Обзор обстановки на Восточном фронте на начало сентября

Традиционный обзор ситуации на Восточном фронте, боевых действий в самых горячих секторах АТО и реформации ВСУ на фоне конфликта протяжённостью в полтора года снова на связи. Очень хочется написать, что эта неделя стала исключением среди бесконечных дней обстрелов, жертв, покалеченных людей и судеб, но это было бы очередным кислым витамином после укола, а нам и так слишком много рассказывают сказок о происходящем.

Обострение продолжается: позиционные бои, артиллерийские дуэли, удары диверсионных групп в ближнем тылу. В целом динамика всей летней кампании в конце августа сохранялась: противостояние опорных пунктов, демонстративные действия одной-двух ротных групп, разведка боем, попытки занять нейтральную полосу или улучшить локальные позиции на тактическом уровне высот, продвинуться до лесополосы или вкопаться в хутор.

Оперативная ситуация характеризуется стабильностью линии соприкосновения, работой артиллерии в вечерний и ночной период. Вся её тяжесть сейчас ложится на бригадные группы и районы в непосредственной близости от противника. Тенденция – падение накала огневых атак к концу недели, но до 60–70 эпизодов перестрелок в день (включая стрелковое оружие) всё же фиксируют.

Обе стороны не в состоянии подавить активность друг друга. Ствольная артиллерия и реактивные дивизионы спустя месяцы противостояния могут варьировать время, цели и интенсивность ударов, несмотря на довольно масштабную контрбатарейную борьбу. На политическом фронте глухо: выполнять условия Минска хозяева боевиков не могут и не планируют, поскольку вопрос с Крымом не решён, а отвод оружия в нервозной обстановке взаимного недоверия и регулярных обстрелов – это занятие бесперспективное.
 
Договорённость прекратить огонь с сентября уже девятая по счёту и с большой долей вероятности закончится, как и все предыдущие обещания агрессора. То есть ничем – продолжением ночных ударов и попытками нащупать удобное место для локального наступления. Порошенко прямо заявляет о том, что Минск был нужен в качестве паузы для восстановления возможностей армии. Боевики снова обещают выйти на границы областей.

В харьковский госпиталь за последние две недели доставлено около девяносто человек раненных личного состава ВСУ. На фронте было жарко, и в обозримой перспективе не видно периода, когда этот градус начнёт резко идти на убыль, а не стихать на несколько дней. Несут потери и боевики. Естественно, что нет никаких двух сотен сепаратистов, убитых на марше в колонне, или лагерей с батальонами уничтоженных реактивщиками из Сум. Любой, кто называет чёткие данные по перехватам вне контроля поля боя, – или фантаст, или собирает средства на что-то, или пропагандист без царя в голове.

Подводя итоги вступления, следует отметить, что политически идёт борьба под ковром и над ним за репарации, статус Крыма и картину послевоенного мира, особенно в плане санкций и гарантий. На фронте – позиционная возня с элементами обострения. Информационные войска РФ и Украины продолжают на фоне этого «выкашивать» батальоны и «Искандеры», бороться со «спецназом Польши» и побеждать «негров на танках».

Однозначного решения впереди не видно, как и однозначного прогноза по обострению. Приближается осень, а значит, демобилизация и дожди. Украине нужно остановить агрессию России и получить Донбасс с максимальными репарациями. Россия желает избавиться от дополнительного геморроя с содержанием «Д/ЛНР», как от ночного кошмара, но ей нужны просветы в санкциях и прояснение ситуации относительно статуса полуострова.

В целом опасность масштабного обострения сейчас не столь актуальна и будет падать с каждым месяцем, пока не настанет контрольное время Минска–2; плюс давление из-за вывода войск, выборов и их признания накануне приёма-передачи контроля над государственной границей. Трудно сказать определённо: наращивание группировки сепаратистов – это элемент торга или подготовка к наступлению?

Но около 150 танков и более 200 единиц ствольной и РСЗО, на которые увеличилась численность техники гибридной армии за последние три месяца, не могут не вызывать опасений. Хотя также поступает информация о проблемах с набором людей в силовые структуры для сепаратистских анклавов, ибо желающих месяцами сидеть под обстрелами из тяжёлой артиллерии, да ещё и с туманными перспективами, не прибавляется – военная усталость работает в обе стороны.

Наши оперативные цели в секторе «А» – совершенствовать инженерную полосу обороны, сковывать силы противника, опираясь на реку и хорошо укреплённые с прошлой осени ВОП, не давать разворачивать сепаратистам огневую активность на Артёмовском направлении между речкой и водохранилищем. Здесь тише, чем на других участках, но огневые контакты возле ключевых пунктов (Бахмутки, Счастья, Станицы Луганской, Троицкого, Санжаровки) продолжаются регулярно.

По опорным пунктам армии боевики работают 120-миллиметровыми миномётами, СПГ, выходят на дистанцию огня стрелкового оружия, а после начала столкновения поливают позиции из ЗУ–23/2. 29 августа близ Золотого автомобиль силовиков попал в засаду ДРГ.

Четверо бойцов получили травмы после того, как их машина свернула с дороги, но смогли отразить нападение без жертв. На одном из блокпостов возле Донецка боевики под прикрытием беспокоящего огня из АГС тяжело ранили одного из бойцов ВСУ из снайперской винтовки. В Станице из-за обстрелов трижды вспыхивали пожары, инфраструктура посёлка сильно повреждена. Что радует в секторе – количество огневых атак и пролётов БПЛА снижается, а значит, боевики понимают, что в заболоченной местности с обилием водохранилищ и речушек действовать им будет крайне тяжело, и не усиливают давление в этом направлении.

А вот по направлению к Донецку и Горловке – жарко. Вообще этот сектор характеризуется большим накалом противостояния – из-за возможности оперировать войсками в застройке, относительно скрытным выходом на огневые позиции и трудностями в контрбатарейной борьбе. Кроме того, традиционно боевики разворачивают активность в направлении Авдеевки и ТЭС, чтобы нанести ущерб украинской экономике, а также отбросить регулярные войска от Донецкой агломерации.

Авдеевку обстреливали практически всю неделю – часто из танков и тяжёлых орудий, комбинируя огонь с большой дистанции и монотонные беспокоящие обстрелы в ночное время. Шахта «Бутовка», Опытное, Пески, Водяное – мы уже заучили эти названия наизусть.

Там регулярные боевые столкновения и действия малых групп, которые стараются выйти на ближнюю дистанцию или корректируют огонь артиллерии и миномётов. Также в районе фиксируют удары РСЗО, хотя можно сказать, что это не система, а единичные случаи. Гораздо чаще, например, 25–26 числа по позициям ВСУ работала 122-миллиметровая артиллерия. Красногоровка и Марьинка – под спорадическим огнём в начале недели, ближе к концу – хрупкое затишье, прерываемое обстрелами из СПГ или АГС вперемешку со стрелковым оружием.

В секторе «М» была зафиксирована вспышка обострения, но ближе к концу недели всё сменилось теми же одиночными огневыми контактами. Все сообщения о тяжёлых потерях в районе не подтверждаются. Здесь, как и везде, позиционная война, усугубляемая позициями сторон за рекой Кальмиус и довольно внушительными открытыми степными пространствами, где неудобно наступать крупными силами.

Возле Богдановки 29 августа состоялся бой с малой группой сепаратистов, им было нанесено огневое поражение. Вблизи Богдановки, Старогнатовки, селения Чермалык, Орловского, Лебединского впервые горячо после «демилитаризации» гибридной армии у Широкино (работают 122-миллиметровая артиллерия, миномёты, дважды неполные пакеты РСЗО).

В районе Сопино у морской пехоты потери – двое погибших, несколько осколочных раненных после удара САУ. В Гранитном поражён как населённый пункт, так и позиции силовиков. В целом после обострения возле Старогнатовки в районе стало неспокойно, даже во время боёв за Широкино севернее почти всегда было тише.

Украинская армия продолжает целенаправленно решать свои проблемы. Уже утверждена программа на модернизацию 50-ти Ан-26 до модификации МСБ, там происходит ремоторизация, увеличивается полезная нагрузка, уменьшается ВПП, пригодная для взлёта, растёт радиус полёта, ставится контейнер для отстрела тепловых ловушек. Как минимум, это означает два момента: тяжёлые санитарные будут быстрее оказываться в госпитале, а рота с тяжёлым пехотным вооружением может быть переброшена из сектора в сектор за считанные часы. В условиях современной войны это просто бесценно.

То, что ВТА уже получила с «волонтёрскими» семь бортов, – тоже хороший знак. Мы успеваем двигаться сразу в нескольких направлениях, несмотря на давление ослабевшей национальной валюты на оборонный бюджет и кадровый голод. Долгожданные хорошие новости в сегменте ПВО: предприятие «Артём» работает над зенитной версией ракеты Р–27.

На выходе мы получим изделие, дальность поражения которого – 55 километров, с несколькими параллельными каналами наведения. Если правильно подобрать шасси для наземного базирования, то в обозримом будущем мы получим неплохую систему ПВО бригадного уровня вместо старушки «Осы». Боевая работа и учёба идут своим чередом: в Широком Лане проходят тактические учения оперативного командования Юг, сегодня стартуют масштабные маневры «Sea Breeze–2015».

Армия продолжает выполнять свою работу, впрочем, как и предыдущие полтора года. Если посмотреть, с чего мы все начинали, иногда может бросить в холодный пот. Мы помним и отсутствие аккумуляторов, и сбор формы зимой поштучно, и танки, которые ездили друг к другу «в гости», чтобы завестись, и пару тепловизоров на батальон, и взвод, занимающий полосу ответственности роты. Помним, как волонтёры «рожали» каски и бронежилеты для БТГ, отправляющейся «на передок», и возили печки на опорные пункты.

Теперь все спорят о качестве закупленного утеплённого белья, хорошо это или плохо для динамики развития ВСУ – получить сотню автомобилей «КрАЗ», и что лучше – доводить до ума БТР–4 или наращивать производство «тройки». А, может быть, кто-то вспомнит, сколько современных бронетранспортёров мы закупили за всю историю независимости до войны?

Или когда почти полностью был закрыт вопрос с касками, бронежилетами, закупали цифровую связь и тепловизоры, а армии в год передавали дюжину самолётов? Мы на правильном пути – не перестанем это повторять. Военным путём Украину не сломить. Страна, несмотря на тяжёлые потери, почти на пике своих возможностей по обороне за всю новейшую историю. Дальше должны играть политики, экономика и реформы.

Оставайтесь на связи и оставайтесь живыми. Мы победим!

Источник: petrimazepa.com

Читайте также: