У меня во дворе с виду исправный российский танк. Можно ли сдать его на металлолом?

У меня во дворе с виду исправный российский танк. Можно ли сдать его на металлолом?

Побочным эффектом российского вторжения в Украину стали сотни тонн изуродованной военной техники, в частности, танков и броневиков. Еще с марта в СМИ появились многочисленные сюжеты и новости о том, как можно разбогатеть, сдав на металлолом вражескую технику. Но так ли все просто?

Следовательно, по легенде, танк Т-72 может превратиться в 300 тыс. грн для того, кто его нашел, скажем, в своем дворе, пишет «Деловая столица«. Мы рассмотрели ситуацию со всех сторон и оказалось, что «сдать на лом танк» — не такое уж легкое и выгодное дело. Есть правовые и рыночные преграды. Понятно, что наша военная техника — собственность государства, здесь без вопросов. А что с вражеской?

У меня во дворе с виду исправный российский танк. Можно ли сдать его на металлолом?

Нет. Этот танк, как и любая другая исправная техника врага, — военный трофей, принадлежащий государству. В одном из приказов Минобороны Украины отмечено, что «военные трофеи — захваченное у противника вооружение, военная техника и другое военное имущество, которое может использоваться захватившей их стороной».

А если у меня под домом обломки танка с маркировкой Z, я имею право сдать их на металлолом?

Разбитую вражескую технику, которая не пригодна к использованию, можно попытаться сдать на металлолом. Четкого запрета нет. Но это в теории.

Юристы говорят, что законодательством этот вопрос не совсем урегулирован. «По сути нет ни одного нормативно-правового акта, который бы свидетельствовал, что уничтоженная/неисправная техника является собственностью государства. Но в то же время, чтобы сдать ее на металлолом, гражданским лицам нужно приобрести право собственности на нее в законном порядке, что является спорным моментом», — объясняет управляющий партнер адвокатского объединения «Эврика», адвокат Андрей Шабельников.

По его словам, вражеская военная техника, которая вышла из строя и не может быть использована нашими военными по назначению, не является трофеем.

Однако, согласно закону, металлолом — это непригодные для прямого использования изделия или части металлических изделий, которые согласно решению собственника потеряли эксплуатационную ценность. Проще говоря, только владелец вещи имеет право сдать ее на металлолом. А кто владелец обломка вражеской пушки на вашем дворе? Есть разные нормы закона, которые регулируют этот вопрос.

«Можно рассмотреть этот случай как подпадающий под статью 336 ГК Украины, которая предусматривает, что лицо, завладевшее движимой вещью, от которой собственник отказался, приобретает право собственности на эту вещь с момента завладения ею. В свою очередь лицо может отказаться от права собственности на имущество, заявив об этом или совершив другие действия, свидетельствующие об ее отказе от права собственности. Поскольку сторона оккупанта не забирает остатки своей техники и не требует ее возврата — это вполне можно рассматривать как отказ от права собственности на нее, а потому, по ст. 336 ГК Украины, лицо, которое его нашло, может получить на него право собственности с момента обнаружения и в дальнейшем сдать на металлолом уже по Закону Украины «О металлоломе», — набрасывает возможный вариант действий Андрей Шабельников.

Похожего мнения и управляющий партнер АО «Чудовский и партнеры» Игорь Чудовский. Он предлагает такой алгоритм: «Можно предположить, что лицо может иметь право сдать на металлолом те остатки военной техники, которые даже теоретически не могут быть использованы повторно нашими Вооруженными Силами Украины как непосредственно, так и путем извлечения исправных запчастей. Однако есть вариант демонтировать все исправные запчасти, модули вооружения и боеприпасы  и после этого оставшийся кусок металлолома сдать в соответствующие пункты приема».

Примут ли у меня кусок российского танка как металлолом?

Вряд ли. Его не возьмут в пункте сдачи металлолома. На то есть и юридические, и экономические причины.

Очерчивая возможности, наши юристы сделали важную оговорку: поскольку вопрос собственности на остатки вражеской бронетехники не до конца урегулирован, то у потенциального продавца могут возникнуть проблемы. Так, Игорь Чудовский, предполагая, что «лицо может получить все 100% прибыли от сдачи такого металлолома», предупредил: «Может оказаться, что у компетентных государственных органов будет противоположное мнение на этот счет». А на случай, если государство все же захочет привлечь к ответственности продавца такого металлолома, Андрей Шабельников предлагает защищаться аргументами о получении права собственности на движимую вещь, приведенными выше.

И даже если разрешить все противоречия с законом, то разбогатеть на кусках разбитой Z/V-техники не удастся. Дело в том, что из-за боевых действий, подрыва металлургических мощностей и экономического кризиса в Украине спрос на металлолом резко сократился (в частности, его поставки на украинские меткомбинаты в I квартале 2022 г. упали почти вдвое — до 583,5 тыс. т). Как следствие, обвалились цены на металлолом. Поэтому на некоторых пунктах приема нам сказали, что сейчас вообще не работают с черными металлом, «потому что он даже горючее не перекрывает».

Здесь стоит напомнить, что на самом деле любые куски металла, которые мы приносим в пункты приема — это еще не товарный лом (который может использоваться, например, в качестве сырья на металлургическом производстве). Ломозаготовители выполняют с ним ряд технологических операций (включая транспортировку, резку и сортировку), в процессе которых и генерируется добавленная стоимость. По данным профильной ассоциации «УАВтормет», закупочная цена лома черных металлов на комбинатах в настоящее время в пределах 7-7,5 тыс. грн/т. Так что на пункте приема владельцу «обычного» (необработанного) лома никто априори не даст больше нескольких гривень на кило.

Какие сейчас цены на металлолом из военной техники?

Сейчас дают от 1 до 4,5 грн за килограмм черных металлов (в зависимости от качества). Но на военные отходы цены вообще не сформированы.

Такие данные приводит президент ассоциации «УАВтормет» Владимир Бублей. По его словам, объем рынка очень незначителен, потому что у ломозаготовителей проблемы со сбытом. «Если говорить о ломе черных металлов, то на сегодняшний день фактически два предприятия что-то покупают — «Камет Сталь» в Каменском и «Интерпайп Сталь» в Днепре. Объемы очень незначительные», — отметил он.

При этом, по словам Владимира Бублея, на рынке есть консенсус считать куски какой-либо военной техники собственностью государства и не брать их на переработку у граждан. Опрошенные нами ломозаготовители также утверждают, что «военный лом никто не принимает» и что это «наказывается уголовно».

Но если бы мы все-таки рассматривали кусок вражеского танка как потенциальный лом — его прочность стала бы большим недостатком и, наверное, свела бы на нет всю экономику этой оборудки. Нужно понимать, что обломки бронированной техники еще труднее перерабатывать, потому что это легированная сталь. По информации «УАВтормета», стоимость разделки уничтоженного танка Т-72 около 5000 грн за т. (то есть столько денег нужно вложить, чтобы, условно говоря, порезать его до состояния товарного лома). К тому же в Украине мало соответствующих мощностей. Как бы там ни было, а на фоне падения цен на товарный лом рентабельность такой деятельности вообще под большим вопросом. Танк или его кусок еще нужно довезти до площадки хранения — а это, вероятно, будет стоить больше, чем потенциально мог бы получить его владелец по расценке 1-2 грн/кг.

Кстати, не получится сдать обломок военной техники и под видом обычного металла: на пунктах приема работают профессионалы – и они распознают военную технику, причем не только бронированную.

Что делать с обломками вражеского танка в моем дворе?

Позвонить в полицию или ГСЧС — и сдать государству. Ведь на металлолом этот металл вряд ли у вас кто-нибудь возьмет. А даже если возьмет — то по такой цене, что лучше не тратить усилий. К тому же, такие действия могут не понравиться компетентным органам. И хотя юристы говорят, что вы, наверное, в своем праве — зачем рисковать и подвергаться обвинениям со стороны государства? Тем более что пригодность или непригодность для использования военной техники или ее компонентов не всегда можно определить на глаз…

Считается ли кусок Т-72 кладом, за которое государство должно уплатить процент стоимости?

Нет, брошенная военная техника – это не клад.

«Обязательным признаком клада является его сокрытие, а потому рассчитывать на то, что военная техника будет признана кладом и государство вернет 20% от его стоимости нельзя», — пояснил нам Андрей Шабельников.

Но все равно есть смысл передать государству вражескую технику или ее обломки. Сотрудники ГСЧС должны приехать на вызов. Поможет ли это армии — зависит от качества металла, а ваша выгода — чистый двор.

Автор: Алексей Шевнин; Деловая столица

Читайте также: