Не в трубе счастье: блеск и нищета ископаемых

В той, прошлой стране, много лет подряд нам вдалбливали в голову, что неисчерпаемость подземных кладовых государства эквивалентна благосостоянию граждан. Все были настолько убеждены, что живут в сказочно богатой стране, что сегодня просто диву даешься той святой вере. Заблуждение было искренним, глубоким и, как оказалось, долгоиграющим. На самом деле все обстояло иначе. Выгоды от обладания несметными богатствами, по сути, не было никакой. Недра, битком забитые углем, рудой, марганцем, нефтью, газом, титаном, алмазами и прочими ну о-о-очень полезными ископаемыми, не давали нам практически никаких преимуществ даже по сравнению с соседями по Восточной Европе. Поляки и словаки, венгры и югославы, чехи и, особенно, немцы ГДР жили не в пример лучше нас. Что уж там говорить о зажиточных бельгийцах, французах и прочих англичанах с американцами.

Больше копай, меньше думай

Мы, уверовавшие в то, что иного пути нет, перелопачивали малую родину, а, исчерпав природные ресурсы в радиусе прямой досягаемости, привычно отправлялись на север и на восток.

А уж там-то – на бескрайних просторах пустынь, тундры и тайги – ковыряния в земле хватало на всю оставшуюся жизнь. Все думали – чем больше нароешь сегодня, тем богаче будешь жить завтра. «Добыть максимум ресурсов» стало признанной формулой. В этом, по нашему представлению, заключались смысл бытия и знания от альфы до омеги. Это был главный закон. И по нему жили.

При этом никто не анализировал, так ли уж нужна и важна добыча чего бы то ни было. Нам такая крамола и в голову не приходила. Если твоя страна на первом месте в мире по добыче той же нефти или газа, к чему задумываться, слушать всяких экологов, изобретателей и прочих умников, а затем сокращать выкачку и скатываться на непривычно низкие места? А чем же тогда гордиться?..

Все знали о том, что наша горнодобывающая промышленность по своей мощи соперничает со США. Всем казалось, что «скоро мы их обгоним». В это время польские и чешские «добытчики» довольствовались одним лишь каменным углем, венгры – алюминием, а немцы ГДР на все про все имели низкокалорийный бурый уголь. Успехи ГДР-овской экономики нам объясняли так – рачительные немцы с этим бурым углем научились вытворять настоящие чудеса. А некоторое наше отставание одно время даже пытались оправдать тем, что в европейской части СССР такого хорошего бурого угля совсем нет, а есть он далеко-далеко в Сибири, так что вот такая незадача.

Штреки и скважины мира

А еще неисчерпаемость недр и, соответственно, качество жизни граждан связывали с размерами страны. В современной России до сих пор так поступают. Копать надо где-то, и чем больше места для копания, тем больше шансов. Людям как-то не приходит в голову, что 17 миллионов квадратных километров ни о чем не говорят. Точно так же, как в советские времена ни о чем не говорили 22,4 млн кв. км. Владения царской России были еще обширнее, но она никогда не была самой богатой, самой процветающей, самой грамотной и самой передовой страной мира. Наоборот, из-за вопиющей нищеты она получила себе на голову революцию, последствия которой чувствуют живущие ныне.

Впрочем, тему России сейчас лучше не затрагивать вообще, тем более, что в последнее время эта тема становится в Украине слишком «горячей». Аргументов хватает и без России.

Иран и Алжир делят 4-5 места в мире по добыче газа, но никто не считает эти страны богатыми. Скорее, наоборот. Если точнее – эти страны очень богаты полезными ископаемыми, но их залежи не имеют никакого отношения к зажиточности населения. Среди лидеров по добыче нефти пребывает все тот же Иран вкупе с Ираком, и что? Народ жирует? Ничего подобного, этого не было раньше, нет этого и сейчас.

По запасам нефти и газа Африка в 2-4 раза опережает Северную Америку. Возможно, недалек тот день, когда в Африке добыча углеводородов будет более значительной, чем в Новом Свете. Но неужели вы думаете, что тогда африканцы заживут в 2-4 раза богаче американцев? И я так не думаю.

Тунис – признанный лидер по добыче фосфоритов, но страна живет не этим. В Малайзии огромные залежи олова, однако основа благосостояния малайцев в другом. Бразилия – настоящая кладовая ценного сырья, однако ВВП на душу в Бразилии ниже, чем в соседнем Уругвае. А в Уругвае вообще нет полезных ископаемых. Зато в Индии, Боливии, Демократической республике Конго (бывший Заир, бывшее Бельгийское Конго) чего только не добывают, но эти страны относятся к числу крайне бедных.

От Конго до Калифорнии

Несколько слов о Конго. Государство расположено в самом сердце континента. Страна по африканским меркам огромная – народу, как в Украине, а площадь, как у 4-х «украин». Полезных ископаемых уйма, причем, залежи мирового масштаба. Это не все. Конго буквально утопает в джунглях, потому что здесь царит вечное влажное лето. Крестьяне собирают по 2, 3, а то и 4 урожая в год.

Ученые как-то подсчитали, что если бы все конголезские леса выкорчевать (подчеркнем – чисто теоретически), а на освободившейся земле выращивать что-то высокоурожайное, то можно обеспечить продовольствием население всего земного шара. Возможно, ученые погорячились, но ясно одно – речь идет об очень серьезных цифрах. Так вот, при всем неимоверном богатстве недр и тучности почв годовой ВВП на человека в Конго составляет около 200 долларов. И таких «конго» в мире очень много. Значит, не в недрах и не в почвах счастье. Счастье свалится на голову, если ею работать. И хорошо, чтобы осознание такой простой истины пришло к нам хотя бы сейчас, в начале XXI века.

Дело не только в том, что Конго, дескать, страна бедная, а проклятые империалисты ее, несчастную, гнобят. В богатых странах добыча ископаемых и сельское хозяйство тоже не являются основой экономики. В США, например, подземных богатств гораздо больше, чем в нескольких «конго» вместе взятых, но на горнодобывающую промышленность никто ставку не делает. То есть добывают много, но решающей роли это не играет.

В газо- и нефтедобывающей Калифорнии обрабатывающая промышленность дает пятую часть валовой продукции штата, а добывающая – так и вовсе 2%.

Калифорнию называют настоящим раем. Говорят, что это «восклицательный знак после длинного многоточия штатов». Образно, правда? Виноград, апельсины, персики, сливы, груши, сеяные травы, хлопчатник, рис. Коровы, овцы, свиньи и 200 миллионов бройлеров. Каждый десятый сельский доллар США – это калифорнийский сельский доллар. А когда подытожим, окажется, что вклад сельского хозяйства в ВВП Калифорнии составляет каких-то жалких 2%! Это значит, что 3/4 калифорнийского ВВП дают не добыча, не обработка и не сельское хозяйство.

Не в трубе счастье

Похожая картина наблюдается и в прочих штатах, и в других развитых странах. Если говорить о сырье, то Япония завозит все. Италия завозит все. Несколько европейских стран ведут добычу нефти и газа на шельфе Северного моря, а остальные европейцы обделены полезными ископаемыми. Кому-то повезло с железной рудой, кому-то с ураном. Но трагедии из скромных запасов никто не делает, поскольку все прекрасно понимают – есть ископаемые или их нет, дорожает газ или нет, все это на ВВП страны слабо влияет.

Современная обрабатывающая промышленность важна. Но благосостояние сегодня зиждется не на ней, а на сфере услуг. Правда, это не та сфера услуг, к которой мы привыкли. Нынешняя сфера услуг, принятая по современной классификации, включает в себя все, что не является промышленностью, а также сельским хозяйством. (См. отчеты об индикаторах Мирового банка реконструкции и развития).

Железнодорожные перевозки, торговля, газовая труба, финансовые операции и (даже страшно сказать!) наука – все это относится к категории услуг. Именно услуги определяют ВВП в развитых странах. В Японии сфера услуг дает 56% валового продукта, в Германии – 62%, в США – 69%. Заметьте, предприятия и организации, предоставляющие перечисленные услуги, приносят хорошую прибыль. Они не перебиваются с хлеба на воду в ожидании льгот и бюджетных подачек. Им не надо взывать к совести державных мужей. Им некогда заниматься кликушеством. Они не заклинают гордиться тем, что есть. Они наполняют бюджет, а не забирают бюджетные деньги у медиков, учителей, старушек и инвалидов. Они высокорентабельны, и тем довольны.

И мы тоже можем стать такими. Только вначале нужно преодолеть некоторые стереотипы. Для начала измените манеру поведения – отвлекитесь, например, от цены на тот же газ. Стоимость газа росла, растет и будет расти как у нас, так и во всем мире. Что бы вы ни предпринимали, вы никак не сможете на нее повлиять. Чем меньше продукта, тем он дороже – это закон. Поэтому отвлекитесь от ерунды и займитесь делом. И тогда, уверяю вас, через несколько лет вы вообще забудете о цене на газ, какой бы она ни была.

Михаил ПАВЛЕНКО, Главное

Читайте также: