Российская армия насильников и мародеров — путинский метод ведения войны и политики

Российские военные преступники, виновные в сексуальном насилии, будут наказаны

Безосновательная вооруженная агрессия против Украины и сексуальное насилие в отношении украинских женщин — суть российской политики, отраженной в недавней фразе Путина «нравится, не нравится, терпи, моя красавица». Что и продемонстрировали российские солдаты на оккупированных украинских территориях.

Сексуальное насилие, связанное с войной, является одним из самых жалких и низких действий, которые могут совершать военнослужащие отмечает издание ZN.ua. Аморальность российской армии пробила и это дно, в очередной раз сбросив маски перед всем цивилизованным миром. И теперь синонимический ряд слова «россиянин» составляют «насильник», «убийца», «варвар», «мародер»…

Руководитель посольства Великобритании в Украине Мелинда Симмонс прямо обвинила Россию в сознательном использовании изнасилования как оружия войны: «Женщин насиловали на глазах у их детей, девушек — на глазах у их семей как намеренный акт порабощения (населения оккупированной территории. — Авт.)».

Опыт Бучи, Ирпеня, Гостомеля ужасает массовостью зверств сексуального характера в отношении гражданского населения в условиях российской оккупации. И, к сожалению, количество сообщений о сексуальном насилии будет расти с освобождением следующих оккупированных Россией населенных пунктов Украины.

Под эгидой международного права

Защита женщин от сексуального насилия, связанного с конфликтом, происходит с помощью гарантий и запретов, установленных международным гуманитарным правом. К общим гарантиям, данным всем гражданским лицам статьями 27–34 Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны (ЖК ІV) и статьей 75 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов (ДП І), относится право на гуманное отношение, личное уважение, уважение к чести и т.п. Среди общих запретов — запрет пыток, увечий, телесных и коллективных наказаний.

Женщины также являются отдельной категорией лиц, нуждающейся в особом отношении, что обусловило наличие специальных норм защиты. Среди них — защита от любого посягательства на честь, в частности от изнасилования, принуждения к проституции или любой другой формы посягательства на их нравственность (статья 27 ЖК ІV), от непристойного посягательства в любой его форме (75 ДП І).

Аналогичные общие и специальные гарантии и запреты сексуального насилия закреплены в нормах международного права прав человека. Кроме того, Резолюция Совета Безопасности ООН 1820 (2008) прямо требует от сторон вооруженного конфликта немедленно прекратить совершение всех актов сексуального насилия в отношении гражданского населения.

Названные нормы международного права являются императивными, а значит обязательными для выполнения вооруженными силами как Украины, так и России. Однако военнослужащие РФ, как и государство-агрессор в общем, цинично и открыто нарушают установленные запреты совершения сексуального насилия в отношении женщин. Такие нарушения, бесспорно, являются военным преступлением.

«Мне повезло, что я выжила…»

Самый полный перечень военных преступлений содержится в статье 8 Римского устава Международного уголовного суда. Факты сексуального насилия, связанного с конфликтом, преимущественно всегда квалифицируются как военное преступление, — изнасилование, сексуальное рабство, принуждение к проституции, принудительная беременность, принудительная стерилизация и любые другие виды сексуального насилия, которые являются серьезными нарушениями Женевских конвенций 1949 года (xxii, b, часть 2 статье 8).В то же время, в зависимости от обстоятельств совершения сексуального насилия, оно может квалифицироваться как другие военные преступления, а именно: умышленное убийство, пытка или нечеловеческое обращение, умышленное причинение сильных страданий или серьезных телесных повреждений или вреда здоровью, причинение лицам, находящимся во власти противоположной стороны, физических повреждений, служащих причиной смерти или серьезно угрожающих здоровью таких лиц, посягательство на личное достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение.

Уже сегодня, если проанализировать информацию из открытых источников, есть достаточные основания считать, что сексуальное насилие, содеянное российскими военнослужащими в отношении украинских мирных женщин, содержит состав нескольких военных преступлений.

Так, сексуальное насилие в отношении женщины на Киевщине, совершенное двумя российскими военнослужащими в частном доме потерпевшей на глазах у четырехлетнего ребенка, содержит все признаки военного преступления изнасилования, содеянного группой вооруженных лиц. Аналогичным преступлением является еще один факт сексуального насилия на Киевщине, о котором сообщает общественная организация «Ла Страда-Украина». Трое российских военнослужащих в состоянии алкогольного или наркотического опьянения совершили сексуальное насилие в отношении украинской женщины.

Преступники сначала психологически оскорбляли потерпевшую, наставляли на нее и ее ребенка оружие, угрожая выстрелить в голову, а затем вынудили ее к половому акту. Изнасилование женщины группой вооруженных лиц было содеяно в присутствии трехлетнего ребенка. Крайне циничным и аморальным является одновременное изнасилование матери и ее несовершеннолетней 17-летней дочери в оккупированном Херсоне.

Приведенные факты сексуального насилия — лишь несколько из десятков или даже сотен. Обстоятельства совершения свидетельствуют о необходимости квалифицировать их как военное преступление, а именно: изнасилование.

Вместе с тем квалификация сексуального насилия, связанного с конфликтом, не всегда очевидна на первый взгляд, а потому требует тщательного расследования. Например случай сексуального насилия, содеянного в Харькове, о котором сообщают ряд украинских СМИ. Российский военнослужащий более недели проживал в частной квартире 29-летней женщины и ее больной матери, угрожая оружием. На протяжении всего времени оккупант осуществлял сексуальное насилие над женщиной, объясняя любовью. А когда жертва отказалась выехать с ним, убил ее мать. Обстоятельства преступления свидетельствуют о наличии признаков сексуального рабства как военного преступления.

Кроме того, информация о трупах двух или трех обнаженных женщин, которых вместе с трупом мужчины пытались сжечь военнослужащие вооруженных сил РФ в городе Буча Киевской области, в зависимости от характера сексуального насилия, содеянного в отношении женщин накануне, может свидетельствовать о нескольких военных преступлениях: умышленном причинении сильных страданий или серьезных телесных повреждений или вреда здоровью, посягательстве на человеческое достоинство, в частности об оскорбительном и унижающем обращении и т.п.

Указанные военные преступления — лишь единичные примеры большого массива страданий мирных женщин Украины. Страданий, собранных в единой фразе. Фразе, сказанной 31-летней женщиной, неоднократно изнасилованной российским солдатом в селе Малая Рогань на Харьковщине: «Мне повезло, что я выжила…»

Военное и политическое руководство России и каждый российский военнослужащий, непосредственно причастный к страданиям и боли украинских женщин, должны понести уголовную ответственность. Для этого Украина использует все меры как на международном, так и на национальном уровнях.

Иллюстрация: Mari Msukanidze / Медиазона

Иллюстрация: Mari Msukanidze / Медиазона

Кто привлечет виновных к ответственности?

Самый влиятельный механизм привлечения к уголовной ответственности на международном уровне — Международный уголовный суд (МУС), юрисдикция которого, среди прочего, распространяется и на военные преступления, в частности на сексуальное насилие.

С 21 ноября 2013 года на основании заявлений Украины о признании юрисдикции МУС военные преступления являются предметом изучения Офиса прокурора МУС. Еще в 2018 году во время предыдущего изучения ситуации в Украине прокурор заметил, что сексуальное насилие, связанное с конфликтом, содержит признаки состава военных преступлений изнасилования и других форм сексуального насилия или пытки, или нечеловеческого обращения, или посягательства на личное достоинство.

2 марта 2022 года прокурор МУС заявил о переходе к следующему этапу — активному расследованию ситуации в Украине, сделав упор на «нулевой толерантности в отношении каких-либо преступлений сексуального и гендерно обусловленного насилия». Указанное, безусловно, свидетельствует, что случаи сексуального насилия, совершенного российскими военнослужащими в отношении украинских женщин, будут квалифицированы как военное преступление, а виновные представители высшего военного и политического руководства России будут привлечены к уголовной ответственности.

Еще один эффективный международный механизм — применение правоохранительными органами иностранных государств принципа универсальной юрисдикции в отношении военных преступлений, в частности сексуального насилия. Уже сегодня Латвия, Германия, Литва, США и другие государства открыли по национальным законодательствам уголовные производства и расследуют военные преступления, совершенные вооруженными силами РФ.

Правоохранительные органы Украины также уже начали ряд уголовных производств по фактам сексуального насилия, связанного с конфликтом, а именно: издевательств и изнасилований женщин и девушек в Донецкой, Киевской, Харьковской и Херсонской областях. Досудебное расследование таких преступлений большей частью осуществляют органы Службы безопасности Украины, хотя к совершению первоочередных следственных действий привлечены и следователи Национальной полиции.

Большинство производств в отношении фактов сексуального насилия, связанного с конфликтом, зарегистрировано по статье 438 Уголовного кодекса Украины (нарушение законов и обычаев войны). Например, при процессуальном руководстве Броварской окружной прокуратуры Киевской области военнослужащему вооруженных сил РФ сообщено о подозрении в совершении преступления, предусмотренного частями 1, 2 статьи 438 УК Украины по факту неоднократного изнасилования в жилом доме в Броварском районе жены убитого им мужчины. Сейчас подозреваемый объявлен в розыск.

Кроме того, Бериславская окружная прокуратура начала уголовное производство по части 1 статьи 438 УК Украины на основании данных, полученных во время пояснений внутренне перемещенного лица из Херсонщины об изнасиловании военнослужащим РФ ее несовершеннолетней соседки. В телефонном разговоре с родителями девушки информация подтвердилась.

Вместе с тем достаточно проблемным остается выявление сексуального насилия в отношении мирных женщин, которые находятся на временно оккупированных Россией территориях. Объективно установление названных фактов и их дальнейшее расследование осложнено тем, что пострадавшие не имеют возможности обратиться в правоохранительные органы. Кроме того, субъективно многие пострадавшие женщины не желают сообщать правоохранительным органам о совершении в отношении них сексуального насилия. Поэтому сейчас сведения об этих уголовных правонарушениях почти во всех случаях внесены в ЕРДР по результатам мониторинга интернет-ресурсов, СМИ, сообщений от третьих лиц и т.п.

Для решения этой проблемы Офис генерального прокурора совместно с органами досудебного расследования и заведениями здравоохранения вводит механизм фиксации фактов совершения российскими военнослужащими уголовных правонарушений против половой свободы и половой неприкосновенности украинских женщин. Также, принимая во внимание, что эта категория преступлений требует деликатности, вводится отдельный механизм работы с потерпевшими лицами.

Кроме того, для документирования преступлений сексуального насилия правоохранительные органы сотрудничают с правозащитными и общественными организациями. Например, с такими как «Трибунал для путина», «Украина. 5 утра», Украинская ассоциация юристов и т.п.

Физическое и психологическое здоровье, честь и достоинство, а также законные права украинских мирных женщин будут восстановлены. Российские военные преступники, виновные в сексуальном насилии, будут наказаны. А «красавица» — Украина и ее женщины, несмотря на страдания, разрушенные мечты и боль, «підніметься з руїн… бо мужності такої світ не знав».

Авторы : Инна Заворотько, Екатерина Дученко, Екатерина Левченко; «Зеркало недели. Украина»

Читайте также: