«Шпионские штучки». За фабрикацию «дел об СТС» пора сажать самих фальсификаторов уголовных дел

На допросах следователь СБУ интересовался, зачем подозреваемый покупал фонарик, если на улицах есть освещение:)) Начавшийся в Киеве суд над Андреем Фенченко, заказавшим в интернет-магазине брелоки со встроенными видеокамерами, показывает: практически любого человека в Украине могут посадить за владение техническими средствами негласного получения информации.

В последнее время в Украине участились случаи возбуждения уголовных дел против владельцев специальных технических средств для негласного сбора информации. Недавно в СБУ даже провели брифинг для журналистов, на котором рассказали, сколько вреда бизнесу и личной жизни граждан (не говоря уже о государственных секретах) могут принести безобидные, на первый взгляд, игрушки. И умолчали о нашем несовершенном законодательстве, по которому любого законопослушного гражданина можно объявить преступником.

«Повестка с предписанием явиться 1 августа к инспектору Киевской региональной таможни была выписана… 9 августа»

В Соломенском райсуде столицы началось рассмотрение дела против киевлянина Андрея Фенченко. Обвиняют его в контрабанде в Украину оружия и специальных технических средств негласного съема информации. Как рассказал «ФАКТАМ» Андрей, в мае прошлого года он заказал в интернет-магазине фонарик, складной нож и два брелока со встроенными видеокамерами. Покупки (вместе с доставкой из Китая) обошлись менее чем в 40 долларов — в несколько раз меньше, чем те же товары стоят в Украине.

— Примерно через месяц я начал интересоваться на почте, пришли ли посылки, — рассказывает Андрей Фенченко . — Несколько раз мне говорили, что ничего нет.

Когда же позвонил в справочную службу «Укрпочты», узнал, что бандероли задержаны таможней. Таможенники по телефону отвечать отказались, а при встрече стали уверять, что никаких моих посылок не задерживали. Я все же уговорил их принять заявление на розыск бандеролей, дважды написав пояснения о содержимом и о том, где и как были заказаны товары. В качестве доказательства у меня взяли распечатки с сайта интернет-магазина. После этого заверили, что заказ найдут и доставят по почте. Месяц никаких известий не было, а 11 августа я получил повестку с предписанием явиться 1 августа к инспектору Киевской региональной таможни. Выписана она была… 9 августа.

Инспектор вручил Андрею постановление от 9 августа о возбуждении против него уголовного дела за приобретение и контрабанду спецсредств для тайного сбора информации. Позже обвинение переквалифицировали на более тяжкое, дописав слово «повторно» — так как заказ шел двумя бандеролями. А поскольку в бандероли был нож, добавили статью «Ношение, изготовление, ремонт или сбыт холодного оружия без предусмотренного законом разрешения». Эти обвинения предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет.

С ростом парка мобильной техники, практически все вопросы с обузданием «железных» друзей решают различные сервисы такие как «Ремон мобильных аппаратов» или в случаи с компьютерной техникой «Скорая компьютерная помощь». такие передергивание с законами может ударить и по ним, как это случилось в Беларуси.

Мобилизец. Власть поставит ваш мобильный телефон себе на службу

Только через несколько месяцев после возбуждения уголовного дела эксперты СБУ выдали заключение, что заказанные Андреем брелоки являются специальными техническими средствами негласного съема информации, а нож — холодным оружием. Дознаватель таможни тем временем, по словам Фенченко, никак не мог объяснить обвиняемому, в чем же заключается контрабанда. Следователи СБУ обыскали квартиру Андрея и предложили добровольно сдать видеобрелоки (которые, напомним, до адресата так и не дошли). А также настойчиво интересовались, зачем ему фонарик, если на улицах есть освещение.

Очередным показателем профессионализма следователей стало предложение воспроизвести «событие преступления» именно на домашнем компьютере Андрея. Попытки объяснить, что заказ был сделан не с него, а также что товар в интернет-магазине можно заказать из любой точки земного шара с любого компьютера с доступом ко всемирной сети, успехом не увенчались.

Такие брелоки-регистраторы широко представлены в украинских магазинах. Фото из интернет-магазина dealextreme.com

— Брелоки я планировал использовать в качестве веб-камер, — рассказывает Андрей, — а также для съемок села, где родились мои мама с папой, с помощью радиоуправляемого вертолета. Я делаю сайт села и хотел разместить на нем панорамные виды. Почему эти устройства признали запрещенными спецсредствами, не могу сказать.

Ведь мало того что брелоки имеют разъемы для подключения к компьютеру и отнюдь не скрытые кнопки записи и проигрывания, на них еще есть и светодиодные индикаторы записи. А с «оружием» вообще странная история: я заказывал совсем не тот ножик, который был направлен на экспертизу и признан охотничьим. И в бланке заказов есть тому подтверждение. Кроме того, у меня как у охотника есть разрешение на оружие, а значит, я могу купить и принести в милицию любой охотничий нож, и его впишут в мое разрешение.

СБУ советует покупать технику только в официальных торговых сетях

— Непонятно, почему Андрею вменяют статью о контрабанде, — пояснял «ФАКТАМ» адвокат Кирилл Михо. — Согласно Уголовному кодексу Украины, контрабанда — это перемещение товара через границу страны в обход таможни или с укрывательством от контроля. В данном же случае отправитель заполнил все декларации, указал, что находится в бандеролях. И заявив на таможне о не дошедших до него товарах, Андрей снова перечислил все, что заказывал.

По мнению Андрея Фенченко, уголовное дело против него СБУ и таможня возбудили обманным путем с помощью подлога. Зачем — непонятно. Видимо, чтобы поставить «галочку» о еще одном раскрытом преступлении. Он готов бороться, доказывая свою невиновность, и уверен: это поможет и другим людям, оказавшимся в такой же ситуации.

Что же надо знать, покупая, скажем, веб-камеру или фотоаппарат, дабы не попасть под суд? Комитет по вопросам борьбы с оргпреступностью Верховной Рады направил на имя главы СБУ Игоря Калинина запрос, в котором народные депутаты просят определить «четкие критерии, которые дадут возможность предварительно идентифицировать специальные технические средства негласного получения информации как незаконные, чтобы удержаться от их приобретения».

Двухстраничный ответ на бланке НИИ спецтехники и судебных экспертиз СБУ изобилует названиями законов и нормативных документов, регламентирующих изготовление и использование таких устройств. Практические же рекомендации сводятся к тому, что без тщательной экспертизы решить вопрос о принадлежности покупаемого устройства к спецсредствам нельзя, а значит, лучше воздержаться от приобретений через интернет-магазин и «обратить свое внимание на официальные торговые сети».

В Украине действует «Методика определения принадлежности объектов к специальным техническим средствам негласного получения информации». Однако на запрос Андрея Фенченко Министерство юстиции официально ответило, что этой методике присвоен гриф «для служебного пользования», она является «конфиденциальной информацией Украинского НИИ спецтехники и судебных экспертиз СБУ и не подлежит распространению».

Правда, критерии принадлежности товаров к специальным техническим средствам негласного съема информации описаны и в постановлении Кабмина Ь 86 от 28 января 2004 года, регулирующем «порядок контроля за международными передачами товаров двойного предназначения». Вероятно, такие же критерии используются и при экспертизах не только ввозимых в Украину, но и уже применяющихся здесь устройств. Изучив этот документ, журналисты «ФАКТОВ» пришли к любопытному выводу: из-за расплывчатости, неточности и абсурдности этих критериев посадить года на четыре, а то и все семь, в принципе можно почти каждого человека, пользующегося современными фотоаппаратами, диктофонами или мобильными телефонами.

Согласно постановлению Кабмина, вывод о принадлежности изделия к спецсредствам негласного съема информации делает Служба безопасности Украины. Поэтому мы направили экспертам СБУ список вопросов, на которые хотели узнать ответы. Однако в полученной отписке нам лишь вкратце рассказали об ответственности за незаконные операции с подобными устройствами, а также указали: «Принадлежность к специальным техническим средствам негласного получения информации определяется государственным заказчиком во время разработки и изготовления такого средства. Иные технические средства могут быть отнесены к СТС по результатам рассмотрения технической документации или проведения экспертных исследований этих средств». Точка.

Не дождавшись конструктивных разъяснений от экспертов спецслужбы, мы решили самостоятельно прокомментировать некоторые указанные в правительственном постановлении критерии. Ведь наличие хотя бы одного из них в приобретаемом или используемом устройстве может повлечь за собой уголовную ответственность.

P.S. В декабре прошлого года ТСН (канал «1+1») показал сюжет о бывших гаишниках из Мариуполя. Выйдя на пенсию, трое сотрудников ГАИ заскучали и решили принести пользу родному ведомству. Организовав добровольную дружину и оснастившись вмонтированными в обычные авторучки видеокамерами (классические СТС), они ездили в маршрутках, скрытно фиксировали нарушения их водителей и докладывали обо всем в ГАИ.

Городской голова Мариуполя Юрий Хотлубей пообещал трудоустроить общественников: «Мы им будем платить зарплату как специалистам». А замначальника горотдела ГАИ Иван Чекмак призвал: «Любой гражданин, который видит, что водитель нарушает Правила дорожного движения, может фиксировать это и предоставлять материалы в отдел ГАИ». О том же, что применение такой аппаратуры допустимо лишь сотрудниками спецслужб и правоохранительных органов и исключительно по решению суда по каждому отдельному случаю, ГАИ и городской голова как-то не подумали. О какой-либо реакции прокуратуры или СБУ на этот и другие подобные сюжеты «ФАКТАМ» неизвестно.

Критерии, по которым, согласно постановлению Кабинета министров, некое устройство можно отнести к специальным техническим средствам негласного сбора информации

Критерии, по которым, согласно постановлению Кабинета министров, некое устройство можно отнести к специальным техническим средствам негласного сбора информации
Критерии Кабмина  Комментарий «ФАКТОВ»
Миниатюрность исполнения диктофона, фото- или видеокамеры Четкие критерии «миниатюрности» не указаны. А ведь любой современный диктофон легко прячется в ладони. Ненамного крупнее и цифровые фотоаппараты. Напомним, «Киев-30» (и целое семейство ему подобных фотоаппаратов) размером с пару спичечных коробков не считался «шпионским» даже во времена СССР и свободно продавался в магазинах за 30 рублей
Наличие у камеры пульта дистанционного управления. Возможность программирования фотокамеры на фотографирование в определенное время или по определенной схеме. Наличие датчика движения, по сигналу которого производится фотографирование По свидетельству фотокорреспондента газеты «ФАКТЫ», профессиональный стаж которого исчисляется десятилетиями, такие возможности есть у многих камер, официально продающихся в Украине и использующихся профессиональными фотографами и операторами
Оснащенность устройством стабилизации изображения Системы стабилизации изображения есть ныне даже в дешевых цифровых фотокамерах-»мыльницах», не говоря уже о профессиональных фотоаппаратах
Наличие объектива с выносом зрачка (типа «pinhole») Объективы «pinhole» (то есть диаметром меньше двух миллиметров) могут использоваться в охранных и пожарных датчиках, домофонах. А вынос входного зрачка предусмотрен далеко не в каждой камере с таким объективом
Бесшумность работы изделия, отсутствие звуковой или световой индикации работы Большинство веб-камер и видеокамер в домофонах, а также диктофонов работает бесшумно. Диктофоны в мобильных телефонах, электронных плейерах и ноутбуках, которыми пользуются миллионы людей, индикаторами не оснащены. Так же, как и фотовидеокамеры в мобилках
Наличие в устройстве микрофона направленного действия со способностью принимать сигнал на расстоянии десяти метров и больше Такие микрофоны есть во многих диктофонах, использующихся в работе журналистов
Конструктивное исполнение диктофона (магнитофона) в замаскированном (в том числе под обычные бытовые предметы) виде Современные диктофоны подчас не отличить от мобильного телефона или электронного плейера, которые, в свою очередь, могут использоваться как диктофоны. Кстати, критерий «закамуфлированности» для фотовидеокамер почему-то в постановлении не указан
Возможность программирования диктофона (магнитофона) на включение/выключение в определенное время или по определенной схеме Эта функция есть в большинстве бытовых музыкальных центров, видеомагнитофонов, dvd-проигрывателей и т. п.
Наличие у диктофона датчиков акустических колебаний, движения и т. п., по сигналам которых осуществляется управление режимами его работы Срабатывать на звук и выключаться при его отсутствии давно уже «умеет» большинство диктофонов
Возможность негласно принимать, обрабатывать и сохранять информацию из телекоммуникационных сетей Под это определение подходит любой мобильный телефон с функцией записи разговора на встроенный диктофон, а также компьютер, который может записать разговор по скайпу или сохранить историю общения в чате, «аське» и проч.
Объединение в техническом средстве нескольких функций, одна из которых обеспечивает контроль за местонахождением объекта. Наличие миниатюрных радиопередатчиков, излучающих сигнал, который используется радиоприемными устройствами для определения их местонахождения Стоит ли говорить о GPS-навигаторах, функциях «маячка» в мобильных телефонах, которые широко рекламируются, и GPS-трекерах, которыми сейчас оснащены многие милицейские автомобили или машины, принадлежащие крупным фирмам
Программное обеспечение для вышеуказанного оборудования Это просто смешно комментировать: все мобильники, компьютеры, цифровые камеры и тому подобные устройства имеют программное обеспечение

Автор: Анатолий ГАВРИШ, «ФАКТЫ»

Читайте также: