Менты в законе. «Державная пешка» (из записок районного опера)

Практически каждый прокурор в какую-то грязь замешан; без этого нельзя. Не будь он на такое способен – кто б его вообще прокурором назначил, а? Понятие «честный прокурор» — относительно. «Честный» по отношению к кому? Судьи, прокуроры, следователи, пишущие на криминальные темы журналисты, опера-сыскари… Все мы — лишь пешки в державной игре под названием «решительная и бескомпромиссная борьба с преступностью». И сколь значительными, самостоятельными и самодостаточными ни выглядели бы те или иные из исполняющие эти функции лиц, они должны осознавать общие правила игры и подчиняться им. Причём даже бросающиеся в глаза исключения из правил — это в действительности лишь их составляющая и неотделимая часть. Ты – лишь пешка, и всегда должен помнить об этом!

С судьями я, оперативник уголовки, сталкиваюсь редко, в основном – когда доставляю в суд на оформление «15-суточников». Общее впечатление: спокойные, уравновешенные, преуспевающие люди, привычно жалующиеся на задержки с выплатой зарплаты и скудное финансирование из бюджета. Но при этом — вкусно питающиеся, добротно одевающиеся, регулярно отдыхающие на дорогих курортах, живущие отнюдь не в коммуналках… И – больше ни слова о них.

Иное дело – прокуратура, контакт с которой у районного угрозыска плотен и повседневен. К прокурору на санкцию для ареста (эти строки писались в 1999-м году) мы привозим задержанных, прокуратура надзирает за соблюдением нами законности в расследовании преступлений, а наиболее тяжкие из них (в частности — убийства) следователями прокуратуры и расследуются. Прокуратура для милиции — как старшая сестра, варимся мы в одном котле, питаемся из общей кормушки. И всё друг про друга знаем, хотя для приличия делаем вид, что принимаем друг друга за тех, кем должны быть, а не за тех, кем в действительности являемся.

«Прокурор» — это лишь на бумаге звучит грозно и неподкупно. На самом же деле прокуроры — такие же люди, как и все остальные. В меру – честные, работящие, справедливые и разумные, но и ничуть не меньше прочих – трусоватые, подловатые, жадноватые, склонные к лести и разврату, с мелкими, а порою — и с мельчайшими душонками… Не с Марса же на работу в прокуратуру направляют, — туда идут работать обычные граждане, окончившие что-то юридическое и набравшие стаж работы в наших конкретных жизненных условиях. Они – это мы, так почему же они должны от нас отличаться?..

У любого районного, городского или областного прокурора — тот же план деятельности, и такой же отчёт об его исполнении перед вышестоящим начальством, что и у любого начальника рай (гор) облотдела или УВД. И точно так же дрючат его во все дырки за низкие показатели раскрываемости преступлений (убийств — особенно), и высокий уровень преступности. Это вынуждает его тоже «химичить» с отчётностью, идти на неизбежные компромиссы, контачить с сильными мира сего (а это сегодня — плотно сросшиеся между собою государственная власть, финансово-промышленные группировки и мафиозные структуры), и вследствие этого относящиеся к закону гибко… взвешенно…с пониманием реалий!

Что касается персонально прокурора нашего района Демина, то он – умеренно образован (кичащихся своей интеллигентностью в системе правосудия не любят), безусловно – неглуп, понимает ситуацию и вытекающие из неё текущие задачи. Умеет одновременно видеть и учитывать множество противоположных факторов. Имеет хорошие связи в городской прокуратуре, и перспективу на выдвижение. Его явно «тянут», а всё почему? Он – в игре, он – свой. В частности, он прекрасно понимает, кому нельзя нарушать закон (хотя они, сволочи, его всё равно нарушают, а потом, будучи изловленными и изобличёнными, осуждаются по всей строгости), а кому – не то, чтобы можно, но… весьма простительно, что ли?..

Возьмём конкретный случай. Некий К., директор охранной фирмы «Ягуар», и, по слухам, один из «авторитетов» в группировке Вани-«Магната», взят милицией под стражу по обвинению в убийстве коммерсанта Ю. (противненький такой барыга-ростовщик; настолько жадный, что решил показать фигу рэкету). Улик против К. немного, с воробьиный нос, и с вещдоками напряжёнка, но если постараться, то под приговор подвести можно. Я видел немало таких, кто шёл под огромные срока с куда меньшими доказательствами… Но то были лохи, не сумевшие за предыдущую жизнь обзавестись влиятельными друзьями, а у К. с друзьями был полный порядок!

И вот одним чудным вечером некое уважаемое лицо, пригласив Дёмина в ресторан «Колибри» на дружеский ужин, в перерыве между рюмками коньяка мимоходом попросило «объективно разобраться» с делом К. Мол, если он действительно виноват — тогда никаких вопросов, пусть отвечает по закону, но если честно — не верится в его виновность… Хороший же парень, из приличной семьи… ну какой из него – убийца? Дёмин в ответ солидно кивнул головой, а потом достаточно громко и внятно (в ресторане могли быть подслушивающие устройства) заверил, что разбирательство по делу К. будет проведено в строгом соответствии с законом и объективно…

Назавтра он вызвал к себе ведущего это дело следователя прокуратуры и, для начала коснувшись ряда других тем, ненавязчиво намекнул на своё личное мнение по делу К.: слабовато с доказательствами, хлипкие вещдоки, свидетели путаются, обвиняемый упорно всё отрицает… Короче, дело не имеет судебной перспективы! То есть если довести его до суда, то самый вероятный исход — оправдательный приговор. А это ведь — признак того, что проводимое прокуратурой следствие проводилось некачественно.

Если следователь – не окончательный даун, и не враг самому себе, то супротивить непосредственному начальнику он не станет. И, потянув какое-то время, отпустит К. «за недостаточностью улик». А завтра, «схимичь» он сам в каком-нибудь деле и «засветись» не по-крупному, то шеф, в свою, очередь, памятуя о прошлом одолжении, тоже закроет глаза на что-либо…

Но допустим – случилось невероятное, следователь попался норовистый, и поганить дело не захотел. Тем более, что терпеливо и грамотно возведённая им пирамида косвенных улик позволяла-таки припереть в суде К. к стенке, даже и невзирая на ухищрения защищающего его опытного адвоката. Что тогда? Ведь следователь – фигура процессуально независимая, в таком вопросе приказать ему прокурор – не вправе. Но прокурор вправе, может, попросту по-своему обязан спустя некоторое время — без всякой связи с К.! — устроить следователю-строптивцу комплексную прокурорскую проверку всех находящихся у него в производстве дел (К. – в том числе). Без всякого сомнения, у следователя найдут кучу всяких упущений и нарушений (они есть у каждого, но не у каждого их захотят найти!). Ему сделают устное замечание или даже объявят выговор. После чего некоторые из дел (по К. – в том числе) у него заберут и передадут менее занятым и более понятливым сотрудникам прокуратуры. Так что в один прекрасный день К. «с чистой душой» все равно выйдет на свободу!

Теперь поинтересуемся: чего это Дёмин так старался — ради взятки, что ли? Да ни Боже мой! Никто ничего и не думает совать ему в ладонь. Просто через месяц или два по тихому ходатайству уважаемого лица прокурорскую супругу вполне законно оформят соучредителем в процветающую фирму «Тюльпан». И теперь ежемесячно на совершенно легальных, заметьте, основаниях из кассы фирмы в бюджет прокурорской семьи потекут кругленькие суммы. Но сам-то прокурор к этим прибылям не имеет ни малейшего отношения! И попробуйте публично заявить обратное – он вас по судам затаскает, ещё и компенсацию ему придётся выплатить — за моральный ущерб. И в самом деле, если наш юрист-правдоборец находится с этой женщиной уж 17 лет в законном браке, и даже имеет от неё двух детей, то это вовсе не значит, что она, как вполне дееспособный человек и полноправная гражданка, не может заниматься бизнесом и добиваться успехов в нём. Он, муж-прокурор, рядом с её коммерческой удачей даже рядом не стоял!

Практически каждый прокурор в какую-то грязь замешан; без этого нельзя. Не будь он на такое способен – кто б его вообще прокурором назначил, а? Понятие «честный прокурор» — относительно. «Честный» по отношению к кому? Где-нибудь в соседних районах, городах или государствах прокуроры принимают наркотики, вымогают взятки от посетителей, растлевают малолетних, убивают жён, насилуют секретарш, грабят казну, печатают фальшивые ассигнации… Относительно их Дёмин — вполне честен. Повинуясь правилам игры, в своём лукавстве с законом он никогда не заходит дальше чётко очерченной границы. Если и исполняет подобные просьбы, то — не каждую, и далеко не от каждого уважаемого лица. Вот почему поведение Дёмина не только не расшатывает существующую систему правосудия, а наоборот, укрепляет её. Позволяя сохранить общий баланс сил и интересов как фундамент спокойствия и правопорядка в обществе.

Но есть ещё и «одинокие волки» — они делают карьеру именно на противоборстве с уважаемыми лицами. Власть над людьми для подобных — дороже любых материальных благ. Они и на самом деле лично-неподкупны. И даже создают иллюзию, будто прокуратура действительно защищает абстрактную ЗАКОННОСТЬ, а не интересы той или иной влиятельной клики или даже вполне конкретной и осязаемой личности… Такая иллюзия тоже нужна, она – часть игры. И если «неподкупный» прокурор не зарывается, если он борется не против общего порядка вещей, а лишь с отдельными, пусть и уважаемыми господами, если он, наконец, «держит» нужные показатели и ладит со своим начальством, то его, скорее всего, прикроют от неприятностей. Ведь Системе в целом он не только не вреден, а даже – полезен! В условиях постойной конкуренции «сливок общества» между собою прокурорского «цепного пса» всегда можно натравить на своих противников — пусть они помнят о его существовании, пусть видят границы своих действий, за несоблюдение которых следует ответный удар.

Впрочем, при необходимости любого «неподкупного» можно нейтрализовать и устранить со сцены всё теми же проверяющими комиссиями и инспекциями. Допекут придирками и либо задвинут в какую-либо дыру с понижением, либо на пенсию отправят, если позволяет возраст. Один в поле не воин … Кто не в игре – тот изгой.

(Продолжение следует)

Рассказ не пожелавшего назвать своё имя сотрудника уголовного розыска записал Владимир Куземко

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: