Выкуп по телефону: не верьте голосам!

Вымогательство денег по мобильному телефону становится одноим из популярнейших видов мошенничества. Теряя обладание и самоконтроль, жертвы преступников расстаются с внушительными суммами. Между тем «мобильному терроризму» можно противостоять. В ночь с 27 на 28 августа наша собеседница, топ-менеджер одной из московских компаний (поскольку наша собеседница простила не называть ее фамилию, то в дальнейшем мы будем называть ее Ольга. Имя изменено.), с мужем ехали в поезде из Санкт-Петербурга в Москву, когда внезапно в 4 часа ночи раздался телефонный звонок. Звонила встревоженная мама Ольги из Петербурга. «Только что звонил внук, он попал в неприятную историю…»

Сын нашей собеседницы должен был приехать в Петербург ранним утром 28 августа, но, видимо, случилась какая-то накладка: он приехал в Питер раньше запланированного и сразу же по прибытии угодил в переделку на Фонтанке — в завязавшейся драке случайно разбил человеку голову. Вслед за этим подоспела милиция, которая, не особо разбираясь, забрала молодого человека в отделение, где ему начали угрожать уголовным делом и требовать 15000 рублей за освобождение, причем деньги нужно было достать срочно.

Такой рассказ услышала по телефону мать нашей собеседницы от своего внука, который, выпалив все это, сразу же передал трубку какому-то оперуполномоченному.

«Опер сказал моей маме, что, да, срочным образом подъезжайте на угол Садовой и Ефимова и привозите с собой деньги. Мама стала говорить, что, может, вы мне объясните поподробнее ситуацию, тот оставил мобильный телефон для связи. После этого мама перезвонила мне. Представляете ситуацию? Все по поездам, ребенка дома нет, дозвониться до него невозможно», — рассказывает Ольга.

Ольга не поддалась панике и позвонила напрямую человеку, представившемуся сотрудником милиции. Металлическим, по ее выражению, голосом она сказала, что внимательно слушает и попросила объяснить всю ситуацию. Дальше, по воспоминаниям нашей собеседницы, произошел примерно такой диалог:

Он ответил: «Я уже все объяснял и повторяться не буду».

Я говорю: «Правильно ли я понимаю: я вам деньги – вы мне ребенка?»

Он в ответ спрашивает: «Вы откуда звоните?»

Я отвечаю: «Звоню из поезда Петербург – Москва».

Следует ответ: «Ну, если дело принимает такой оборот, то наличными деньгами я брать не буду, устраивайте так, чтобы срочным образом мне перевели через «Элекснет» деньги на счет «Яндекс-деньги», я вам скажу адрес банкомата вашего района».

Я говорю: «Хорошо, говорите расчетный счет, а предварительно, видимо, мне придется позвонить в «Яндекс-деньги» и выяснить, куда мои деньги пойдут».

«Чувствую, там несколько человек стушевался», – объясняет Ольга.

После этого Ольга позвонила домой и сказала маме, чтобы та брала деньги, но не переводила их на счет, а звонила «милиционеру» и ставила такое условие: только в момент передачи ребенка будет передача денег.

Остаток ночи прошел в волнениях: мама Ольги с водителем объехала все отделения милиции в центре Петербурга, но ребенка нигде не нашла, «милиционер» со своими требованиями испарился, на связь не выходил, телефон его не отвечал.

Ольга же, сжав нервы в кулак, дожидалась запланированного приезда поезда сына, и в 10.30 утра раздался долгожданный звонок: звонил сын, который только что приехал в Петербург и ни о каких приключениях в милиции понятия не имел.

Подводя итог всему этому происшествию, Ольга рассказывает: «После разговора с сыном я решила позвонить в «Русский Щит» и объяснить ситуацию, проконсультироваться, поскольку неприятный осадок и тревога остались. В ответ от своего знакомого я услышала: «Ну, я тебя поздравляю – ты попала в тысячную долю тех людей, кто не подался на эту схему «разводки», а это ведь очень хорошо отработанная схема».

По словам Ольги, не поверить звонившим было очень сложно, поскольку говорит ее сын достаточно специфично, у него своеобразная манера речи и спутать его с другим человеком трудно. Поэтому, скорее всего, речь может идти об использовании высококлассного оборудования для имитации голоса. Также не обошлось и без слежки за молодым человеком – уж больно характерные, по словам Ольги, семантические обороты, характерные именно для речи ее сына, использовались во время разговора с его бабушкой.

В милицию Ольга не обратилась: в организации «Русский щит» сказали, что если не было перечисления денег, то подобные действия не будут расценены как нарушающие закон, их даже нельзя причислить к телефонному хулиганству. Оставалось только радоваться, что все, по большому счету, обошлось без потерь.

Это не редкий случай, и за примерами далеко ходить не нужно – например, не так давно в аналогичной ситуации друзья Ольги заплатили в качестве «выкупа» 5 тысяч долларов.

Защита от «липы»

Прокомментировать эту ситуацию любезно согласился Юрий Злобин, глава ассоциации «Русский Щит»:

– Уберечься, чтобы не попадать в такие истории, невозможно. На сегодняшний день это очень распространенный вид мошенничества, потому что он самый доступный и самый легкий. Что можно посоветовать?

Во-первых, прежде чем принимать какое-либо решение, прежде чем даже начинать нервничать, необходимо попробовать поговорить со своим родственником — с тем родственником, про которого говорят, что он попал в беду. Это самое главное.

Второе: никогда не нужно забывать о том, что на сегодняшний день техника позволяет подделать практически любой голос, поэтому желательно своего родственника увидеть, то есть выяснить, где он попал в беду, и подъехать поговорить с ним лично. С крайней высокой долей вероятности – практически 99% из 100, когда вы узнали о подобной истории и начали ее проверять – она окажется мошенничеством.

– Какие-то способы распознать «подделанный» голос есть?

– Все зависит от того, собственно говоря, на кого вы нарвались, кто мошенники. Если этим занялись от нечего делать и в попытке «заработать» немножко денег студенты, то вряд ли вообще они будут подделывать голос, а если и будут, то это будет настолько грубая подделка, что ее вполне можно будет распознать. Если это работает устойчивая организованная преступная группа, то шансов на слух уловить подделку практически не будет, она будет очень высокого качества.

– А возможно ли вообще поймать преступников за руку?

– Да, несомненно: в том случае, если вы говорите: «Да, я согласен, я обязательно заплачу деньги» и тут же обращаетесь к сотрудникам милиции, и если сотрудники милиции в этой ситуации поведут себя так, как они должны и отреагируют сразу же, то в тот момент, когда вы привезете деньги, поймать мошенников не составит никакого труда. Промежуток между разговором, обращением в милицию и передачей денег должен быть мизерный, иначе мошенники просто начнут нервничать, дергаться и не придут за деньгами.

Нужно учитывать и такой фактор: после того, как вы либо отказались платить деньги либо заплатили деньги, обращаться в милицию практически бесполезно, потому что все те ниточки, которые могли бы привести к преступникам, уже будут обрублены. На сегодняшний день мы живем в стране, где прекрасно понимаем, что купить SIM-карту без предъявления паспорта (либо по предъявлению чужого паспорта) не составляет никакого труда; для того, чтобы завести кошелек «Яндекс-деньги», никаких сложных процедур также не требуется, и выследить преступников технически очень сложно.

– Как выходят преступники на жертву?

– Опять же, все зависит от того, с кем в данный конкретный момент жертва имеет дело – то есть от уровня преступников. Если мы говорим о «мальчиках-студентах», то с вероятностью в 90% – это купленная на Митинском рынке база какой-либо сотовой компании, где можно методом слепого тыка найти телефон, увидеть, на кого он оформлен; рядом наверняка продается база прописки, можно посмотреть, кто является членами семьи владельца телефона, по годам рождения определить, кто из них дочь, сын, муж и так далее, не составляет никакого труда.

Если мы говорим об организованной преступной группе, то там существует масса способов: это и связи в органах, это и пробивка по очень многим базам, в том числе тем, что не продаются на лотках – в частности, приведу такой пример: сейчас на лотках появилась, в прессе об этом писали, база по кредитным историям – база по людям, которым было отказано в получении кредита. Если человек обращался за кредитом, то можно посмотреть, куда он обращался, когда он обращался, по каким причинам ему было отказано; вполне возможно, что за кредитом обращается человек, который реально может этот кредит вернуть. Если он просит кредит, скажем, в 10-20 тысяч долларов, то это говорит об определенном материальном положении. Можно посмотреть по базе ГАИ – какая машина (или машины) оформлена на человека, это тоже говорит о его материальном уровне.

Одним словом, существуют сотни баз, которые показывают материальный уровень человека. По всем этим раскладкам подбирается жертва, которая обладает, с одной стороны, большими финансовыми средствами, а с другой – недостаточно богата для того, чтобы быть защищенной связями, знакомствами и так далее.

– Насколько велик процент тех, кому удалось не стать жертвой мошенников?

– Ольга – умнейшая женщина. Это не комплимент, это констатация факта. В данном конкретном случае наличие крайне трезвого мышления позволило ей избежать крючка, но таких людей предельно мало. По статистике, мошенники получают то, что хотят получить, в 60-70 процентах.

– Были ли случаи поимки мошенников?

– Я не министр внутренних дел, поэтому, к сожалению, у меня нет статистики, но я о таких случаях не слышал. Сразу подчеркиваю: это не значит, что их не было.

Алексей Бородкин, Бизнес-Журнал

Читайте также: