Убойные гонки: днепропетровский стритрейсер задавил зрителей

«Я увидел, как над головами зрителей пролетела какая-то тень и упала метрах в двадцати — это был Жора…» В Днепропетровске на несанкционированных ночных автогонках, которые проводились без соблюдения элементарных правил безопасности, погибли зрители — 19-летняя девушка и 20-летний парень.   19-летняя Оля Дядик и 20-летний Георгий Кардава знакомы не были. Парень и девушка впервые пришли посмотреть модную в городе забаву — ночные автогонки. Полуподпольное ралли, на котором не было ни милиции, ни сотрудников ГАИ, ни пожарных, ни «скорой», а лихачи выжимали из своих крутых иномарок максимум возможностей, рано или поздно, по мнению специалистов, должно было привести к жертвам. И трагедия произошла. Оля и Георгий случайно оказались рядом, когда на бешеной скорости в толпу зрителей врезался потерявший управление автомобиль…

«Оля, решайся, гонки — это так здорово!»

19-летняя студентка Днепропетровского горного университета Оля Дядик долго не решалась пойти на модное в среде городской молодежи развлечение — ночные автомобильные гонки. Тем более что отец категорически запретил ей это. Но, в конце концов, настойчивость одногруппников оказалась сильнее и опасений девушки, и папиного запрета. В ее мобильнике до сих пор сохранились несколько SMS-сообщений: «Оля, пойдем на гонки, это так здорово!.. Решайся, я отвезу тебя машиной туда и обратно…»

— Когда дочка сказала, что хочет посмотреть какие-то ночные автогонки, я ответил: «Заяц, не вздумай, это очень опасно», — вспоминает отец Оли Александр Дмитриевич. Он и сегодня не может говорить о дочери в прошедшем времени. — Она такая трусиха, даже через дорогу переходит — за руку меня берет. Как она только решилась туда пойти? Видно, уговорили…

Впрочем, легко понять, почему Оля согласилась: невысокая, хрупкая девчушка, похожая в свои 19 лет на подростка, наверное, во всем хотела быть лидером. «Она по жизни такая меленькая, — показывает мне отец фотографии дочки, — но с характером». На трех страничках зачетки — почти сплошь одни «отлично». Готовясь поступать в иняз (еще в школе она свободно владела английским, немецким и французским), неожиданно для родителей подала документы на самый «конкурсный» в Днепропетровске факультет информационных технологий. И поступила. Может быть, в тот вечер и было ей страшно ехать ночью на окраину города, но она никому в этом не призналась…

Когда-то трасса, где проводят ночные гонки, располагалась на заброшенной взлетной полосе аэродрома «Подгородное», куда давно уже не садились старенькие «кукурузники». Потом территорию купили под строительство, и гонки стали проходить в противоположном конце города — на довольно узкой боковой дороге, ведущей с улицы Яснополянской к аэропорту. Поскольку его связывает с городом еще и основная широкая трасса, этим неосвещенным участком мало кто пользуется. Тем более поздним вечером. Сюда и подтягивались на старт крутые иномарки.

Гонки шли на выбывание: победитель очередного заезда стартовал со следующим участником. Двухполосную трассу делили пополам. На одной полосе с ревом носились машины, на другой — за практически невидимой в темноте разделительной чертой — живой стеной стояли зрители. Единственной мерой безопасности были команды в мегафон двух одетых в светоотражающие жилеты мужчин: «Бойтесь этой линии, как огня!» Да какая там линия, когда сзади напирает разгоряченная толпа зрителей и хочется разглядеть в темноте, как срываются со старта участники, пытаясь выжать из машины все, на что она способна?!

Способов собрать болельщиков существует несколько. Например, Интернет, который «ловит» студентов и наиболее продвинутую молодежь. Авто- и мотолюбителей завлекают на ежепятничных тусовках, которые собираются то на площади Ленина в Днепропетровске, то у оперного театра, то возле здания облсовпрофа. Кстати, там же организаторы экстремального развлечения иногда призывают в мегафон и прохожих приходить на ночные гонки. Но наиболее эффективный способ привлечения зрителей — это, конечно, «цыганская почта», когда дату и место очередного стрит-рейсинга (уличных гонок) передают по цепочке, «вербуя» публику в вузах, профтехучилищах, на фирмах.

А без зрителей в этом мероприятии не обойтись. Потому что те, кто платит за собственный риск и адреналин в крови, обязательно желают выставить все это напоказ. Иначе нет смысла в демонстративном лихачестве.

Георгий сам оплачивал учебу, подрабатывая ночью охранником

20-летний студент Киевского университета славистики Георгий Кардава попал на эти гонки случайно и тоже впервые. Вообще-то развлекаться ему некогда. Парень подрабатывал, где только мог, чтобы оплатить учебу на престижном факультете «менеджмент организаций и таможенное дело». По ночам работал охранником или монтировал экспозиции в выставочных центрах. Мама, Валентина Ивановна, медсестра одной из детских поликлиник Днепропетровска, воспитывала двоих сыновей одна и никогда ни с Жоркой, ни с младшим Ромой не знала хлопот.

— Я на свою зарплату и одеть-то их прилично не могла, — рассказывает она, с трудом сдерживая слезы. — Жора сам себе и на учебу, и на одежду зарабатывал, да еще брату и мне помогал. До 17 лет даже в компании никуда не ходил, только над книгами сидел. Я и выпившим-то его ни разу не видела…

В тот вечер Георгий сказал маме, что едет посмотреть на гонки. Зная его увлечение машинами, она не возражала, тем более что Жора заверил: «Не волнуйся, там милиция за порядком следит».

Часов в девять вечера, когда смеркалось, вдоль короткой трассы уже не было свободного места. Болельщики с бутылками пива в руках стояли живым коридором и громко обсуждали навороченный прикид иномарок.

— Мы с Жорой впервые попали на стрит-рейсинг, — рассказывает приятель Кардавы Александр Третьяк. — Хотелось посмотреть на красивые машины. Меня позвал друг Руслан, а я пригласил Георгия. Но это зрелище нам сразу не понравилось. Когда началось ралли, было уже темно. Фары машин слепили глаза, ничего невозможно было разобрать. Мы всматривались туда, где был старт, и вдруг я услышал рев двигателя с противоположной стороны. Оттуда на бешеной скорости, как-то странно виляя, словно хотел попугать стоящих шеренгой зрителей, мчался бежевый «Жигуленок». Крайней стояла какая-то невысокая девочка, потом Гоги, Руслан и я. Всех разбросало в какую-то секунду. Я успел заметить, как какая-то тень пролетела над головами и упала метрах в двадцати. Сперва даже не понял, что это был Георгий. Сбив троих и отбросив с трассы еще нескольких человек, машина, наконец, стала тормозить и остановилась метрах в пятнадцати.

Старенькая «двойка», которой управлял 38-летний слесарь станции техобслуживания Игорь, приехала на трассу ралли, когда гонки уже начались. Вообще-то, по неписаным правилам, его участники делают заявки заранее — на пятничных тусовках в центре города. Там же платят стартовый взнос, который, по некоторым сведениям, составляет тысячу долларов. Из этих взносов и образуется призовой фонд, а также вознаграждение организаторам стрит-рейсинга. Поскольку участников бывает от двадцати до тридцати, легко подсчитать, что ночные гонки — дело довольно прибыльное.

Возможно, хотел заработать на них и водитель «двойки», но его к старту не допустили: то ли классом машина не вышла, то ли денег на взнос у Игоря не оказалось. Раздосадованный хозяин «Жигулей», развернув машину, поехал прочь. Но сначала ему нужно было преодолеть 400-метровую гоночную полосу, вдоль которой стояли зрители. Очевидно, им-то водитель и решил продемонстрировать мощный движок и собственное умение. Однако вывернуть мчавшийся прямо по разделительной полосе автомобиль не успел…

Один из свидетелей трагедии, попросивший не называть его имя, так описал происходящее: «Водила даже не пытался остановиться, только после наезда он резко дал по тормозам и его развернуло влево. Мы с товарищем стояли на противоположной стороне дороги, и машину понесло на нас, но мы успели отскочить. Увидев это, люди начали бежать, как крысы, кто куда. Потом раздался крик: «Живая!» Все, кто остался, столпились вокруг лежащей на дороге девушки. Но ни у кого не оказалось аптечки. Гаишники приехали минут через двадцать, «скорая помощь» почти сразу после них».

«Сын пять часов лежал прямо посреди дороги, даже ничем не накрытый»

Олю, у которой едва прощупывался пульс, и Руслана Нуриева с открытой черепно-мозговой травмой и разбитыми ногами увезли в больницу Мечникова. Когда около часа ночи Валентина Ивановна Кардава примчалась туда, на каталках в приемном покое лежали только приятель ее сына и девушка. Георгия не было ни в больнице скорой помощи, ни в морге. После двухчасовых поисков она поехала на место происшествия и там в утренних сумерках увидела сына — прямо посреди дороги.

— Я узнала его по брюкам: он лежал вниз лицом, даже ничем не накрытый, вся спина была синяя, голова разбита. — Этот рассказ дается Валентине Ивановне с огромным трудом. — Посреди дороги Жора пролежал почти пять часов, пока не приехала машина из морга.

Никто не помог матери похоронить сына, никто не попросил у нее прощения. Только через две недели после трагедии водитель злополучного «Жигуленка» позвонил в квартиру, где еще недавно жила его жертва.

— Он был сильно выпивший и все твердил: «Я тормозил». Больше я ничего от него так и не услышала, — говорит Валентина Ивановна.

С родителями Оли Дядик Игорь вообще не встречался. За жизнь девушки врачи боролись еще сутки. Несмотря на переломы рук и ног, разрывы внутренних органов, надежда спасти ее все-таки была. Но черепно-мозговая травма оказалась слишком тяжелой — Оля умерла, не приходя в сознание. А ее отец до сих пор не может понять, как могли проходить эти гонки, о которых знало полгорода, без всякого на то разрешения?!

— Стоит собраться где-нибудь на площади кучке митингующих, сразу и милиция, и СБУ выясняют, зачем и почему, — с горечью говорит Александр Дмитриевич. — А здесь столько лет подряд тысячи детей рисковали жизнями, и никого это не интересовало.

— Против водителя ВАЗ2102 возбуждено уголовное дело по статье 286 ч. 3 УК Украины (нарушение правил дорожного движения, повлекшее смерть двух и более человек), что грозит лишением свободы на срок от 7 до 12 лет, — комментирует ситуацию следователь отдела по дорожно-транспортным происшествиям Днепропетровского городского управления милиции Сергей Андриенко. — Сейчас проводятся все необходимые экспертизы. Кроме того, я дал поручение, чтобы установить организаторов этих ночных гонок, которые наравне с водителем должны нести ответственность за эту трагедию.

…Когда-то в Днепропетровске была очень сильная школа автоспорта, а имена местных гонщиков гремели на весь Союз. Председатель областной федерации автоспорта Борис Пергат почти 30 лет занимается ралли и помнит, насколько тщательно обеспечивалась на гонках безопасность участников и зрителей. В свое время организаторы уличных гонок, видимо, пытаясь придать им какое-то цивилизованное лицо, именно Борису Пергату предлагали курировать стрит-рейсинг. Но, взвесив все «за» и «против», он отказался.

— Я понял, что безопасность участников и болельщиков стоит у инициаторов на последнем месте, а это неминуемо приведет к трагедии, — говорит он. — Конечно, при желании в Днепропетровске можно было создать хорошую трассу для ралли, но это потребовало бы немалых вложений: нужен участок дороги длиной не менее одного километра (400 метров только для разгона), огороженный бетонным забором с прочной металлической сеткой высотой не менее двух-трех метров. Зрители тоже должны находиться на приличном расстоянии от ограждения. В идеале и полосы движения необходимо разделить, чтобы машины не столкнулись. Но тем, кто решил зарабатывать на этом деньги, такие расходы, конечно, ни к чему.

Наталья Гармаш, Днепропетровск, «ФАКТЫ»

Читайте также: