Пока ничейный Крым: репортаж с неспокойного полуострова

Поезд прибывает на симферопольский вокзал с получасовым опозданием. В районе перешейка с большой землей (Чонгар) ехали медленно-медленно. Видимо для того чтобы российские автоматчики смогли осмотреть состав на предмет наличия «бандеровцев». Утро, погода теплая, Крым встречает весенним солнцем и зазывалами-таксистами. Ничего необычного, но боковым зрением ищешь солдат в зеленом камуфляже и с автоматическим оружием.

На танке-памятнике в центре города развивается, среди других, и «триколор» — флаг РФ. По скверику возле Совета Министров мирно прогуливаются граждане. Боевой дедуля комментирует плакат, приклеенный к дереву скотчем. Плакат точно передает общее настроения тех, кто поддерживает ввод российских войск — что-то между «фашизм не пройдет», «бандеровцев не пустим».

Первый же день курсирования между украинскими военными частями, заблокированными российскими (давайте будем честны!) солдатами и центром политической жизни полуострова формирует неутешительный вывод: в информационной войне украинское государство безнадежно проигрывает.

Здесь, в Крыму, существует огромный дефицит правдивой информации о том, что происходит в материковой части страны, в частности в Киеве, на Майдане. В свою очередь, «на материке» — непонимание настроений крымчан.

Просто пример: слово «бандеровец» — хоть услышанное, хоть произнесенное — на любого крымчанина действует как красная тряпка на быка. После этого адекватного диалога уже не получается. Над выработкой такого условного рефлекса хорошо потрудились и российская пропаганда, и безразличие центральной власти к проблемам Крыма, и всеукраинские националистические партии и движения, свергающие Ленинов и захватывающие обладминистрации.

Поэтому очень важно попытаться донести мнение всех сторон в максимально доступной форме, без искажений, домыслов и лишних эмоций.

Ниже привожу целые — без значительной редактуры и обработки — фрагменты высказываний жителей Крыма, услышанные на улицах городов полуострова.

Фото: Макс Левин

***

Бабушка Наташа, возле Совета Министров, читает «антибандеровские» плакаты. Признается, что пенсии на жизнь еле хватает и поэтому последнее время приходится просить милостыню. На ней пальтишко еще хрущевских времен, зато мысли ее свежи.

«Украина и Россия — это две сестры, а сестры всегда могут поссориться, никто сторонний не должен мешаться. Поссорились и помирились. Мы же все от одного семейства.

Сейчас что происходит: что нам даст Южный Берег (заработать-ред.) Украина себе забирает, туда — на запад. Все летние заработки уходят в Киев, оттуда они уже делят на всю Украину. Совсем другое дело: если бы мы могли сами распоряжаться этим! Путин что хочет? Чтобы мы могли своим хозяйством жить. И татары, и русские, и украинцы тоже здесь есть — чтобы нас не зажимали. Чтобы нам не навязывали свою мову.

…Бендеры — страшные люди. Наши солдаты с войны приходили и рассказывали, что они хватали маленьких детей и бросали их в костер, у них нет души.

…Путин не хочет забирать Крым. Он вообще не хочет скандала. Он просто хочет облегчить наше проживание здесь.

Мы не хотим отделения, и против украинцев ничего против не имеем. Будем все дружно жить. Только вот этих бендеровцев сюда не пускать. А эти военные, они нам не мешают, пусть будут. Они нас защищают».

Упомянутый выше танк-памятник

Упомянутый выше танк-памятник

***

На той же площади прогуливается немолодых лет сухонький мужчина, с интересом поглядывает в сторону отряда «крымской самообороны», охраняющего Совмин.

Работает неподалеку — «нотариус я» — но имя называть не хочет.

«Если бы Тимошенко, Лазаренко, Кучма.., кто там еще был, если бы сразу поставили русский язык вторым государственным, то Янукович никогда, никогда в жизни не стал бы Президентом. И никогда бы не было Партии Регионов. Есть более интересные политики.

После „победы Майдана“ Вас уже каким-либо образом притесняли, угрожали „бандеровцы“?

— А не надо дожидаться, когда они оттуда придут сюда нас ущемлять. Я не знаю, приезжали они или нет. Ну, наверно приезжали — это легко, сел — поехал. Ну, Ярош точно собирался здесь порядок наводить. Мы ж не едем во Львов права качать!

— Как относитесь в идее отдать Крым России?

— У меня вот тетки в России живут. Одна из них всю жизнь проработала в магазине, обыкновенный продавец. Она пенсию получает больше пятнадцати тысяч рублей. В переводе на наши — около 4тыс.грн. Ну, так она ж простой продавец. Также и другая тетка. Еще один дядька шахтером работал — у него больше 10 тыс. рублей. Зато у нас — нищая страна.

У многих конечно есть накопления, но сейчас придет дефолт, по вине того же Януковича или других — в этом участвовали все — и что с этими накоплениями станет?

Думаю, конфликта военного все равно не будет. Будет нагнетание, нагнетание. Но войны мы не хотим. Сейчас за Севастополь идет битва. Севастополь англо-франко-турко-итальянские войска не могли взять. Он оборонялся 250 дней. Потом лучший командующий фашистов тоже не мог взять. И пускай теперь американские, немецкие — кто там станет нападать — пусть попробуют. Севастополь отстоят русские моряки».

***

На площади перед памятником, не поверите — Ленину, митинг в поддержку действий Путина, ввода войск. Нарисованные от руки плакаты держат в основном женщины. Типичные горожанки, «средний класс плюс», многие — с айфонами.

***

В это время «самооборона» силой уводит подальше от митинга господина Балашова. Якобы он провоцировал участников действа, предлагая им деньги.

Вокруг Балашова собирается толпа, слышны крики «провокатор», «вон отсюда».

Одна из женщин, активных участниц митинга, спокойно и рассудительно рассказывает о своем понимании событий в Крыму. Правда, вся ее рассудительность заканчивается на слове «бендеровцы».

— Оппозиции нужно было сразу заявить: мы не поддерживаем эти коктейли Молотова. Я понимаю, всем плохо живется. Мы сами только за хорошую жизнь. Но когда началось такое вот безобразие… Все эти бесчинства, захваты церквей, входят в правительственные здания, угрожают. Мы боимся, что и к нам такое придет, понимаете? Давайте проводить референдум и на самом деле говорить, чего хочет народ. А то пришли, портфели расхватали и забыли, что народу обещали.

— Как относитесь к идее отдать Крым России?

— То есть «Крым Путину отдать?». Нет-нет, таких призывов даже не было. Призывы были за расширение полномочий автономии, но не за присоединение к России.

… Я еще хочу обратится к ребятам с Майдана. Ребята, майдановцы, мы вас понимаем, нам тоже тяжело. И поверьте, мы не хотим вам зла, но мы не хотим фашизма, мы не хотим беззакония, мы не хотим провокаторов которые разжигают межнациональную вражду. Абсолютно никто не хочет войны.

— А войска российские, считаете, нужно было вводить в Крыму?

— Скажу честно после столкновений, когда на площади возле парламента погибло два человека, было страшно. Нам непривычны такие события. Но когда войска пришли, спокойнее как-то стало. Они смотрят за порядком, никому не мешают. Киевлянам они тоже зла не хотят.«

***

Военная часть в Перевальном. Со всех сторон окружена российскими военными. В 50 метрах от забора — линия «самообороны», стоят живой цепью, защищая солдат от провокаций. Правда, в основном конфликты возникают с журналистами, которые хотят подойти поближе — пообщаться с украинскими военными.

С другой стороны к забору тянется непрерывный поток — женщины с колясочками, дети. Неподалеку находятся жилые дома, в которых собственно и живут семьи этих солдат.

Вдоль дороги, в кустах, у самого забора части расставлены хорошо вооруженные люди. Оптические прицелы есть практически у каждого. Спрашиваю, неужто серьезно будут стрелять в людей.

В ответ синхронное: «без комментариев». Акцент — российский, ни с чем не спутать.

Пробую еще раз «там, же на территории части, такие же ребята, как и вы..».

Один из вояк цедит сквозь зубы «это ваше субъективное мнение».

***

К пяти часам вечера едем в Ялту. Там запланирован тайный проукраинский митинг.

Тайный потому что планировать и афишировать такое событие опасно — можно остаться без зубов.

На набережной около 30 человек, в основном молодые ребята. С антивоенными плакатами.

Около 6-8 милиционеров для охраны. На митинг мгновенно подтягиваются «пророссийски настроенные» тети и дяди. Называют собравшихся бандеровцами. Начинаются перепалки.

Вокруг митинга кружат с десяток «парней спортивной внешности».

Один из них, толстячок в спортивном костюме, очень озабоченно описывает происходящее в телефон: «какая-то х..ета, б..дь..». Выплюнув окурок прямо себе под ноги, призывает собеседника «бери наших и подъезжай, быстро».

Митинг движется в сторону памятника Ленину. Там молодые люди выкрикивают еще несколько раз «мы за мир» и сворачивают плакаты — опасаются нападения оппонентов.

***

Все фото: Макс Левин

Автор: Макс Левин, фотокорреспондент, LB.ua

 

Читайте также: