Как преодолеть привычку быть бедным?

 Государство должно создавать условия для развития «социальных лифтов», а граждане — быть готовыми менять свою жизнь и жизнь страны 

 По данным журнала Forbes, в списке худших экономик мира Украина заняла четвертое место (перед ней — Мадагаскар, Армения и Гвинея). В рейтинге сказано, что ее ВВП на душу населения находится на уровне таких стран, как Сербия и Болгария. При этом инфляция в Украине составляет около 10%. Мешают развиваться нам коррупция, плохое государственное управление и судебная система. Но есть разные факторы бедности — экономические, социальные, ментальные, психологические. Очевидно, чтобы изменить ситуацию, нужно влиять на нее в комплексе. И также необходимо, чтобы, с одной стороны, государство создавало условия для развития общества, с другой — люди сами должны желать меняться и менять мир вокруг. Лаборатория психологии масс и сообществ Института социальной и политической психологии АПН Украины ныне занимается исследованием культуры бедности украинцев — внутренних факторов, касающихся отдельных людей, и нашего общества в целом, которые побуждают людей думать и жить стереотипно, а значит, в бедности. Об исследовании «Социально-психологические факторы преодоления бедности как стиля жизни (2011—2015 гг.)» детальнее «Дню» рассказывает доктор психологических наук, профессор, заведующий лабораторией психологии масс и сообществ Института социальной и политической психологии АПН Украины Вадим ВАСЮТИНСКИЙ.

— Вадим Александрович, ваш институт начинает исследование психологии бедности украинцев. Что вы будете изучать, какие аспекты?

— Мы собираемся изучать психологические составляющие бедности украинцев. Есть такой устоявшийся термин «культура бедности» (его ввел американский социолог Оскар Льюис). Он объясняет состояние большой части общества (не только нашего, это явление общечеловеческое), когда люди, живя в бедности, примирились с этим положением, воспринимают его как вполне естественное, не имея не только сил и возможностей, но и желания изменить ситуацию. Важно также, что культура бедности передается из поколения в поколение, поэтому вырастают дети, которые воспринимают ситуацию как вполне приемлемую для себя и не видят перспектив ее изменить. Есть разные факторы культуры бедности — экономические, политические, а среди них и психологические, которые зависят от самих людей. Мы их изучаем и думаем, что в нашем теперешнем обществе они, возможно, являются главными. Хотя и экономическая ситуация, безусловно, сложная: она объективно какую-то часть общества опускает или удерживает на социально-экономическом дне. Какая-то часть общества обязательно должна там быть. Но кто именно там окажется — это уже зависит от конкретного человека, конкретной семьи.

Сами бедные люди говорят, что они бедны, потому что плохая власть, потому что нет работы и т. д., но почти никогда не считаются с тем, что и они сами в определенном смысле виноваты. (Хотя слово «виноваты» здесь не очень подходит, потому что разве можно обвинять человека в том, что у него нет внутренних психологических сил на то, чтобы вырваться из этого болота?) Культура бедности очень хорошо изучена в западной социологии и психологии. В Украине ее пока еще исследовали мало и, в основном, социологи. Теперь о бедности ученые говорят чаще, но обращают внимание преимущественно на экономические причины. Мы изучаем социально-психологические факторы преодоления бедности как стиля жизни (когда бедность стала стилем, образом жизни). То есть не столько отдельного человека, сколько среду, в которой он находится. Среда словно втягивает человека в тупиковое состояние, ведь вокруг — одни бедные, все привыкли к этому и готовы так жить. Бедные люди часто лишь декларируют желание перестать быть бедными, но реально большинство из них ничего эффективного для этого не делает. А когда все окружающие привыкли к такому образу жизни, то отдельный человек воспринимает его как социальную норму. Сравним, например, Киев и какое-то отдаленное село. В больших городах люди живут немного или намного богаче, потому что с экономической точки зрения они имеют больше возможностей удовлетворять свои потребности, чем в малом селе, в силу чего и образ жизни является разным, и люди по-разному реагируют на проявления бедности и богатства.

— Можете ли вы сказать, какой процент украинцев можно назвать бедным — по меркам не экономическим, а, собственно, психологическим?

— Это вопрос очень сложный, потому что объективных критериев оценки бедности, в сущности, нет. Есть два разных понятия бедности: бедность субъективная и объективная. Объективная бедность означает, что именно человек или семья могут (или, скорее, не могут) позволить себе приобрести: еду, одежду, жилье, автомашину и т. п. А субъективная — это как человек чувствует себя: бедным или небедным. Существует тесная связь между количеством денег и ощущением того, что ты богат. Но есть и другие случаи, когда совсем бедный человек чувствует себя богатым. Например, монах в ските, у которого вроде бы ничего нет, но ему ничего и не надо. И, наоборот, миллиардер, которому всего мало и хочется больше и больше, потому что иначе ему кажется, что он недостаточно обеспечен. Есть также бедность абсолютная и относительная. Абсолютная — это когда речь идет о самой возможности существования человека, его выживании. Что касается относительной бедности, то она основывается на сравнении уровня обеспеченности каждого человека с уровнем обеспеченности окружения. То есть понятие такой бедности очень разное, например, в США и где-то в Нигерии. А как показывает опыт, относительность сильнее действует на восприятие людьми своего положения. Потому что сельский житель, у которого есть дом, хозяйство и, скажем, тысяча гривен в месяц, может чувствовать себя среди односельчан едва ли не богачом, но приехав в Киев, превращается в бедняка.

Еще в мире изучают связь бедности с безработицей, которые во многих аспектах имеют схожые психологические эффекты. Речь идет не только о самочувствии, но и, например, о причинах, по которым человек не может найти себе работу, не может на себя заработать, оставаясь бедным. Здесь можно выделить два главных аспекта. Во-первых, это недостаток способностей: когда человек не может что-то делать хорошо или лучше других, его услуги никому не нужны, и, следовательно, он остается без заработка. Во-вторых, это проблема мотивации, когда человек, условно говоря, «не хочет» работать. Субъективно он так не думает, но когда сравнить уровень его желания работать с уровнем желания других людей, можно зафиксировать, что он, скажем, ленив. При этом сам человек этого не осознает и может обоснованно объяснить свое состояние какими-то обстоятельствами (например, состоянием здоровья). Психологическая проблема бедности как раз и заключается в том, что люди в большинстве своем не осознают, почему именно они бедны и где нужно искать выход. Практическим результатом нашего исследования должна стать выработка психологических средств помощи людям, чтобы они осознавали, как можно перестраивать свою жизнь.

— С каких пор в ментальности украинцев присутствует культура бедности — с советских времен, когда все были ровными и бедными? Или еще раньше?

— Реально бедность была всегда. Был ли такой период в жизни украинского общества, когда не было бедных? Да никогда! Другое дело, что в относительно обеспеченных советских брежневских временах также была культура бедности, но проявлялась она иначе: бедность была в равенстве, бедными было большинство граждан, но это большинство бедными как раз себя не чувствовало. Советские люди психологически не страдали из-за этого, потому что не имели особых оснований волноваться, думать, что они неудачники (ведь все — приблизительно одинаковые), бояться завтрашнего дня (потому что таки была относительная стабильность). Выбиться «наверх» в материальном отношени и могли только те, кто имел чрезвычайные способности, или был причастен к власти, или благодаря каким-то махинациям… А если человек совсем опускался, не хотел работать, то, по крайней мере, о его семье, детях как-то заб отились. Я вовсе не восхваляю советскую власть, но она присматривала за тем, чтобы не было не только богатых, но и совсем бедных. Тогда бедность не воспринималась как бедность, она была нормой для подавляющего большинства, и потому можно говорить о культуре советского общества как общества бедных.

Сейчас ситуация изменилась. В настоящий момент мы имеем бедность двух типов. Это очень интересно исследовали польские социологи (у них ситуация была немного другой, но во многом похожа на нашу). Они пишут о бедности старой и новой. Старая тянется еще с тех времен и, по большей части, касается сельского населения или старшего поколения. А новая бедность — это бедность, которая ударила по городскому населению и молодежи (когда люди ищут работу и не могут найти, не могут обеспечить свои потребности — эдакая капиталистическая бедность). Поэтому наши польские коллеги изучали нынешнее положение бывших работников их государственных агропредприятий — аналогов наших совхозов. (Колхозов в Польше не было, подавляющее большинство крестьян работали на своей земле, а небольшая часть — в этих государственных хозяйствах). И обнаружили поразительные отличия в уровне и стиле жизни не только самих этих работников, но и их потомков по сравнению с теми крестьянами, которые работали на своей земле. Большинство крестьян, кто работал на себя, более-менее успешно приспособились к новым условиям жизни, а бывшие «совхозники» теперь просто пропадают, они беспомощны, не умеют жить в условиях конкуренции и борьбы за выживание. А у нас такими были десятки миллионов колхозников. Я ни в коей мере не хочу их обижать, но мы видим собственными глазами, как у их потомков нет ни интереса, ни желания работать на земле. Молодежь предпочитает ехать на строительство в Киев или на заработки в Италию, но ничего не хочет делать у себя. Конечно, на это есть и объективные причины: недостает средств, дорогое топливо, неурожай, там не заплатили, там потеряли… Наша ситуация является сложной, потому что часто когда кто-то и берется за работу, а у него не выходит, то это тоже отбивает охоту. Но, напоминаю, есть и сугубо психологические причины, когда большинство не может справиться в новых условиях из-за того, что не имеет достаточной жизненной энергии.

— Бедным родителям практически невозможно воспитать у своих детей другую культуру, кроме культуры бедности. Как же у современных молодых людей эта жизненная энергия должна пробиваться и находить путь — на примере успешных ровесников, благодаря какой-то мечте? Как можно трансформировать в обществе культуру бедности в, скажем, культуру успеха?

— Как было сказано, здесь действует много факторов, и действуют они совокупно. Я могу говорить о факторе психологическом. Отдельный психолог может в какой-то степени помочь нескольким людям. Например, подтолкнуть человека к осознанию своего состояния, к коррекции своей самооценки (чтобы она не была ни завышенной, ни заниженной), поощрить, чтобы человек направил свою энергию в правильном направлении, чтобы вывести ее из нежелательного состояния. Это очень сложный процесс, потому что в большинстве случаев люди действуют по выработанной привычке, согласно устоявшемуся стилю жизни. Изменить этот стиль — чрезвычайно трудно. Это, в первую очередь, значит изменить самого себя. (Это немного похоже на семью алкоголика, которая постоянно находится в напряженном состоянии и не может из него вырваться). Можно сбоку долго объяснять и пытаться повлиять, но ничего не изменится, если человек сам этого не захочет. Но если он захочет что-то изменить, то есть же еще объективные экономические обстоятельства, и неизвестно, насколько они будут благоприятными. Ведь сотни тысяч или даже миллионы наших сограждан уже пытались как-то изменить свою жизнь. Часть из них справилась, а часть — чуть ли не большая — прогорела. Что и как с этим делать в масштабах всего общества, я не знаю, это слишком сложная система. Но могу назвать три основных способа поведения людей в бедности. Первый — самый продуктивный — взяться за себя: попробовать найти работу, поехать на заработки, открыть свой бизнес и так далее. Второй — это путь психологического побега от негативных переживаний, например, с помощью алкоголя, наркотиков, сериалов, компьютерных игр и тому подобное, и реально это значит деградировать. Третий — сидеть и лелеять свои комплексы, мучиться, завидовать более успешным, грызть себя (и это может длиться годами). Один из этих путей и должен выбрать молодой человек.

— У подрастающего поколения больше жизненной энергии, они все-таки видят другую жизнь, у них другие запросы. Возможно, немногие захотят лелеять комплексы, а пойдут на риск и попробуют самостоятельно строить свою жизнь?

— Особенности культуры бедности в том, что она передается из поколения в поколение. В период кризиса, в котором непрерывно находится наше общество где-то с середины 80-х годов, передача и наследование стиля жизни от одного поколения к другому в большой степени нарушились. Следовательно, большая часть молодежи из бедных получила шанс преодолеть материальные затруднения. Безусловно, это не значит, что вся молодежь эти шансы использует, хотя современное молодое поколение по своим взглядам на жизнь и способам зарабатывания очень отличается от предшественников (и, к сожалению, не только в положительном понимании). Более способная молодежь получает образование, овладевает профессиями, на которые есть спрос. Кстати, еще один важный момент: в среде культуры бедности низко ценятся профессия и образование. Они рассматриваются не как средство самовыражения и достижения чего-то в жизни, а скорее как принуждение. Теперешняя тяга молодежи к образованию, желание быть образованными — это очень хороший знак (отдельный вопрос — качество образования…). То есть молодежь прилагает больше усилий, чтобы справиться с ситуацией, чем старшее поколение. Другое дело, что перед каждым отдельным молодым человеком есть выбор: получить образование и профессию и начать зарабатывать — или стать рэкетиром или проституткой, спиться или сколоться, или просто замереть в таком же состоянии, в котором находились его родители и которое он «передаст» своим детям.

Автор: Оксана МИКОЛЮК, «День»

Читайте также: