Шаг назад от скотства. Теперь заключенный имеет право на того врача, которому он доверяет

Государство, наконец, признало то, что знали миллионы людей в СССР, и знают сегодня в Украине. Совместный приказ Минъюста и Минздрава о взаимодействии Пенитенциарной службы с органами здравоохранения. В числе прочего – о допуске любого выбранного арестантом врача в следственную тюрьму. Государство Украина признало: медицинская помощь, которую оказывают медики, работающие в самой пенитенциарной системе, недостаточная.

 Это реалии: наша пенитенциарная система в силу объективных причин действительно не может оказывать заключённым эффективную разнообразную медицинскую помощь. И это её беда, а не вина. Смею утверждать, признание реалий государством – результат массированного десантирования всевозможных «випов» в следственные тюрьмы.

Фото: Макс Левин
Фото: Макс Левин 

Что ж, и это путь к открытости и цивилизованности. Странный, признаться, путь… Сладкая, обильная услугами изоляция от собственного народа в специальной больнице для высшей номенклатуры в Феофании сменилась горькой и скудной возможностями изоляции в медсанчасти тюрьмы. Где – плохо, очень плохо.

Да, именно так, я утверждаю: совместный приказ МЮ и МЗ есть вполне рациональное желание украинской номенклатуры смягчить свою возможную совсем не мягкую посадку в будущем.

Судьбы арестованной номенклатуры ярким прожектором осветили многие проблемы украинской тюрьмы. Зачастую, серьёзные проблемы. Не погаснет прожектор общественного внимания, глядишь, и массажные столы в тюрьмах появятся. По одному на камеру.— Семен Глузман

Всё – не бесплатно. И услуги нетюремных врачей, и аппаратная диагностика, и лечение – за счёт арестанта или его родственников. Или – за счёт криминального «общака», пекущегося о сидящем члене преступной группировки. Вообще-то в цивилизованных странах идут по другому пути, создают максимально возможные условия в тюремных госпиталях.

Где и эффективно диагностируют, и эффективно лечат. В 1996 году я в составе небольшой группы знакомился с тюремными условиям в Великобритании. В тюрьме Белмарш в числе многого другого мы имели возможность осмотреть тюремный госпиталь, весь, с камерами для пациентов, диагностической техникой, операционными.

Один из нас, украинских визитёров, заместитель председателя СБУ горько произнёс: «Да, это серьёзно. Даже с нашим ведомственным госпиталем в Киеве не сравнить. И всё это – преступникам, настоящим, жестоким. Другая планета…»

Фото: Владимир Арьев

Фото: Владимир Арьев

Многое непонятно. Есть ли уже в каждой областной больнице Украины «приспособленные палаты» для больных арестантов, с решётками на окнах и прочими особенностями? Будут ли эти особые палаты в реанимационных отделениях? И т. д. и т. п. По-видимому, никто не подумал и о специальном финансировании охраны у палаты с арестованным, так проще: обязать местную тюрьму выделить свой персонал, оголив, тем самым, и без того бедную людьми тюремную систему…

Есть и другие аспекты у этой новации, вполне предсказуемые. К примеру, возможность оказания услуг (в тюрьме или в вольной больнице, не важно) частно практикующими врачами, как мы знаем на примере мажора-убийцы Калиновского и других, безнаказанно и откровенно ставящими любые диагнозы платежеспособным клиентам…

Вы слышали хотя бы об одном случае уголовного преследования таких врачей? И я не слышал. Представляете, попадёт в такую элитную клинику преступный «пахан», отстегнёт множество «зелёных» и будет ему «актирование по болезни».

И всё-таки. Совместный приказ МЮ и МЗ открывает дверку. При всех его недостатках и явно читаемых по тексту компромиссах, это – шаг. Проблема названа вслух. И предложены хотя бы некоторые механизмы её решения. А всё благодаря тому, что в наших скорбных тюрьмах появились VIP-арестанты. Вот я и думаю: как заставить наших демократических избранных и назначенных «слуг народа» лечиться не в Монако, Германии или Израиле, а в обычных украинских больницах и поликлиниках. Тогда и реформа системы здравоохранения состоялась бы всерьёз и быстро.

Думаю. Но пока не придумал.

Автор: Семен Глузман, LB.ua

Читайте также: