История о том, как херсонские полицейские, приехав в обворованный дом, еще раз его обокрали

Так куда же пропали деньги? Всю пятницу следователи опрашивали охранников, понятых и пострадавших. А оперативников, после визита которых и пропали деньги, отправили на полиграф. И вор нашелся! Правда, свою вину он пока не признает.

Говорят, под Новый год случаются самые невероятные истории. И все они – поучительные.

Обычный вечер четверга, 24 декабря. Рабочий день Людмилы и Василия приближался к завершению. Но мечты о семейном ужине в уютном доме нарушил телефонный звонок работника охранной фирмы “Арсенал” : в доме сработала сигнализация. Людмила и Василий помчалась домой и обнаружили, что незваный гость профессионально отжал окно на втором этаже, пробрался в дом и успел унести с собой несколько ценных вещей. Прибывшие бойцы охранной фирмы вызвали полицию и уехали. Людмила кинулась проверить тайник – банкам семья не доверяет, поэтому хранила семейные сбережения дома. Деньги лежали на месте.

Оперативники приехали часа через полтора. В дом зашло четверо, как потом оказалось, один из них – водитель. Но хозяева об этом не знали, так как он, в отличие от остальных, не представился. Двое поднялись на второй этаж, третий принялся писать протокол, хозяевам пришлось отвечать на его вопросы и они остались внизу.  

Почему водитель зашел в дом к потерпевшим, хотя не имел права этого делать? Почему полицейские не позвали понятых с самого начала, а только в конце, когда нужно было подписывать протокол? Почему оставались одни в обворованном помещении, хотя по процедуре это недопустимо? Может быть, потому, что до недавнего времени они были милицией, а полицией стали недавно и еще не осознали, что с изменением названия придется менять и привычки?..

Когда группа уехала, Людмила решила еще раз удостовериться, что сбережения на месте. Но денег на месте не было! Они пропали!

В полном смятении Людмила набрала 102. Девушка­-оператор вызов приняла, а вот номер горячей линии МВД не захотела называть, утверждая: “Я не помню” .

Вторая группа полицейских приехала довольно быстро – с уже знакомым водителем… Полицейские упаковали “вещдок”  – пакет, в котором хранились деньги, – и уехали, обнадежив хозяев: мол, раз жалоба на сотрудника полиции – этим займется прокуратура.

Бессонная ночь супругов прошла в сомнениях: станут ли в полиции расследовать происшествие, или по старой милицейской практике постараются “замять”  скандал? Начнут “договариваться” или станут угрожать? Передадут ли дело в прокуратуру? И не окажется ли наутро, что второй вызов полиции вообще не зарегистрирован и даже следов от него не осталось?

Измучившись от переживаний, в пятницу утром пострадавшая семья обратилась в редакцию местной газеты “Вгору”  – просить помощи у журналистов.

Корреспондент издания  обратилась в прес­с-службу Главного управления Нацполиции Херсонщины, там сообщили, что правоохранители спозаранку уже расследуют это дело и оно находится под личным контролем главного полицейского области.

О ходе расследования  согласился рассказать начальник Херсонского городского отдела полиции полковник Валентин Гладкий. Он заверил, что оба вызова полиции в дом пострадавших зафиксировали, информацию внесли в единый реестр происшествий, делом занялись следственное управление и отдел внутренней безопасности полиции. Кроме того, проверили и запись разговора с девушкой­-оператором, которая отказывалась давать номер министерской горячей линии. По словам Валентина Ивановича, она получила дисциплинарное взыскание.

Так куда же пропали деньги? Всю пятницу следователи опрашивали охранников, понятых и пострадавших.  А оперативников, после визита которых и пропали деньги, отправили на полиграф.

И вор нашелся! Правда, свою вину он пока не признает.

А уже в субботу вечером в ворота обворованной семьи постучалась заплаканная жена того самого работника полиции, которого полиграф уличил во лжи и который вину не признал. Женщина вернула часть похищенных денег, обещала вскоре вернуть недостающую сумму и умоляла Людмилу и Василия написать заявление в полицию, что заявление о краже было ошибочным и что деньги они нашли у себя под кроватью…

Этот человек больше не является сотрудником полиции. А все материалы дела мы передали в городскую прокуратуру,  – рассказал Валентин Гладкий.

По его словам, за такое преступление сотруднику правоохранительных органов суд может присудить до 7 лет лишения свободы.

Казалось бы, полиция в данном деле свои обязанности выполнила. И даже появилась надежда, что, возможно, к моменту переаттестации старых милицейских кадров, которая в Херсоне будет проходить в марте, этот правоохранительный орган самоочистится и станет соответствовать чаяниям разуверившихся граждан…

Но вскоре, автор статьи позвонила Людмиле, чтобы уточнить некоторые детали. Та ответила: “Не могу сейчас говорить, у меня люди, они предлагают деньги, чтобы мы забрали заявление и дело закрыли. Позвоню позже”. Через 2 часа журналисты перезвонили – “гости”  еще “беседовали”  с Людмилой.

Еще через полчаса она коротко сообщила: приходили работники Комсомольского райотдела полиции (фамилии она записала) в частном порядке “порешать вопрос”. Сказали, что их якобы попросил об этом лично начальник Комсомольского райотдела. Принесли недостающую сумму. Уговаривали, чтобы Людмила написала, что нашла деньги под кроватью. Она отказалась. О чем они еще говорили 2,5 часа, Людмила не рассказала. Но в конце концов подписала заявление, сочиненное “гостем”, что деньги ей полностью вернули, что она претензий не имеет и просит следователей больше ее не вызывать.     

Выходит, рано  радовались тому, что полиция самоочищается. Остается надежда на то, что переаттестация поможет. Вот сейчас в Киеве подходит к концу переаттестация сотрудников милиции/полиции. Результат: 80% старых кадров ее не прошли. Какой процент будет в Херсоне – узнаем уже весной.

Есть еще надежда (небольшая) на то, что прокуратура не спустит расследование “на тормозах”  и виновный понесет наказание. И вот тут снова возникает тревога: прокурорам переаттестация в ближайшем будущем пока не грозит, так что и они могут попытаться действовать “по старинке” …

Остается еще вопрос к Людмиле и Василию: вас совсем не будет мучить совесть, если воры-полицейские, которых с вашей помощью сейчас пытаются увести от наказания, обворуют других? А если ваших близких? Вы не будете чувствовать себя соучастниками?

Автор: 

 

Читайте также: