Дембельско-дебильный бунт

В понедельник вечером срочники нескольких частей внутренних войск покинули свои казармы под Киевом и пошли на Банковую требовать дембеля. Но через 5 часов солдаты, которые скандировали "Один за всех, и все за одного", мелкими группами по 10 человек покинули митинг под обещание не быть наказанными.

Корреспонденты издания INSIDER  Татьяна Николаенко и Лилия Макашова побывали на митинге и попытались разобраться, кто и что заставило срочников выйти на митинг под Администрацию президента.

Согласно первой информации СМИ, днем на базе в Новых Петровцах взбунтовалось 350 срочников, которые, закрыв командование части в кладовке, пешком выдвинулись на Банковую якобы требовать выдать им зимнюю форму. Позже к ним присоединились бойцы спецподразделения "Барс", а также солдаты частей №3030, 3033 и 3036.

По странной случайности срочники Нацгвардии устроили бунт накануне голосования за назначение своего руководителя Степана Полторака министром обороны, а также за неделю до миланских переговоров Украины и России.

— Я уже представляю довольное лицо Путина. "Петр Алексеевич, что вы там хотите, какую разделительную линию? У Вас же армия бунтует", — рассуждали коллеги журналисты, смотря на солдат, собравшихся на митинг.

— Дембель! Дембель! — скандировали молоденькие срочники в ответ на призыв военного прокурора Анатолия Матиоса.

— Ну, покричи, покричи, — снисходительно отвечал прокурор.

— Мы тут будем до последнего стоять, — уверенно тыкал пальцем прокурору 20-летний мальчишка.

В шесть часов вечера срочники выглядят сплоченными и уверенными. Они отказываются вернуться в части, чтобы там продолжить переговоры. Вместо этого грозятся, что завтра к ним еще присоединятся коллеги из Сум, Запорожья, Черкасс.

— Это все неправда, что пишут в СМИ. Мы никого в кладовках не закрывали и сюда не за формой пришли. Нам выдали форму. Но мы отслужили уже по 18 месяцев, некоторые даже по несколько раз съездили в АТО. Мы не против послужить еще пару месяцев, пока молодняк обучат, но мы хотим, чтобы президент нам назвал точную дату демобилизации, — говорит один из солдатов, сбежавших из Новых Петровцев.

— Если нас отпустят, то я готов и две недели еще послужить, и месяц даже. Но поймите нас — мы приезжаем оттуда, там война, там нас убивают, а тут никакой войны нет — ни в Харькове, ни в Киеве. Они ездят на дорогих машинах, гуляют. А почему умирать должны только мы? Пусть другие тоже идут, — добавляет его коллега из части на Соломенке.

Правда, собравшиеся признают, что в АТО были в самом начале — в Словянске и Донецке, при несравнимых с нынешними военных действиях. 

После того как выступление прокурора не подействовало, с солдатами начинает работать их непосредственное руководство. Их опять же просят по-тихому вернуться в казармы, но те отказываются.

Вместо этого один из срочников, который сейчас проходит реабилитацию в военном госпитале, рассказывает о своем начальнике-полковнике Биденко:

— Вон, видите мужик, в таком полосатом свитере? Он прикрывался нашими солдатами, когда мы были под Тельманово. Просто взял двух парней в брониках, ими прикрывался и отступал, — говорит солдат.

По версии другого срочника из военной части №3027, полковник Биденко прикрывался солдатами, когда они (срочники) делали коридор с Иловайского котла. Тогда их автобус обстреляли сепаратисты, а у самого парня пуля попала в автомат — он чудом остался жив.

После 7-ми вечера солдаты уходят с проезжей части Банковой и становятся за заборчик под одним из зданий.

— Боитесь, что вас будут разганять? — спрашиваю у срочника. — Нет, просто мы же солдаты, а не какой-то Майдан, — отвечает мальчишка.

Среди взбунтовавшихся срочников оказывается много тех, кто год назад защищал прошлую власть своей грудью.

— Мы стояли тут, под этими стенами, когда эти обезьяны били нас цепями 1 декабря. Среди нас многие пострадали тогда. Или когда Банковую сдали в феврале, нам же тогда глаза вырывали и уши резали, но никто этого не знает, — жалуется вв-шник из Запорожья.

— Мы с братом вдвоем служим, только в разных частях. Все эти полтора года мы висим на шее у матери, которая нам присылает еду и одежду. В прошлом году она заболела, ей сделали операцию, нас даже домой не отпустили. А дома два кредита непогашенные — за холодильник и мамину операцию. По 400 гривен надо платить, а где я их возьму — из денег, которые нам платят? — возмущается собеседник.

Пока солдаты стоят в сторонке, пьют принесенную газировку и подкрепляются круасанами и крабовыми палочками, с "генералами" ссорятся "матери".

— Ты! Да чья ты мать? А ну, покажи мне, — кричит разозленный командир женщине лет 30.

— Чья надо, та и мать, — огрызается та. За нее заступается еще одна женщина с растрепанными волосами лет за 60.

— Вы лучше скажите, почему они должны сидеть в АТО тогда, когда другие дома, — грозится женщина.

На Банковой считают, что именно "матери" и устроили бунт. Кроме того, там видят в произошедшем (впрочем, как и во всех предыдущих солдатских акциях) происки Юлии Тимошенко, которая всегда умела "эфективно закончить избирательную кампанию".

— Брєд несусвітній, де ми, а де Нацгвардія? — ответил один из депутатов "Батькивщины", услышав такое обвинение.

Следует отметить, что никто из опрошенных солдат не смог объяснить, почему они устроили бунт именно в понедельник. И как координировались между собой. Но из разговоров с ними удается выяснить, что именно матери сыграли в этом ключевую роль.

— Нам после построения сказали, что приехали родители. Мы к ним все вместе пошли, родителей было человек 30. Мы такие: "Ну, пошли к ним", а потом: "Ну, пошли дальше", — говорит солдат.

По дороге с Новых Петровцев к ним присоединились срочники с военной части на Соломенке. На Банковой их уже ждали военные из в/б 3030 в бронежилетах, которых вызвали охранять общественный порядок.

— Ну, мы с ними знакомы, встретились, обнялись, теперь вот здесь все стоим, — добавил он.

Позже к протестующим подтянулись еще срочники-транспортники. Они вышли из части после ужина, когда оттуда выезжала машина. Почти все они из Чопа на Закарпатье.

Митинг срочников не вызвал особой поддержки у киевлян. Проходящие мимо жители кто с сочувствием слушал про солдатские будни, а кто ругал за то, что в сложное для страны время солдаты решили бунтовать.

— Что же вы не бунтовали, когда полгода назад вы нас кийками разгоняли, — кричал на срочников молодой мужчина в рыжей кожаной куртке.

Максим Козуб (позывной "Тор"), который почти месяц был командиром взвода "Айдар", приехал встретиться со срочниками, требовавшими дембеля. У него раненое плечо, люди с толпы также сказали, что его контузило на Востоке.

— Я сюди спеціально з госпіталя на таксі приїхав, щоб подивитися вам в обличчя. Ви — бл*ді, ось, хто ви! Я хочу звернутися особливо до тих, хто повернувся з АТО. Я щойно розмовляв по телефону зі своїм однополчанином Женею Диким. Так він мені сказав, що хай вас краще демобілізують. Бо виходить, що поки ми на передовій будемо, у нас за спинами така шобла зі зброєю стоятиме. Я вірю, що вас покарають, прийду на показовий суд над вами всіма, — кричал разъяренный "Тор".

Во время того, как Козуб обращался к толпе военных, через раз употребляя слово "бл*ди", ему отвечали с толпы: "Это провокация, ну его нафиг" или "Та пусть он идет лесом".

Между комбатом и одним из срочников завязался агрессивный разговор.

— Ты на Майдане стоял? Коктейли палил, — спрашивал у него солдат.

— Я на Майдані не стояв, у мене мама тоді померла, мені не до того було, — отвечал Козуб.

— В мене в батальйоні дід був, він на фронт у 65 років пішов і загинув, а ви тут дембель хочете! — продолжал ругать срочников "Тор".

Показательный момент, когда Тор выкрикнул "Слава Украине", ему никто не ответил — вместо этого солдаты повернулись спиной.

Еще раз пять повторив слово "бл*яди", доброволец сорвалсая и таки замахнулся кулаком на одного из срочников, который тоже не стеснялся в выражениях. Солдаты затянули Козуба в толпу, женщины кричали "Не бейте!".

Через минуту охранник АП вывел командира в уже розорваной на том же раненом плече форме из круга агрессивно настроенных срочников.

— Идем отсюда, — уговаривали "Тора" такие же добровольцы, как он. Срочники продолжали стоять и скандировать "Дембель!".

К ним вышел представитель АП и сказал, что власть не поддастся на шантаж.

— Вас демобилизируют, если после этой поездки не будет обострения ситуации. Как только мы увидим, что все стабилизировалось, то подпишем указ, но точно не под давлением шантажа и толпы. Как человек, который отвечает за свои слова, говорю, что в зону АТО вас больше не отправят. А сейчас вас толкают на преступление. Поэтому либо мы слушаем друг друга, и вы едете в часть, либо вы остаетесь — и вас 14 октября втягивают в провокации под парламентом. А потом вы в суде будете отвечать перед Родиной", — заявил солдатам замглавы АП Геннадий Зубко.

Публичные призывы к срочникам ничего не дали, но сработал другой метод. Их командиры отводили их по одиночке, беседовали, потом кто-то убежденный заходил к своим, собирал группу по 10, и так они потихоньку уходили.

— Куда же вы, предатели! — кричали им оставшиеся идейные. — Как же мы будем завтра смотреть в глаза тем, кто приедет? Они же больше с нами ни за что не выйдут.

— Слушай, ты что, сесть хочешь? Уходи по-тихому, мы уже договорились, — отвечал ему другой с презрительной улыбкой.

— Так, мальчики, быстренько-быстренько уходим. На метро. У вас у всех по три дня выходных. Если что, скажете, что сегодня были в увольнении, — объяснил им командир, стоящий под рестораном Mare Azzuro. К полуночи Банковая опустела.

Фото и видео: Максим Кудимец/INSIDER

Автор: 

Читайте также: