Записки районного опера. Блатные: «Фонарь» и «Физкультурник»

Блатной заботится только о самом себе — это железно. Почти немыслимо, чтобы воровали и грабили с целью прокормить свою семью, чтоб воровскую добычу не только искалывали, пропивали и прожирали, но и тратили на близких — родителей, супругов, детей… Знаю только один подобный случай — это Жора Фоменко по кличке «Фонарь». Мразь конченная, между прочим! Основательно занимался кражами. Причём – не «технически», проникая в чужие дома с помощью подбора ключей, отмычек и тому подобное, а чисто на «ломе» — вышибал плечом двери похлипче, залазил через окно в распахнутую форточку, или — черед балконную дверь. Много искалывал, и похавать любил от пуза, но и жене с ребёнком деньги регулярно давал. Может – любил их, не знаю. А может — по характеру заботливый: он-то сам из многодетной семьи. Насмотрелся в детстве, как отец с матерью ради детей надрывались; такое откладывается в подкорке на всю жизнь… Так или иначе, с каждой кражи он нёс домочадцам «их» долю. Философия у него сложилась такая: не поделишься с семьёй — в следующий раз фарта не будет. Ради воровской удачи, стало быть, и делился.

И была у него дочка — восемь лет ребёнку, симпатичная девочка. Небось думала, что папка её — наилучший в мире! А он, фартовый, даже ближайших соседей обворовывал, к которым его же жена в трудную минуту за помощью обращалась. Допустим, берёт она взаймы у соседей двумя этажами ниже, и потом при муже случайно проговаривается, какая на том адресе богатая обстановка. Слушает он внимательно, на ус мотает, а через несколько дней благодетелей семьи своей через окошко и бомбит в чистую! Родича обчистить, дружбана подставить, подельника сдать ментам с потрохами или просто выдать недругам — это для него было в привычку. Ну ни грамма совести, даже и воровской! Ведь и у отъявленных мерзавцев есть свои определённые принципы, скажем: «Красть — можно и нужно даже, но у своих красть — западло!» А он и таких ограничителей не имел и не признавал. На пару с ещё одним деятелем по кличке «Физкультурник» стал заниматься к и д а л о в о м среди наркоманов мелкого пошиба.

И вот однажды двинули они вдвоём на очередное шнырялово. На улице подцепили лоха и, посулив хорошей ш и р к и по божеской цене, завели в подъезд, где якобы живёт наркоторговец. «Фонарь» взял у покупателя «бабки» на товар и потопал по лестнице наверх (будто бы на адрес). А на самом деле — добрался до чердака, через него попал в соседний подъезд и покинул дом. «Физкультурник», оставшийся с «лохом» в качестве залога тому, что «бабки» не пропадут, заговорил тем временем клиенту зубы. А затем то ли под благовидным предлогом покинул его («Извини – отойду на минутку, отлить…»), то ли, улучшив момент, вдруг кинулся наутёк, прежде чем остолбеневший от изумления лох успел очухаться. По плану затем напарники должны были встретиться в условленном месте и по-братски поделить денежки. Так планировалось. Но на деле в условленном месте «Фонарь» в тот день так и не появился,

Назавтра «Физкультурник» с трудом отловил его на одном из притонов, и задал логичный вопрос: «Где бабки?!» На что тот, не моргнув и глазом, спокойно ответил: «А бабок — нет!» И дальше лепит такую бодягу: вчера по дороге на условленное место он-де встретил старого кореша ещё по «зоне», Лёшу «Карасика». Туго было брателле, кумарило его, нуждался в дозе, вот «Фонарь» по-пацаньи все денежки ему и отдал! «Как?! — кричит «Физкультурник» диким голосом. — Там же твоих — только половина, и даже меньше, поскольку рисковал-то в основном я! Твоих там — только четверть, зачем же ты остальное отдал?!» Наивный вопрос… Во-первых, ничего Лёше «Карасику» не отдавал «Фонарь» и не мог отдать, потому как такого кента и в природе не существовало. А во-вторых, «бабло» ведь было хоть и не «Фонаря», но и не «Физкультурника» же, а — только что краденное у лоха. Получилось так: сперва они его на пару одурачили, потом один из них к и н у л другого — ну на что тут обижаться, если вдуматься?

По идее, за такой косяк «Физкультурник» имел полное право пробить «Фонарю» голову, но они ж с первого класса кентовались… Стремно лучшему дружку детства за копейки лобешник пробивать! В конце концов, чёрт с ними, с «бабками». Они ещё много раз в руки попадутся, а вот чтоб нового наилучшего дружка завести — так это вряд ли! На такие рассуждения «Фонарь», кстати, и рассчитывал. «Кину «Физкультурника» — простит он меня и на счётчик не поставит. А раз так, то и потом ещё много раз р а з в о д и т ь его можно!..»

Догадывалась ли жена «Фонаря» о роде занятий благоверного? Думаю, не могла не догадываться. Саму её про такое не спросишь, понятно, тем более, что по закону свидетельствовать против мужа она не обязана.Но убеждён: прекрасно понимала всё. Но приносимые мужем деньги не пахли, а кормить дочку каждый Божий день надо, и на одежду-обувку цены тоже растут. Так что — воруй, любимый, дури людей… Главное — чтоб о семье не забывал!

В моём понятии блатные – это опустившиеся, слабые и безвольные люди. Которые не в состоянии противостоять обстоятельствам и найти иной источник дохода для непрерывно растущих потребностей, кроме преступного. И они вполне сознательно встают на путь, ведущий вниз. Блатными не рождаются — ими становятся. Факторы формирования: родители, улица, среда. Ну и ещё — природная склонность. Гниль в душе есть у каждого. Но у некоторых её немножко больше; они начинают потакать своим порокам — и душа в итоге прогнивает насквозь…

И ещё — наркотики. Что бы там ни твердили п о н я т и я, но современного блатаря без них и не представишь.

Кстати, о «Физкультурнике» – тоже колоритный кадр. В своё время закончил институт физкультуры, работал учителем физкультуры в школе, впервые ш и р н у л с я ещё в институте. Втянулся, понадобились большие деньги на «дозы» — не на учительскую же зарплату шкваркаться юноше. Вот и кинул педагогическую стезю. (Я потом специально проверял: дети его любили, вспоминали о нём уважительно). Занялся мошенничеством, проявил себя талантливым к и д а л о й. Имел нужных покровителей — таких, чтобы было кем прикрыться от рэкетиров, но в то же время — чтоб и не сильно от собственной «крыши» зависеть.

По характеру — одиночка, рыскать стаей в поисках добычи — не для таких. Поднялся на довольно высокий уровень, в основном — «обувал» банки на полученных и невозвращённых кредитах. Потом с ним случилась маленькая неприятность – подхватил СПИД (скорей всего – через грязную иглу, обычная беда наркоманов). И тут же пошла сплошная чернуха: одного из тех, с кем он партнёрствовал, убили неизвестные, второй – сел, третий от греха подольше умотал за тридевять земель. Всё это подкосило его, он опустился, окончательно и плотно сел на иглу. Характерная подробность: однажды украл у родителей 20 банок консервации и исколол. Те не сразу спохватились. Но однажды понадобилось закусить водочку огурчиками, сунулись в кладовку, а все банки-то — тю-тю! Был выгнан родителями из дома, превратился в заурядного бомжа… Но сильный характер в карман не спрячешь и не потеряешь, хватки жизненной, ума и хитрости имел предостаточно — сумел и в этих условиях обустроиться. На самом дне жизни сошёлся с люмпенами, уровнем немного ниже привычного для него, ш и р я л с я вместе с ними. Потом снюхался с девушкой великолепной и красивой — в том смысле, что пробу на ней было ставить негде: воровка, наркоманка, стервоза, наглая беспредельщица. Научила она его премудростям домушничества — как на адрес залезть и всё такое. Но потом её з а к р ы л и. (У неё был подельник, у того – любовница, у любовницы – сестра; взъелась та как-то на хахаля своей сестрички и сдала его ментам с потрохами, заодно и подельщица его залетела). Остался «Физкультурник» один, гордо реял, как буревестник, по чужим хатам и бомбил их, перемежая это увлекательное занятие более близким его духу мошенничеством. (В одном из таких эпизодов сошёлся со старым дружком своим, «Фонарём», а тот его – и развёл как фраера). Кончилось тем, что в запарке однажды сунулся «Физкультурник» не в ту квартиру, где плохо лежало, а совсем наоборот — вскрыл двери с подключённой сигнализацией. И через пять минут был схвачен примчавшимся нарядом вневедомственной охраны.

Судьба свела нас вместе. Я его допрашивал, быстро убедился, что парень в общем-то неплохой, и решил использовать на агентурной работе. Отмазал от той кражонки (не буду рассказывать – как, но поверьте — это было нелегко), в благодарность же он должен был найти подход к рецидивисту «Гиви» и сдать мне его с потрохами. Но то ли некая блат-совесть у «Физкультурника» зашевелилась, то ли ещё какой-то казус, но не оправдал он моих надежд. И не только не принёс мне никакой пользы, а даже начал от меня усердно прятаться. Долго эта музыка не длилась: однажды припёрся он к родителям, мириться. Вроде бы и помирились… На радостях решили обмыть это дело. Выпили. По пьяни вновь капитально поругались. С горя он забрёл в соседний подъезд и ломанул первую же попавшуюся на глаза квартиру. А уворованное ш м о т ь ё – снёс продавать на притон, о котором абсолютно точно знал, что мы там часто бываем, и вообще – в курсе всего, там происходящего… Короче, з а к р ы л и его по новой. Провёл он трое суток в РОВД. Допрашивал я его, и вновь вызвал он у меня чисто человеческую симпатию — не тупак, не тюря, не нытик, а просто житуха не туда свернула, и он оказался не в силах противостоять. А так – нормальный хлопец!

Он ведь на что рассчитывал? Раскрутится на мелком криминале – и вновь вернётся к масштабным аферам. Ну и — бросить колоться… Понимал ясно, что хорошим это не закончится. Возможно, что при некотором везении и кинул бы. Вообще-то, это не его стиль жизни: шкваркнуться и по чужим карманам шастать в поисках медяков. Крупнее он был, значительнее!

Летом прошлым удалось ему на два месяца пристроиться преподавателем физкультуры в пионерском лагере под городом. Вернулся посвежевший, отъевшийся, окрепший, «спрыгнувший», преобразившийся и внешне, и внутренне. А как вернулся — вновь обстоятельства толкнули в спину. И вновь — игла, кражи, отчаяние.

Жалко мне его стало. Но и про интересы службы не забывал: уговорил его взять на себя пару «левых» квартирных краж — ему это к сроку ничего не добавляло, а мне улучшало показатели. Договорились мы также, что позднее я его в СИЗО найду, и он ещё пяток краж на себя возьмёт, а я помогу ему «подогревом», куревом и продуктами. Но так получилось, что простудился я и восемь дней был на больничном. Когда оклемался — подъехал в следственный изолятор, с «Физкультурником» законтачить. Нашёл я его… скажем так – огорчённым (это если мягко выразиться)… Он же, попав в СИЗО, объявил всем, что болен СПИДом, и ему нужны особые условия содержания. Сказать-то такое можно, но где ж ему «особые условия» достанешь – не в санатории, чай, отдыхает… А он — настаивал, горячился, и, что для мошенника его квалификации является непростительной глупостью, слегка нагрубил местной администрации. Не любит тамошнее начальство грубиянов! Выражаясь на фене, с л о м а л л о ж к у он своим поведением. И кинули его в «весёлую камеру» для штрафников, куда ОМОН чуть ли не каждодневно наведывается и для тренировки месит всех подряд дубинками (туда же обычно сплавают харкающих во все стороны туберкулёзников и тех же СПИДоносцев). А местная санчасть в ответ на его вопли о помощи дала такое заключение: «Хоть СПИДом и болен, но в общих условиях содержаться может». Без пол-литры юмор тутошних коновалов и не просечёшь… Впрочем, чего понимать-то? Не надо было сердить мужиков в погонах!

Пытапся «Физкультурник» сойтись с «кумом» из сизовской оперчасти. Но с пустыми руками к тому ведь не пойдёшь: ему подавай то же, что и ментовским операм — явки с повинной на совершённые ранее преступления, можно – и «левые», но обязательно – хорошо «обставленные» уликами и вещдоками, чтоб потом на суде не лопнуло. «Физкультурник» же оказался «голяком», что мог — ещё раньше отдал мне, не позаботился про НЗ на будущее. И сейчас слёзно умолял меня о помощи, хотя – ну что я мог? Сам в СИЗО – лишь временный гость… Да и вообще, если у парня такая непруха, то самое верное – держаться от него подальше, чтоб самому не заразиться его неудачливостью… Так что приободрил я его словесно, «подогрел» парочкой пачек «Примы» — и слинял, на прощание наобещав с три короба. По глазам «Физкультурника» видел: понимал он, что не увидимся мы больше…

А не надо было колоться! Сам же во всём и виноват…

(Продолжение следует)

Владимир Куземко, специально для «УК»

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: