Ты в армии. Записки офицера. Отправка. Лагерь и Шкло

Украинская армия, разваленная практически до основания предыдущими правителями и с помощью  «братской» страны, в муках начинает возрождаться. Жизнь заставляет это делать быстрыми темпами. Офицер вооруженных сил Украины, капитан, описывает процесс отправки военнослужащих из подготовительного лагеря, в боевые части.

С мнением рядового мобилизованного вы можете ознакомиться в цикле дневников Максима Колесникова «Записки мобилизованного»  читайте по ссылкам:  Часть первая / Часть вторая / Часть третья  / Часть четвертая Часть пятая

 

Капитан-артиллерист  Артур Аминаев, вел записи на своей странице в Фейсбуке в процессе подготовки и отправки в боевые части группы мобилизованных зимой этого года. 

Лагерь

Пятница. Последний день перед отправкой. Учеба закончилась, мои курсанты распределены по частям. Позади недели учебы, стрельбы, ночное охранение. С взводниками полночи сидели над списком, рассортировывая людей по бригадам. Кого-то в механизированную, кого-то в танковую или артбригаду. Старались учесть все пожелания, хоть знали, что в штабе все равно все переделают по-своему.

Посмотрел график дежурств, в воскресенье моя очередь. Прикинул – если отпрошусь на сутки домой, в субботу вечером вернусь в часть и заступлю в наряд. Обговорил идею с комбатом, получил добро, поскакал собирать рюкзак. Рюкзак небольшой, тактический. Затолкал грязную одежду.

Сам грязный, как шахтер. Помыться негде, а позади стрельбы из «Акаций». Выстрел 152-мм гаубицы поднимает килограммы песка и пепла в воздух. Все это оседает на форме, голове, летит за шиворот. Потом чистка стволов – смазка, соляра. Да еще ночные дежурства возле выставленной на огневой позиции техники. Сутками в берцах. Провонялся потом, порохом, солярой и костром. Мечта одна – домой, в горячий душ. Приходит мысль, что ребятам на передовой куда как сложнее. Не хрен себя жалеть.

Облом подкрался откуда не ждали. ОТПРАВКА!

— Капитан Аминев, Вы и майор М. отправляетесь с командой военнослужащих на станцию Шкло. Там ждет состав. Передадите людей представителям …мехбригады.

Предчувствия не обманули. Не зря всю ночь в палаточном городке собака выла.

— А че я-то?

— А кто?

И правда – кто? Из 10 офицеров в батарее трое в госпитале, один больной лежит в казарме с температурой, один в Старичах готовится принимать людей, один вечнопьяный свалил домой. Остались комбат и три взводника. Я и майор М. повезем людей для …мехбригады, младший лейтенант П. повезет людей для …аэромобильной.

Ладно. Шкло – это не страшно. Шкло – это ж рядом. А потом домой, в душ, и спать часов так…

Натянул чистую подменку, почистил берцы, схватил рюкзак с грязной одеждой, и на плац. Он же автопарк.

Здесь море народу. Весь учебный дивизион. Опять перекличка, объявление списка команд. Список отправки моего взвода не изменили, это радует. Конечно, есть недовольные, но это не мои проблемы. Нефиг было занятия пропускать. Все, кто учился, поедут туда, куда хотели. Замечаю одного субъекта, который снимает людей на видео. Пьяный, ржет, ему весело. Есть придурки, которые ему позируют.

— Прекратите снимать людей!

Идиот. Потом еще выложит ВКонтакте.

Итак, сейчас отправляется 2 команды. На …западноукраинскую мехбригаду и …восточноукраинскую аэромобильную. В аэромобильную из моих пацанов никто не едет. Оставшиеся в лагере поедут на обслуживание стрельбища.

Облом номер 2.

Военных билетов нет, продаттестатов нет, пайков нет. Сопроводиловки вообще никакой.

— А что вообще есть???

— Держите список Вашей группы. Это самоходчики, чуть больше 30 человек. Первая партия. Остальное привезет майор М. Всего в команде 140 человек. Соберетесь на станции, передадите людей представителям Покупателя. Вопросы?

Вопросов полно, но ответов на них у непосредственного руководства нет. Они такие же заложники армейского дебилизма, как и я.

Напоследок получаю бойца Ф. Сей славный воин после мобилизации свалил домой. Его месяц вызванивали вместо того, чтобы сдать в военную прокуратуру. В последний момент вернули в часть, и теперь засунули мне в автобус. Отныне это будет геморрой мой и …мехбригады.

Поехали. За нашим ЛАЗом уцепился здоровенный КРАЗ, набитый людьми. Ко такие, непонятно. Списков на них у меня нет. Последнее, что вижу, выезжая за ворота – офицеры из первого дивизиона, отдающие честь вслед колонне. Что-то защемило в груди. Так мы провожаем каждую отправку. С каждым курсантом, уходящим на войну, уезжает частичка тебя.

Шкло

До станции не доехали сотню метров. Дорога забита транспортом и людьми. Постоянно подъезжают грузовики и автобусы с разных частей полигона. Высаживают прямо на дороге. Наверху, на путях, стоит длиннющий состав. Сосчитать вагоны не получается, мешают деревья. Но явно более 20.

Командир дивизиона на месте. Военников по-прежнему нет, равно как и продаттестатов и пайков. Все обещают подвезти. Время отправки неизвестно. И самое главное. Представителей бригады НЕТ. Повезем людей сами. Попал, блин. Ни мыльнорыльных, ни полотенца, ни носков, ни тапочек с собой не взял. Хорошо хоть по привычке кинул в рюкзак бутылку воды и банку паштета.

Несколько часов ждем на обочине, в грязи. Руководство собралось наверху, на станции. Что-то решают, а что – неизвестно. Люди потихоньку начинают рассасываться по окрестным магазинам. Мимо проезжают грузовики и автобусы из Старичей, Острога, других военных городков. Вываливают людей прямо на обочинах, в грязь и пепел сгоревшей травы. Все уходят наверх, на эшелон. Мы стоим. У меня 33 своих и 16 непонятно каких людей. Списка на них нет. Привели еще 15 человек на …аэромобильную. Тоже без списка. Это люди из КРАЗа.

Наконец, приезжает оставшаяся команда во главе с М. Документов у него нет. Хорошо хоть успел сумку собрать.

Вместе с М. идем на станцию, пообщаться с руководством. Ничего толком не сказали, хорошо хоть разрешили разместиться в вагонах. Номера вагонов неизвестны. Вагоны вообще не пронумерованы. ХЗ, где голова поезда. Решили от потолка. Голова – дальний от станции вагон.

— Ваши люди размещаются в пятом и шестом вагонах.

— Но у нас 140 человек, а вагон вмещает всего 54!

— Ничего, тут ехать недалеко.

Пока спорим, наши подопечные разбегаются по всем шести отведенным для артиллерии …мехбригады вагонам. Возвращаемся на перрон, пробуем согнать их хотя бы в 4, 5, 6 вагоны. Кого-то согнали, кого-то не успели. Подошли мои самоходчики, предложили ехать с ними в купе. Спасибо, ребята, но за мной уже полчаса бегает проводник из 5 вагона, предлагает ехать с ним. Я его понимаю, ему так спокойнее.

Привезли пайки. На руки банку перловки, банку бычков. Буханка хлеба на 6 человек. Воды нет. Прямо на перроне распределили по списку. Обнаруживаю, что по списку у нас не 140, а 127 человек. Несколько в госпитале, несколько в прокуратуре, несколько неизвестно где. Боец Ф. паек не получил. Будем надеятся, что спит в вагоне.

Подтянулись местные жители. Подъехал микроавтобус-развозка. Парень вытащил несколько буханок порезанного хлеба, отдал нам, пожелал счастливой дороги. Порадовал. Потом подъехал «пирожок» Рено, из него бойцы начали вытаскивать бутылки с водкой. Не порадовали. Пришлось шугануть местных.

Достает отсутствие информации. Бойцы постоянно спрашивают «где военные билеты?», «почему не выдают?», «когда поедем?» и т.д. и т.п. Вместе с М. пошли на станцию задавать вопросы руководству.

И тут выясняется. Документы и военники вроде как привезли. Нашелся старший эшелона – подполковник Ч., нашелся майор И., сопровождающий махру – саперов, огнеметчиков и др., и нам дали капитана К. из первого дивизиона. Уже веселее. Ждем документы, жалуемся друг другу на армейскую тупость, отсутствие коммандировочных и т.п.

И тут многоголосый крик. Поворачиваюсь. Офигеваю…

Состав разорван пополам. Наши 12 вагонов, предназначенные для отправки в …мехбригаду, прицеплены к локомотиву, и… уезжают! Без нас!!! Епт, 600 военнослужащих без документов и офицеров сопровождения!

Рванули за поездом. Пока бегу, думаю – сюрреализм какой-то. Этого не может быть! Сзади бухает сапогами М. с тяжелой сумкой. Вслед нам хохочет и улюлюкает толпа военных из оставшегося эшелона. Понимаю, что состав не догнать. Перехожу на шаг. Похоже, армейский дебилизм меня наконец победил. Все, блин. Домой, в душ, спать. Родные лица не в камуфляже увидеть…

И тут кто-то сорвал стоп-кран. Суки. Лучше бы без меня уехали.

Догоняем состав. Из дверей торчат перепуганные лица проводников. Все с флажками. Спрашивают что делать? Я знаю??? Запрыгиваю в свой вагон. Через 5 минут поехали. Военников нет. Документов никаких. Старший эшелона, похоже, отстал.

Автор: Артур Аминев, офицер ВСУ

Фото автора

Читайте также: