Записки районного опера. Мошенники на допросе

Жаль ли мошенникам своих жертв? Ни капельки! И не только тех, кто попался на собственной жадности, планируя сорвать крупный куш на дурнях, а в итоге потеряв и своё… Не жалко вообще никого!
Даже и какую-нибудь наинесчастнейшую, нищую старушку, у которой, задурив ей мозги, выманили её последнее достояние – боевые ордена покойного супруга-героя («мы собираем сведения о нём для музея, и нам нужны его ордена – чтобы изготовить муляжи для экспозиции…»), — даже и её не жалко ничуть. «А пусть не будет идиоткой!..» — вот и вся жалость.

Мошенники ощущают себя социальными санитарами общества, которые регулярно проверяют население на «безмозглость», и «наказывают рублем» самых глупых и ротозеистых… Жалеть дураков – смешно, «он — — лох, а я живу за счёт лохов, это – его судьба и моя работа!» Железная логика и простая как ломик философия обмана. Укоры совести жуликов не мучат, спят они крепко, чуя кожей свою правоту, готовые доказать её кому угодно…

Изначальная основа для формирования мошенника-профессионала — определённый ум, в известном смысле даже — интеллект, соединённый с природной хитростью и изворотливостью. Самооценка у таких — высокая, а достигнутое ими в жизни место – высоким не назовёшь, вот они как бы и «мстят» недооценившему их обществу, — «Вот как вы со мною?! Тогда и я с вами – так же!»

Им в кайф довести вроде бы неглупого человека до такого состояния, чтобы он сам отдал им своё кровное. Этим они самоутверждаются в собственных глазах, доказывают своё превосходство над окружающими. «Пусть у меня нет того-то и того-то, а у вас всё это есть, но вы — ниже и мельче меня, поэтому вы сейчас отдадите мне свои ценности, и я спокойно уйду, оставив вас хныкать и скулить от бессилия…» — таковы рассуждения осуществляющего свои комбинации жулика.

Утверждение «высших» за счёт подавления и эксплуатации «низших» — характерно для «гомо сапиенс». Разве политики и пророки не делают то же самое, но только ещё масштабнее и закамуфлированнее под «хорошее»?.. А разве государство не на этом же принципе базирует свои взаимоотношения с народом?.. Так что мошенники – не единственные, и далеко не самые главные злодеи в этом мире…

Вот почему не разделяю я проклятий и воплей пострадавших в адрес «обувших» их проходимцев. Отношение и к этой категории преступников у меня — чисто профессиональное, спокойное, дескать: да, есть и такие…

ЖУЛЬЁ И НАРКОТА

В принципе, районный уголовный розыск с мошенниками как таковыми дела не имеет, — не наш уровень. Из жулья кто посолидней и размашистей – давно обзавелись «крышей» во властных структурах, отстёгивая положенное кому надо — и в милиции, заслужив тем самым здесь доброжелательно — нейтральное отношение… Ну а более мелкие прохвосты-одиночки – увертливы, и попадаются крайне редко, не «следя» дважды одну и ту же территорию, и стараясь не беспредельничать, не захапывать слишком уж много, «не по чину», и с чересчур уж большой обидой для пострадавших…

В поле моего зрения попадают преимущественно лишь те мошенники, которые совершают «попутные» правонарушения — кражи, наркоторговля, хулиганство, нанесение тяжких телесных, и т.д. И, в частности, роковую роль в жизни многих ловчил играет пристрастие к наркотической «дури»…

Начнём с того, что приятственная постороннему взгляду внешность для мошенника – обязательное условие его профессии. Ни у кого больше не встречал я таких ясных очей и благородных ликов, как у профессиональных к и д а л и «ломщиков». Лишь у честных и порядочных людей встречаются по-воровски бегающие глазки, скошенный лоб питекантропа, бульдожий подбородок и трясущиеся (не от жадности и затаённых пороков ли?) ладошки… У жуликов – никогда!.. Образцово-показательная внешность служит мошеннику пропуском в людские сердца!.. (Есть, конечно, редкие исключения, скажем – в том же случае с «пролетарием», когда жулик изображал запойного тупаря — мужа, но это всё-таки экзотика, постоянно этим не прокормишься).

Так вот, наркоманскую харю опытный глаз распознает за версту, и чертовски трудно изобразить из себя «Четырежды Героя Советского Союза, генерал-полковника Военно-Космических Сил в отставке, собирающего спонсорские средства на строительство во Владивостоке Храма Христа-Космонавта» — тому, у кого на лбу написано метровыми буквами: «Сижу на игле вторую пятилетку!..» Мутные глаза, землистый цвет лица, исколотые руки, характерная худоба фигуры, исходящий от тела специфический гнилостный аромат («запах могилы») — всё это даже самого опытного жулика вышибает из образа. И ему приходится прилагать титанические усилия для того лишь, чтобы преодолеть свой отрицательный имидж. Это равноценно тому, как если бы некто в лейтенантском мундире выдавал себя за маршала, — разумеется, при известной ловкости и такое возможно, но всё ж в маршальской форме делать это сподручнее. А иначе — изначально у твоих собеседников возникнут недоумённые вопросы… Ну а когда к тебе настороженно приглядываются – к и д а т ь люд, согласитесь, довольно затруднительно…

Подобно разрушительному вихрю. наркотики крушат личности, легко смывая маскирующие раскраски с мошеннических обликов. Вспомним хотя бы «пани»-ворожею, польку-аристократку «Ядвигу Казимировну». Какой павой смотрелась, что ты!.. Родного мужа любая женщина такой бы доверила без лишних слов, не то что какие-то презренные деньги… Но вот всего лишь пару лет она п р о ш и р я л а с ь — и куда всё подевалось?.. Слезло благородство с лица как сусальная позолота, и живо превратилась она в уродливую старуху с алчно пылающими в запавших глазницах зрачками… Ну кто б сейчас т а к о й вынес из дома своё р ы ж ь ё в платочке?!. Добропорядочные дамочки, испуганно перекрестившись, убегут от этакой мегеры как от чумной… О, вам не постичь всю глубину трагедии шулера, которому перестали доверять!.. В иных случаях, быть может, на остатках былого шарма он и смог бы «слепить горбатого» какому-нибудь совсем уж конченному лоху, но увы — нет былой уверенности в себе, нет куража, душевного подъёма, внутреннего напора и бешенной энергии… С таким настроем – не побеждают!..

И вот с отчаяния мошенник начинает метаться «по теме», меняет «масть». Не смог выдурить — так украл, попытались схватить его за загребущую руку — так наорал, оскорбил как мог, избил того, кто физически слабее… Но ведь вор – это уж немножко другая профессия, с иными требованиями и принципами… Переключившиеся на кражи мошенники — быстро ловятся, причём – по глупому, по какой-нибудь дикой оплошности, вроде забытого в обворованной квартире документа на собственное имя… Ну не «катит» им петь чужую песню, вот о чём я!.. Не их это, не к этому лежит их душа…

Почему же жуликов так тянет к «дури», если она противопоказана их ремеслу?.. А по той же причине, по которой поголовно пьют опера — от нервов!.. Любой ловчила в глубине души — боится: «А ну-ка изобличат и поймают!..»

Что в «мусарку» отволокут – полбеды, всегда можно о т м а з а т ь с я, и возможный срок не пугает, опыт уж есть, и статья – не позорная… Но могут и морду набить, вот что страшно!.. Измесят лицо кулаками, а потом, повалив, долго будут пинать ногами, крушить рёбра, раздавливать внутренности… Измордуют ,искалечат на всю оставшуюся жизнь, а то и убьют… Страшен наш человек в гневе, когда ему наглядно продемонстрировали его же глупость, и демонстратор этот имел наивность потом попасться…

Если каждое утро просыпаться с мыслью: «Сегодня меня кончат!», то через пять-десять лет такого существования начинаешь дёргаться и вздрагивать от каждого шороха… Нервное напряжение чем — то надо снимать, нужны стимуляторы, алкоголь для этих целей не годится, — он тупит мозги, да и «фасад» уродует ещё быстрее и нагляднее, чем наркотики… Вот и остаются всякие там таблеточки, порошочки, укольчики — «расслабончики»… Принял суточную «дозу» — и порядок, уже ничто не тревожит!..

МОШЕННИК НА ДОПРОСЕ

Итак, некоторый личный опыт общения с попавшимися на кражах или наркоте проходимцами я имею. Вблизи, на допросах в моем кабинетике, они смышлены и увёртливы. На таких трудно давить — уворачиваются как резиновые мячики, никогда не идут на открытое сопротивление, ответы на поставленные в лоб вопросы начинают обычно с обещания: «Сейчас расскажу всё как на духу, и подробно…», а затем, после нескольких нехитрых финтов, говорят совсем не то, несут полнейшую ахинею, и, главное, — с таким искренним видом, что невольно киваешь им головой и поддакиваешь. Спохватываешься: «Постой, ты что несёшь, падаль?!». Он ахает, охает, извиняется за невнимательность, начинает исправлять себя, и буквально через минуту – говорит то же самое, с ещё большей задушевностью и искренностью!..

Во время беседы он исподволь изучает тебя, опера, ищет в тебе хоть какую-нибудь зацепочку для психологической обработки, и если находит (глупость, тщеславие, эгоизм, авантюризм и так далее – сойдут все твои пороки и недостатки!), то начинает использовать с неукротимой силой.

Для начала — обязательно будит в тебе жалость и сочувствие к нему, бедненькому, ставшему несчастной жертвой рокового стечения обстоятельств и злобы окружающей действительности… Во время первого же допроса — расскажет всю свою жизнь… Готовь платок для своих горючих слёз, оперёнок!..

Было в судьбе откровенничающего перед тобою арестанта всё: тяжкое детство… чёрствые как ржаной сухарь родители…

..Первая любовь, скончавшаяся от скоротечной чахотки на его руках…

…Первая судимость (варианты: «я — оступился, с голодухи украл кусок хлеба…», «меня подло подставили!», «не все сотрудники милиции — такие замечательные люди, как вы, есть среди них и уроды… одному из них я не понравился, решил он меня посадить – и посадил, ни за что!»)…

…Вторая судимость, — «тоже трагическая случайность, большей случайности и вообразить себе трудно…»

…Ну а вышел на свободу — куда деться?!. Кто поверит уголовнику с двумя сроками за спиною?!. И пошло-поехало… Опять-таки женщины, будь они все неладны… Болезни… Смерти друзей и родичей… В общем, не жизнь, а сплошная тьма!..

Час выслушиваешь его болтовню с каменным лицом (помнишь ведь, что он — жулик, ни одному слову которого нельзя доверять), два, три… А потом… Ты — живой человек, из плоти, крови и сочувствующих чужой боли нервов… Ну просто невозможно устоять перед накатившим волной горячим сочувствием к этому несчастному, столько пережившему и перенесшему… Как-то хочется помочь ему, облегчить его участь…

А он, зараза, остро чуя твою реакцию, во время второй или третьей беседы просит угостить его сигаретой. Угощаешь, тебе не трудно… Человек только что рассказывал, как у него на глазах родного братишку перерезало электровозом на четыре части!.. Поневоле разнервничаешься… Ну как не смягчить его глухие рыдания «Примой» или даже «Кентом»?..

Он понимает, что ты теперь у него на крючке, и надо развивать успех… Охмурить тебя так, чтоб ты вообще отпустил его на свободу — нереально, не кретин же ты, да и толку мало… Сегодня, задуренный, отпустишь его, а завтра, опомнившись, в гневе будешь искать, найдёшь и побьёшь как мамонта… Нет, задача-максимум у него – чтобы ты дал ему р а с к у м а р и т ь с я!.. Он же — наркушник, ему каждый день нужна «доза», и получить её он может только от тебя…

Где-то во время 3-й или 4-й беседы он начинает клясться в вечной дружбе, в пламенной восхищенности тобою. «Вы — такой классный!.. Такой душевный!. Нет, без балды, зачем мне врать…Таких замечательных людей я ещё не встречал!.. Много оперов я видел, есть среди них и неплохие люди, но вы – это вообще!.. А какие у вас добрые и умные глаза!.. Сразу видно, что и сердце у вас — золотое!..»

Ты неопределённо хмыкаешь, тебе неудобно, как и каждому расхваливаемому в лицо человеку… Ты вообще непривычен к комплиментам…

Для начальства ты — «тунеядец, дырявый пидор, олух несусветный», для уголовников — «поганый мусор», для коллег-сослуживцев — «хитрый жук и бездельник», для жены — «неудачник, дешёвка, импотент несчастный»… И вот наконец-то нашёлся сумевший оценить тебя и воздать по заслугам!..

И неважно, что кадровый прохвост он и обманщик, это раньше и другим он врал, а сейчас и тебе он говорит правду, ты это чувствуешь… Цену себе ты и раньше знал, но как-то не решался сосчитать её вслух, (потому как скромный до изумительности!), а вот этот подозреваемый в совершении ряда не очень серьёзных преступлений гражданин взял да и произнёс вслух то, о чём ты только думал!..

Выпроводив его в камеру, ты бежишь в туалет, долго изучаешь свою физию в висевшем на стене зеркале. Глаза… на первый взгляд — обыкновенные глазки, отчасти даже мутные и туповато — вытаращенные после вчерашнего отделовского поддавона, но если присмотреться – такая доброта, такик ум, отвага и бескорыстие, и ещё что-то этакое… державно-значительное!.. И хотя ты всего лишь пока что старлей, но глаза у тебя — майора, а то и полковника!.. А он, задержанный, в силу своей зоркости, смог разглядеть всё это, что делает ему честь…

Понятно, что во время следующего разговора ты уже смотришь на него совсем по-другому, почти как на своего боевого товарища… Он это сечёт, и приступает к очередной фазе вешания лапши на твои роскошно оттопырившиеся уши. «Я знаю, что вам нужна раскрываемость совершённых ранее преступлений, и готов дать «явку с повинной» на две свои кражи… Годится?..» Ещё бы!.. Каждая такая «явка» – это лишняя палочка в твоём отчёте по спущенном лично тебе плане раскрываемости преступлений (в этом месяце, к примеру, ты обязан раскрыть их не менее шести!). Но ты понимаешь, что за красивые глазки таких подарков оперу преступники не делают. «Что хочешь взамен?» Ответ почти сто пудово предсказуемый: «Хочу ш и р н у т ь с я!..» Так-так… «А чем докажешь, что не понт это?»

Скользкий вопрос, ведь именно на понт он тебя сейчас и берёт!.. Но тут он начинает пороть такую хреновину, и так убедительно, так горячо!.. Кража рассказывается в мельчайших подробностях, — точный адрес, точные обстоятельства, подробный расклад того, что взял куда подевал, в каких именно нычках хранится то, что не успел перед арестом сбыть… Ну разве такое можно придумать?!. Нельзя! Будь ты хоть Лев Толстой — такого не придумаешь, и перед опером с подобной убедительностью — не изобразишь!.. Тем более, что в сводке именно по такому-то адресу и именно в указанное время кража — значится, совпадают и многие другие второстепенные детали его рассказа… Значит, и остальное – тоже правда!.. Без сомнения!.. Ты и не сомневаешься… А он — просит в обмен на координаты нычки, где якобы хранится часть похищенного, всего лишь пару укольчиков, и – получает своё.

Потом ты бежишь к указанному им тайничку — нет там ни хрена!.. Проверяешь указанные им конкретные факты и обстоятельства — всё, сообщённое «вообще» — подтверждается, а насчёт именно его конкретной виновности – оказывается чистейшей туфтой!..

Естественно, мчишься к нему с кипящими от ярости глазами, но натыкаешься лишь на недоумённую улыбочку: «Как?!. Неужели я что-то напутал?!. Странно, со мною раньше таких провалов в памяти не случалось…» И — начинает вкручивать тебе в мозги оправдательные шурупчики, — не успеешь и глазом моргнуть, как залито пламя твоей ярости океаном успокоительных и всё объясняющих слов…

Речь любого мошенника — журчит как ручеек, поворачивая то туда, то сюда… И главное, как логично всё звучит!.. Буквально миг назад казалось тебе, что нет и быть не может никаких извинений совершенному оным индивидуумом, а он — повернул раз, другой, третий поток своих объяснительных фраз, и вдруг выяснилось, что беседуешь ты практически – с ангелом!.. Пытаешься стряхнуть с себя паутину внушаемых иллюзий, напоминаешь себе: «Так он же гад конченный, нельзя ему доверять ни в чём!» Но он опять – говорит, говорит, говорит…

(Продолжение следует)

Владимир Куземко, специально для «УК»

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: