Оружие как часть материальной и духовной культуры общества

Оружие и его роль по-разному оцениваются в разных культурных традициях. С оружием в христианской иконографии изображаются ангелы и святые, многие дворянские и городские гербы, а также гербы государств и общественных организаций содержат как древние и архаичные образцы оружия (меч, копье), так и современные (автомат Калашникова изображен на государственных гербах порядка десяти стран).

Многие народы с самобытной оружейно-воинской традицией имеют не только собственные образцы оружия, но и национальные традиции его применения: различные виды фехтования (спортивного и исторического), стрелковые состязания, прикладные виды спорта (в России – конная и пешая рубка лозы, джигитовка).

Есть и противники этой традиции, считающие оружие «неизбежным злом», а людей, увлекающихся спортом, связанным с оружием, охотой и т.п., либо имеющих оружие для защиты себя и жилища от преступных посягательств криминала, неадекватными. Многие убеждены, что оружие могут иметь лишь представители власти.

Для начала нужно определиться с понятиями «оружие» и «оружейная культура», с содержанием этих терминов, а также понять предпосылки появления инструмента, предназначенного для лишения жизни человека или животного.

В Малой Советской Энциклопедии и в Большом Энциклопедическом Словаре 1998 г. термин «Оружие» рассматривается с чисто военной точки зрения. Согласно БЭС, «оружие – общее название устройств и средств, применяемых для уничтожения живой силы противника, его техники и соружений…» Словарь Брокгауза также дает определение оружию с военной точки зрения. В «Социологической энциклопедии» и «Философской энциклопедии» 1961 г. статьи «Оружие» нет вообще.

В данной статье оружие будет рассматривается не как принадлежность лишь армии, а как часть материальной и духовной культуры общества. С этой точки зрения оружие следует определить как инструмент самообороны либо нападения, предназначенный для убийства противника (человека, либо животного).

В качестве оружия могут использоваться и вещи вполне мирного назначения, начиная от плотницкого или сельскохозяйственного инструмента (топор, молоток, вилы, мотыга, коса и т.д.) и заканчивая просто подручными предметами — булыжник («оружие пролетариата»), либо палка или кусок арматуры. В конце-концов, оружием любого человека являются его кулаки, зубы и ноги.

Следует отметить такую особенность «эрзац-оружия»: травмы от бейсбольной биты, палки, утыканной гвоздями, самодельной картечи из кусков железа и гвоздей имеют варварский характер и намного мучительнее для жертвы, чем раны от винтовочной/пистолетной пули или длинноклинкового оружия. Более того, уровень современной медицины позволяет спасать 90 % пострадавших от пулевых ранений в корпус, если калибр оружия не превышает 9 мм. Даже ранение в голову не является однозначным смертным приговором.

Оружие – продукт разумной деятельности человека, позволивший уравнять шансы сначала человека в схватке с крупным и сильным хищником, а потом и давший шанс физически более слабому человеку защититься от сильного и наглого агрессора («полковник Кольт уравнял их шансы»).

Разумеется, оружие стало использоваться и в преступных целях, зачастую облегчая преступную деятельность там, где законопослушный человек не имеет правовой, либо материальной возможности приобрести эффективное средство самообороны. В тоже время, оружие стало и атрибутом власти, вооруженные отряды, подчиняющиеся правительству или заменяющему его органу власти (например, народному собранию) – средство установления законного и справедливого порядка.

Оружейная культура включает в себя материальную культуру (собственно оружие, сопутствующее ему снаряжение (художественное оформление, элементы одежды и снаряжения (пояс, перевязь, кобура или чехол и т.д.)); научные знания и технологии производства и применения оружия, различные виды спорта, правовые аспекты использования оружия; а также символы, легенды и художественные произведения, где оружие играет существенную роль. Вероятно, список можно дополнить.

Оружие и оружейная культура занимают важное место в жизни общества. Оружейная культура – важная часть национальной и мировой культур, а также многих субкультур. Весь христианский мир знает «Копье судьбы» (иногда – «Копье Лонгина»), в европейской культуре хорошо известны мечи «Дюрандаль» и «Эскалибур», принадлежавшие рыцарю Карла Великого Роланду и королю Артуру. В русских былинах и сказках часто встречается «Меч-кладенец», существует легенда о мече гуннского вождя Аттилы.

Легенды о японских мечах актуальны не только для средневекового и традиционного эпоса, но и для современного кино (например, художественные фильмы «Убить Билла» и «Убить Билла 2»). Существует и современное легендарное оружие, а также оружие футуристическое, фантастическое (лазерные пистолеты и карабины, особняком стоят лазерные мечи в фильмах «Звездные Войны»). Без оружия не обходится жанр фэнтези.

Среди воинов и людей, занимающихся смежными видами деятельности часто бытуют легенды о том, что оружие «живое», такого рода легенды связаны не только с легендарным оружием древности (особенно часто одухотворялись мечи), но и с современной техникой: например, многие летчики искренне верят в наличие души у самолета. К мифологии, связанной с оружием, можно отнести и сюжеты, связанные с обретением разума боевыми роботами, выходящими из под контроля человека.

В культуре европейских и многих других народов оружие – атрибут мужчины, прочно ассоциирующийся с его функциями добытчика и защитника. В культурах, где присутствует коневодство, оружие и конь являются обязательными спутниками мужчины, без которых он несостоятелен. В подтверждение можно привести слова старинной казачьей песни:

«Гей була в мене коняка,

 Тай коняка розбишака,

 Була шабля ще й рушниця

 Ще й дівчина чарівниця».

Потеря коня, сабли и «рушницы» (ружья) сразу отразились и на социальном статусе героя песни, и на его мироощущении:

«Ту коняку турки вбили,

 Ляхи шаблю пощербили,

 І рушниця поламалась,

 І дівчина відцуралась

 

 За буджацькими степами

 Їдуть наші з бунчуками

 А я з плугом і з косою,

 Понад нивою сухою».

Интересны и польские шляхетские поговорки – «Конь – «турок», холоп – мазурок, шапка – магерка, сабля – венгерка.», а также «Без Бога — ни до порога, без карабелы — ни с постели» («Bez Boga ani do proga, bez karabeli ani z pościeli»). Польская шляхта славилась своей задиристостью, гонором (от польского «honor», которое переводится как «честь», однако в русском языке употребляется в значении, близком к наглости и заносчивости), а также своей традицией сабельного фехтования.

Практически каждый из европейских и многие из азиатских народов имели свои традиции изготовления и применения оружия, традиционно популярны состязания в умении его применения. Это нашло отражение в разных видах спорта: фехтовании, стрелковых дисциплинах, биатлоне, а также в состязаниях по разрубанию мишеней холодным оружием: чаще длинно-клинковым, реже – древковым (дисциплина в тамесигири – японских соревнованиях по разрубанию свернутых ковриков из влажной рисовой соломы одноручным либо двуручным мечом, либо нагинатой – японским аналогом алебарды). Особенно разнообразны стили фехтования на клинковом оружии.

В спортивном фехтовании традиционно считается, что рапира – эт итальянский вид оружия, шпага – французский, сабля – венгерский. До 60-70-х гг. 20-го века существовал и четвертый вид спортивного фехтования – карабин с эластичным штыком, в котором доминировала русская школа. В Германии существует специфическая традиция «мензурного» фехтования, бывшая весьма популярной у немецких и австрийских студентов.

Знаменитый диверсант Третьего Рейха Отто Скорцени получил шрамы не на фронтах ВМВ, а на «мензурной» дуэли в студенческие годы. В настоящее время возрождаются традиции исторического фехтования на затупленном оружии: «крестовая школа» сабельного фехтования в Польше, разного рода традиции исторических шпаги и рапиры в сочетании с кинжалом, фехтование на двуручных мечах, и т.д. Особняком стоит японская традиция фехтования на двуручных мечах, почти утраченная в годы Революции Мэйдзи (сер. 19-го века) в силу перехода на более совершенное европейское фехтование, впрочем, почти не освоенное японцами из-за возрастания роли огнестрельного оружия на поле боя.

У казаков и горцев Кавказа существует и возрождается в настоящее время традиция конных и пеших состязаний по рубке лозы. В начале 20-го века казачья джигитовка включала в себя не только рубку лозы с коня, но и стрельбу из разных видов оружия (винтовка, револьвер/пистолет, лук), владение пикой, а также прыжки на коне через препятствия.

Оружие – один из наиболее часто встречающихся символов в геральдике, причем не только военной, но и в государственной. Меч и щит в разных сочетаниях символизируют защиту от врага, справедливость (Фемида), героизм. В Христианском вероучении и иконографии меч – оружие Небесного Воинства, в первую очередь – Архангела (Архистратига) Михаила. Святой Георгий Победносец чаще изображается с копьем, однако встречаются и изображения его с мечом. В 20-ом веке символом освободительной борьбы, а также гербом государств, завоевавших независимость, стал автомат Калашникова. Интересно, что наступательное, по сути, ракетно-ядерное оружие СССР/России называется «ядерным щитом».

Наличие либо отсутствие оружия у населения (не только у властей и армии) оказывает огромное на развитие общества. Великий немецкий социолог Макс Вебер подчеркивает, что «Всеconjurationes и Союзы Запада, начиная с ранней античности, были объединениями  способных носить оружие (выд. М. Вебером) городских слоев, что и является решающим моментом». Т.е., по мнению М. Вебера, успешное развитие городской цивилизации Европы стало возможным благодаря не то что праву, а обязанности жителей многих городов Европы иметь оружие и состоять в городском ополчении.

Городское ополчение Европы позволило отстоять вооруженным путем свои экономические интересы и правовой статус. Война за независимость США была выиграна ополчением из американских фермеров и охотников. Разгром французских захватчиков в 1812-ом году также стал возможным благодаря наличию оружия (в основном охотничьего) у русских крестьян, серьезное сопротивление Наполеону оказали также испанские, а с 1813-го года – немецкие партизаны. Вооруженным народом были южноафриканские буры, 2 года воевавшие против Британской Империи.

Россия и народы, ее населяющие, имеют более, чем тысячелетнюю историю, из которой только несколько десятков лет были мирными. Могла ли Россия и ее народы сохранить независимость и просто выжить в настолько агрессивном окружении, не имея воинской и оружейной культуры? Разумеется, нет.

Причем речь идет не только о вооруженных силах, но и о вооруженных гражданах. Априори считается, что в Российской Империи было жесткое законодательство в отношении оружия, которое якобы разрешалось иметь только служивым сословиям. Это не так. Никаких запретов на приобретение и владение оружием крестьянами (в том числе, крепостными) и мещанами не было. Охотничье оружие могли иметь люди, находящиеся в ссылке.

Во время мятежей 1905-07 гг. порядок регистрации револьверов и пистолетов был изменен с уведомительного на разрешительный (требовалось разрешение от полицмейстера), охотничье оружие приобреталось свободно. Имеются сведения о запрете на владение и ношение шашки для недворянского населения нынешних республик Северного Кавказа, однако, кинжал запрещен не был (фактически, кавказский кинжал с клинком от 30-40 см до более чем полуметра соответствует по характеристикам мечу древнеримского легионера), да и на огнестрельное оружие запрет не налагался.

Наличие у населения оружия исключительно положительным образом сказывалось как на уровне преступности, так и на общей культуре населения (не редкостью были дуэли в офицерской и студенческой среде, что снижало агрессию в обществе). Особенно низким был уровень преступности на казачьих территориях, где население было обязано иметь оружие.

Основная функция гражданского оружия в обществе – самооборона граждан от криминала. Рассмотрим развитие социального конфликта, связанного с криминальным посягательством на права законопослушного гражданина.

Самооборона или помощь жертве нападения со стороны окружающих являются желательным ответом общества, у которого хорошо развиты механизмы саморегуляции. Уголовное преследование и осуждение жертвы за «превышение» самообороны, характерное для советской и российской судебной системы, выглядит верхом цинизма, тем более, что государство, используя огромную мощь своего силового аппарата, не воспрепятствовав преступнику, выступает на его стороне. Это вызывает законное негодование людей с активной гражданской позицией и острым чувством справедливости.

Следственные органы, разбирая ситуацию в спокойной обстановке, не осознают, что жертва, которая часто является заведомо слабой и уязвимой для преступника, действует в условиях стресса и быстро развивающихся событий, которые могут привести к гибели жертвы. Существует документальное описание одной кавказской истории, где горячий молодой черкес решил убить своего соплеменника, чтобы завладеть его женой:

«…По прошествии некоторого времени возвратился Пачабгожев (фамилия чисто черкесская: и переводится как «широчайшие усы».- Н. Ф.). Юноша следом за женой его прошел и, скрывшись за одною половиною ворот, как только показался в них Пачабгожев, кинулся на него, но, промахнувшись, вместо Пачабгожева попал в другую половину ворот и разрубил ее надвое, как свежий, только что выжатый сыр. Пачабгожев, быстро повернувшись с выхваченной уже шашкой, разрубил юношу пополам; от плеча (видимо, речь идет об описанном нами ранее ударе из положения «шашка в ножнах», с поворотом. — Н. Ф.). Затем, преспокойно обтерев шашку и положив ее в ножны, поставил коней в конюшню…»

Удар шашкой из ножен может наноситься менее, чем за полсекунды. Весь «поединок» занял менее пяти секунд, т.е. время, в десять раз меньшее, чем требуется на его изложение. Обращаю внимание на то, что Пачабгожев вынужден был наносить удар раньше, чем увидел противника, иначе второй удар нападающего мог быть для него фатальным.

В похожих условиях вынуждены были защищаться Иванникова и Кудрявцева, подвергшиеся нападениям насильников и, не желая того, убившие нападавших. Эти женщины находились в условиях стресса, а Гегам Саркисян, также не производящий впечатления физически крепкого спортивного человека, противостоял четверым бандитам, вооруженным, в том числе и пистолетом. Да и Пачабгожев – физически крепкий и ловкий человек, вооруженный, как и его противник, едва не погиб и был вынужден не задумываться о «пределах самообороны».

Самооборона – это проявление гражданского мужества, которое является базисом для создания гражданского общества и национального (либо многонационального) государства. Общество, где людей преследуют за самооборону и где отсутствует уважение к базовым правам человека, неспособно на защиту от внешнего врага, либо сознательно встает на его сторону. Именно эта политика советского государства в 20-30-ые гг. 20-го века вынудила сотни тысяч граждан СССР и эмигрантов — этнических русских, украинцев, казаков и представителей иных народов воевать на стороне немцев, финнов и итальянцев в 1941-45 гг.

Другая реакция на преследование за самооборону и защиту своих прав – это «выученное бессилие», которое приводило к сдаче в плен чеченским боевикам российских солдат как в 94-96 гг, так и в 99-ом году. Ярким свидетельством этой реакции стало проявление психологии жертвы, продемонстрированное на видеороликах казни пленных российских призывников. Особенно угнетающими для нормальных мужчин выглядят мольбы о пощаде. Для гражданина смерть смерти рознь: смерть в бою или даже мучительная смерть от пыток в плену не столь тягостны, как униженные мольбы о пощаде. А запрет и преследование за самооборону от преступников приучают мужчин с детского возраста унижаться перед криминальным элементом.

Гражданское общество создается свободными и духовно сильными людьми, готовыми встать в ряды вооруженного ополчения. Законопослушность, народовластие (пусть и на уровне местного самоуправления), правовое государство и вооруженное общество – это гармонично сочетающиеся элементы. Примером такого сочетания может служить многовековая история казачьего народа, лишь с 18-го века вошедшего в состав России. Казачий народ сумел сохранить свои демократические традиции, несмотря на тяжелейшие войны, и лишь советское государство уничтожило казачьи республики.

Красной нитью через всю казачью историю идет традиция поголовного вооружения взрослого мужского населения. Казаку, по церковным канонам, разрешено находится в храме с оружием. Эти традиции автоматически делали казачью хату или курень опасными для посягательств бандитов, а хутора и станицы – небольшими, но сильными крепостями на пути массовых вторжений как тюркоязычных кочевников, горцев, так и красных продотрядов.

Каковы последствия разоружения населения? Это высокий уровень насильственной преступности, а также произвола властей. В качестве примера можно привести историю с майором Евсюковым (не единственную в своем роде). Гипертрофированным примером беззащитности безоружного общества могут служить концлагеря для сербов на территории Югославии во время Второй Мировой Войны. Охранявшие лагеря хорватские усташи соревновались в том, кто быстрее и больше убьет безоружных сербов. «Рекорд» принадлежит одному усташу из лагеря Ясеновац и составляет более 1000 человек за ночь.

Примерно также терроризируют население бандиты на территориях, захваченных НВФ. За последнее время участились случаи массовых расстрелов людей в т.н. «gun free»-зонах США, где владельцы запрещают посетителям и персоналу находиться с оружием. Правда, появляются и разного рода пабы, бары и т.д., где вооруженный клиент получает скидку.

Попытки расстрела вооруженного гражданского населения, как правило, заканчиваются для преступника плачевно, причем вооруженный отпор преступникам успешно оказывают и люди преклонного возраста, и женщины, и дети, и даже инвалиды. По статистике в зонах, свободных от оружия, при массовых расстрелах часто гибнут десятки людей, в случае вооруженного отпора зачастую преступник не успевает убить ни одного, будучи застрелен или обезврежен законопослушными гражданами.

Последствиями разоружения украинского общества стали произвол властей при Януковиче, а также успешные захваты административных зданий и населенных пунктов боевиками Гиркина, Безлера и др. Для отпора отряду из тридцати-пятидесяти боевиков достаточно было бы равной по численности народной дружины, но вооруженной не свистками, а хотя бы гладкоствольным и нарезным гражданским огнестрельным оружием и пистолетами.

Подобные дружины могут брать на себя функции охраны тыловых объектов и ловли диверсантов, а также для пресечения терактов (в Израиле после вооруженного отпора прекратились расстрелы людей на улицах). Поэтому возврат к исконно европейской традиции вооруженного народа для Украины крайне актуален.

В данной статье лишь в общих чертах показано богатство оружейной культуры мира, а также ее значимость в жизни общества. Оружие оказало влияние на социальное, культурное, экономическое развитие общества. Оружие позволило освоить множество новых технологий, начиная от обработки металла, применения полимеров и заканчивая электроникой. Оружие – не инструмент убийства, это инструмент, позволяющий убивать, а также позволяющий спасти жизнь, предотвратив развитие конфликта. Но главное, «убивает не оружие, убивает человек».

Автор: А.М. Ляшко (Чумаченко),  petrimazepa.com 

Читайте также: