки») проводят в пригородах Киева, — Вишневом и Боярке в небольших уютных кафе.

«Мозгами» группировки, разработчиками схем, по которым зарабатываются и отмываются деньги, являются Ширман Леонид Ефимович и Рахман Петр Борисович.

В 1992-93 годах группировка «Кирилла», уже сумев захватить серьезные позиции в столице Украины, перенесла свои интересы в Польшу. Здесь они занимались взиманием «подушного оброка» с граждан СНГ, приезжающих по тем или иным делам в эту страну, в не зависимости от рода занятий, — будь ты в командировке, челноком со своим не хитрым товаром или даже милиционером. На дорогах были выставлены посты «качков» с поломанными ушами в своих неизменных черных кожаных куртках и спортивных штанах. Они занимались перехватом транзитных машин, перегоняемых из Германии в СНГ. Каждый водитель был обязан отстегнуть такому летучему отряду порядка трех-пяти сотен марок, в зависимости от престижности автомобиля. Да и сами ребята грешили угонами автомобилей.

Граждане Украины, да и жители остальных постсоветских стран польской полицией не воспринимались как люди вообще. Потому в большинстве случаев, в «постерунках» заявления от наших сограждан даже не рассматривались. Считая, что это все проблемы «русских», пусть разбираются между собой сами. Впрочем, не лучше обстояли дела в той же Венгрии, Чехии, Германии, не говоря уже о югославских странах. Потому то, что называется «беспределом», в полной мере могли испытать на себе гости дружественной Польши. И бандитам за это ничего не грозило.

Деньги здесь «зарабатывались» довольно большие и быстрые, потому члены группировки проводили большую часть времени в Польше. Они обзавелись кое-какой недвижимостью, заимели любовниц, некоторые — получили гражданство. В Киев приезжали лишь по приказу Ерещенко на «работу», если нужно было провести какие-либо разборки, убрать конкурента, выступить в роли охранников. Не исключалась возможность и убийств по заказу. В последнем случае, преступник, исполнив «заказ», в тот же день на скоростном автомобиле через Беларусь «отваливал» в Польшу.

На то время главным местом сборища группировки был легкоатлетический манеж по улице Кловской, рядом с главным офисом концерна «Правекс». Чтобы далеко не ходить, «Правекс» был «подбит» под себя группировкой и пребывал в таком состоянии в 1992-93 годах. Но это было взаимовыгодное сотрудничество. «Кирилловцы» постоянно занимались обеспечением безопасности и доставкой в Киев легковых автомобилей, приобретенных концерном в Германии и Польше.

В то же время всяческими услугами группировки, в большей мере охранными, пользовались достаточно известные политики и государственные деятели. В их числе замечены — и бывший вице-премьер правительства Украины, одновременно теневой совладелец «Правекса» Константин Масик, и бывший Председатель Верховного Совета Крыма, близкий одному из криминальных крымских кланов, Николай Багров. Услугами «кириловцев» пользовались и другие высокопоставленные номенклатурные деятели.Не зря в декабре 1992 года Ерещенко проходил стационарное лечение в номенклатурном лечебном комплексе «Феофания».

Попал под влияние группировки также банк «Реконструкции и возрождения». И это влияние до поры до времени было выгодно обеим сторонам. В личной охране у директора банка постоянно были люди из ОПГ «Кирилла». Они занимались также сопровождением ценных грузов, в основном это были большие суммы наличной валюты. Эти деньги, понятное дело, шли для проведения незаконных финансовых сделок. Однако такие, можно сказать, родственные связи с группировкой не помешали «казачкам» сделать «предъяву» директору банка. В декабре 1992 года в его кабинет вломились два дюжих молодца и потребовали рассчитаться за «охранные услуги» — 30 процентов от стоимости перевозившегося и охранявшегося груза. Тот по наивности своей отказался это сделать, мол, ставки слишком высоки.

Однако разговор не был окончен, — директора силой усадили в автомобиль и доставили к «Кириллу», маявшемуся с болезнью на больничной койке в «Феофании» на аудиенцию. Видя, какое высокое положение занимает Ерещенко, директор счел за лучшее не рисковать и сознался, что у него при себе только 30 тысяч долларов. Они были тут же реквизированы. Дружба дружбой, как говориться, а табачок врознь. После увиденного и услышанного, потерпевшая сторона приняла все условия «Кирилла» и долгое время вообще не подавала голос.

Смысл «работы» преступных товариществ в те годы имел свою специфику. Подмять под себя целое предприятие — дело довольно хлопотное. Для начала бандиты входили в доверие к коммерсанту, заводили близкое знакомство. Потом, как это случилось с директором МП «Олово», фирма «Аттила» (около 300 «бойцов»), руководимая «Одноглазым» (Шухлиным Александром Ивановичем — бывший военный, майор, заслуженный тренер СССР по самбо; в 1993 году он ездил на разборки в Польшу, где ему и выбили глаз) и Юдановым Валерием Борисовичем, предложила бесплатные охранные услуги. Мол, какие между нами могут быть счета, мы ведь хорошие друзья. Вскоре от имени «Аттилы» в офис «Олово» заходит «Кирилл» и представляется «бригадным» Авдышева. Заявляет, что они берут фирму под свою опеку за чисто номинальную оплату. Работа идет слаженно. Ребята ведут себя скромно, как и положено охранникам, присматриваются, что к чему, невзначай изучают финансовые схемы по которым работает предприятие, возможности и связи директора. Фирму никто не трогает, а если даже приезжают какие-то «левые» вымогатели, им все «рассказывают» по понятиям. Охранники могли даже избить непрошеных гостей. Хотя очень часто таковыми являлись свои же. То есть, шел конкретный «развод».

И вот что происходит с тем же «Олово» дальше. Где-то в сентябре к директору поступает предложение от Юданова купить на выгодных условиях валюту. Схема примерно такова: ты нам безналичные, мы с тобой рассчитываемся «наличкой». Все обставлено с надлежащей помпой. Покупка происходит через посреднические услуги швейцарской фирмы «Чапл ЛТД». «Лоху» показываются самые, что ни наесть настоящие документы. Общая сумма сделки — 375 миллионов рублей. Гарантии — от «нас, честных пацанов». Необходимая сумма собирается директором предприятия вместе с другими киевскими фирмами и перечисляется на счет МП «Акмазит». Впоследствии эти деньги через банк «Відродження» поступают на безотзывный аккредитив в банк «Инко». Согласно условий сделки, валюту должны были передать на протяжении десяти дней. Оговорено также всякие разные условия, вплоть до форс-мажорных факторов. В случае нарушения соглашения, банк «Инко» обязан был возвратить всю сумму, поступившую от пайщиков. А реально происходит вот что: не смотря на договора и официально подписанные документы, «Инко» перечислил всю сумму в Москву, и поминай, как звали.

Конечно же, директора предприятий начинают бить в тревожный колокол, начинают предъявлять претензии посредникам и всем прочим, причастным к этой афере. Но в конце декабря 1992 года в офис к директору «Олова» заглядывает группа молодых людей, и без каких-либо оснований начинают требовать от него 30 млн. рублей. При этом даже не пытаются выяснить, кто у них «крыша». И так на протяжении нескольких дней, — каждый визит — по десять-пятнадцать отморозков, с угрозами, с обещанием выкрасть детей, изнасиловать жену. Бандиты игнорируют робкие посылки директора на Авдышева, «Кирилла», «Одноглазого». Им главное — деньги давай. И тут «лохи» начинают понимать, что если они вдруг откажутся от претензий к Юданову, их оставят в покое. Что, в конечном итоге, и происходит.

Из оперативных материалов:

«В 1992 году в Киеве действовала охранная фирма МП «Атилла», ко¬торая была известна в коммерческих структурах как сообщество бывших спортсменов, занимающихся вымогательством. Сотрудниками данного МП являлись Шуклин и Ерещенко. Одним из направлений преступной деятельности «Атиллы» было приобретение коррумпированных связей среди старших офицеров правоохранительных органов с целью получения упреждающей информации о планируемых операциях правоохранительных органов в отношении преступных группировок и продажа этой информации лидерам ОПТ. В то время были известны еще два сотрудника МП «Атилла» Быченок и Красновский, которые в 1992 году с указанной выше целью, якобы, установили достаточно близкие корыстные отношения с начальником Фастовского РУ ГУВД в Киевской области».

* * *

На то время преступные группировки взяли на себя роль не только мировых судий в разрешении криминальных и деловых конфликтов, стали не только своего рода налоговой «инфекцией», обирающей деловых людей, еще и начали активно вмешиваться в семейные и бытовые дела. Туда, где могут быть хоть какие-то деньги, там, где их можно переложить в собственный карман. Не гнушались квартирными аферами, переселяя бабушек и дедушек из их жилья в курятники, причем, устраивая дело так, что не приходилось доплачивать. Это были люди без чувства совести и страха перед Богом.

Приведу лишь один пример таких гражданско-правовых отношений, куда не могли не сунуть своего носа бандиты. Гражданин, назовем его фамилией «Мельник», нуждаясь в жилье, пытался ускорить получение жилплощади в Киеве. Некая знакомая по имени Ирина, которой вполне доверял, взялась оказать ему помощь в покупке хорошей квартиры. Для этого он передал ей порядка двадцати тысяч долларов. В процессе поиска квартиры она брала у него еще деньги, мотивируя это повышением цен на квартиры, но нужного жилья так якобы и не нашла. За полгода она выманила у Мельника 30 тысяч долларов. Продолжала обещать, что вот-вот его вопрос решится. В конце 1992 года Мельник, как афганец, получил квартиру по очереди и позвонил Ирине домой, потребовав возвратить деньги. Но трубку взял ее муж «Сергей», который сообщил, что Ирина арестована за дачу взятки должностному лицу и находится в СИЗО.

Мельник потребовал вернуть ему деньги, «Сергей» согласился, попросив лишь подождать, пока он не приватизирует и не продаст свою квартиру. Вскоре так и сделал. Продав квартиру, рассчитался с Мельником и еще несколькими людьми, которым задолжала его жена. 8 апреля 1993 года он позвонил Мельнику домой и предложил встретиться возле станции метро Политехнический институт. Но вместо него на встречу приехали люди, которые представились: «Работаем от «Кирилла» и предложили вернуть те злополучные 30 тысяч долларов. Мельник ответил, что знать не знает никакого «Кирилла» и вообще, раз уж на то пошло, какие-то претензии может предъявлять только муж Ирины. Договорились о встрече с ним через несколько дней возле 18-го корпуса КПИ.

На встречу Сергей приехал не один — в светло-серой иномарке с ним прибыл крепыш, представившийся Олегом и потребовал вернуть Сергею 30 тысяч долларов. Если тот не согласиться, или того хуже — обратиться в милицию, даже сложно представить, что может случиться с его семьей. В то мгновение на полной скорости к ним подъехали еще три автомобиля, из которых выскочил крепкого сложенные ребята и начали вытаскивать Мельника из его машины. Олег, пользуясь замешательством, отобрал у него ключи от автомобиля. Сергей помогал заталкивать бывшего афганца в машину похитителей.

Внутри автомобиля бросили на заднее сидение, набросили на шею удавку и повезли в лес в Вышгородский район. Вытащив из машины, жестоко избили, и заставили написать расписку, якобы он берет в долг у Сергея 30 тысяч долларов и намерен возвратить их в ближайшее время. Не преминули отобрать у него золото и деньги. Затем, вернув Мельнику документы, высадили его на трассе возле села и уехали.

В ходе оперативного разбора ситуации, оказалось, что непосредственно надоумил Сергея проделать это дело известный уже «Одноглазый». Вскоре правоохранительные органы возбудили по факту вымогательства уголовное дело. После задержания участников группировки, «Кирилл» собрал несколько миллионов карбованцев на взятку должностным лицам МВД и прокуратуры. Один из фигурантов этого дела — Гайворонский Олег оказался на свободе. Уголовное дело, возбужденное по статье 142 УК Украины в отношении преступников, было прекращено с туманной формулировкой, все задержанные освобождены. Потерпевшего запугали настолько, что он был вынужден отказаться от всех своих показаний.

На совести группировки «Кирилла» много таких эпизодов. Кроме гражданско-правовых и кредитно-финансовых делишек этого ОПГ, на его «казачков» падают подозрения в совершении некоторых других преступлений.

В конце марта 1995 года, люди из бригады «Кирилла», побили стекла в окнах кафе «Лагуна», расположенного в полуподвальном помещении возле Львовской площади, и внутрь бросили гранату. Есть информация, что это было сделано по заказу «Одноглазого». В начале 1997 года бригада «Синего» в центре Киева из офиса довольно известной фирмы умыкнула сейф со 120 тысячами долларов. Преступники были задержаны по горячим следам и доставлены в Харьковское РУ МВД Украины в Киеве. Против них возбудили уголовное дело.

Прокурор Харьковского района Манелюк отказался освободить задержанных. «Кирилловцы» решили его напугать и заставить прекратить уголовное дело против их коллег. Но подобралась слишком сильная команда, не умеющая себя сдерживать. Вместо «попугать», они забили прокурора до смерти.

* * *

Далее — пример схем, по которым работают преступные группировки в деле заработка денег на ровном месте.

Структурами, серьезно подпитывавшими финансовую базу группировки «Кирилла», был Константиновский завод по производству стеклотары имени «13 расстрелянных рабочих» и ЗАО Киевский завод шампанских вин «Столичный».

От имени группировки все коммерческие дела завода, занимавшегося выпуском бутылок для разлива шампанского, вели Ширман Леонид Ефимович и Рахман Петр Борисович — учредители специально созданного предприятия ООО «ТК Кристалл», которое стало буфером между производителями бутылок и шампанского. «ТК Кристалл» арендовало у Константиновского завода все основные производственные цеха и монополизировало поставку стеклотары на вино-водочные заводы Украины. В частности на ЗАО «Киевский завод шампанских вин «Столичный». Вся произведенная на Константиновском заводе стеклотара поступала с завода к потребителю только через ООО «ТК Кристалл». К тому же это предприятие связало производителя шампанского долгосрочным договором эксклюзивной поставки бутылок.

В процессе взаиморасчетов за бутылки часто использовались векселя. Схема такова.

Основным поставщиком соды для производства бутылок являлся Армянский содовый завод, расположенный в автономной республике Крым. Стеклопроизводители не имели возможности рассчитываться за соду живыми деньгами, поэтому вместо денег имитировали векселя. В свою очередь, содовый завод продавал их фиктивным фирмам-однодневкам под дисконтную ставку — 20-30 процентов. С целью ухода от налогообложения их создавали господа Ширман и Рахман. В свою очередь фиктивные фирмы продавали векселя «ТК Кристалл» под дисконт — 100%. Деньги, полученные за вексель, фирмы-бабочки тут же конвертировали и переводили в наличные в банке «Синтез». Валюту прикарманивали люди «Кирилла». После этого фирмой «ТК Кристалл» полученные векселя предъявлялись к оплате бутылочному заводу. На сумму равноценную векселям вывозились бутылки для разлива шампанского и поступали на завод по производству шампанского. За тару они рассчитывались с «ТК Кристаллом». Таким образом, Константиновский завод попадал в долговую кабалу, а остальные действующие лица — приличную прибыль.

Это не единственная схема, по которой работали мошенники. Например, фирма «ТК Кристалл» заключала договор на покупку бутылок у Константиновского завода по себестоимости, но покупателем выступает опять же, фирма-бабочка. Она, в свою очередь, продает бутылки фирме Ширмана «ТК Кристалл» по цене 54-56 копеек за штуку. Деньги, поступившие на счет «однодневки», в тот же день переводятся в наличные доллары. Позже «ТК Кристалл» перепродает бутылки с небольшой наценкой. Таким образом, налоги уплачивались только с последней сделки, что составляло смехотворные суммы. Фирмы-бабочки исчезали через несколько месяцев «работы», их документация уничтожалась. Обычно они вообще нигде не были зарегистрированы и работали по липовым документам.

Мошенники прогоняли также аферу с бракованными бутылками. Константиновский завод, согласно нормативам, мог производить в сутки не более 64 000 бутылок, хотя на самом деле выпускал до 150 000 штук. В таких условиях производилось очень много бракованной тары. «Некондит» складировали на заводах, которые выпускали вино-водочную продукцию, и потом вагонами отсылали обратно. Вместо бракованных бутылок, по условиям контракта, Константиновский завод должен был поставить обратно нормальную тару. Однако при возврате стеклопроизводителю вагона бракованных бутылок, вместо такого же вагона, из завода может быть отправлено несколько партий тары. Деньги за «лишние» бутылки оседали в карманах людей, приближенных к «Кириллу».

В месяц таких «неучтенных» бутылок для разлива шампанского через «ТК Кристалл», проходило около ста- ста пятидесяти тысяч. В обмен проходимцы получали неучтенное шампанское по поддельным документам. Дальше оно сбывалось на всевозможных киевских базарах и базаришках.

Не прекращали «кирилловцы» «работать» и в сфере автомобильной. Они покупали в Западной Европе машины у частников по ценам намного ниже рыночных. При этом с продавцами было оговорено условие, что они не снимают автомобилей с учета в своей стране, пока они не пройдут «растаможку» и не станут на учет в ГАИ Украины. Как только это происходило, в Европе владельцы заявляли в полицию о похищении своих машин и получали страховку.

Есть у группировки и свой «левша», специалист по подделке документов, спецталонов для автомобилей и прочего. Правда он плотно «сидит» на героине.

* * *

В последние годы большую часть деловых встреч «Кирилл» проводит в своем офисе-кафе, расположеном по проспекту Маяковского, 26А. Как только он там появляется, заведение закрывается на переучет и на улице выставляется охрана. На всякий случай в кафе есть запасной выход на случай непредвиденных ситуаций.

В начале 1998 года у «Кирилла» возникли серьезные «терки» с Борисом Савлоховым по поводу нелегального водочного бизнеса. У «Савлохи» это дело было передано на откуп чеченским бригадам, входящим в его ОПГ. В январе того же года «Кирилл» обмолвился в разговоре с приятелем, что если «Борика» пришьют, то это будет сделано с его подачи. Однако в водовороте бандитской жизни, все вышло несколько по иному.

Практически весь 1998 год Ерещенко пребывал на нелегальном положении. Он якобы получил информацию от своих людей в МВД Украины о том, что его вот-вот могут арестовать и даже скомпрометировать связями с правоохранительными органами, как лидера одной из киевских ОПГ. В настоящее время он находится в Киеве, года как три как стал отцом. От явно криминальной направленности своего бизнеса отказался. Хотя, как говорил один мой знакомый бандит: «Оттуда так просто уйти невозможно, — не дадут».

Сергей Ухачевский, фрагмент из книги, специально для «УК»

Читайте также: