«Служи, неудачник!..» Лучше заплатить, чем топтать плац военной части, считает нынешнее поколение

Лучше заплатить, чем топтать плац военной части, считает нынешнее поколение, а если не можешь откупиться от армии — ты неудачник. E-xecutive узнал у москвича, который решил отдать долг Родине деньгами, каким образом призыв мешает ему жить и работать, как он и его друзья решают вопрос с армией и сколько он уже потратил на взятки. 

Весь нынешний год двадцатитрехлетний москвич Павел (герой пожелал оставить фамилию в тайне) думает о том, как сохранить нетронутой свою свободу, а в придачу свои руки, ноги и голову. Через месяц он оканчивает пятый курс института, получает диплом экономиста, а дальше его ждет повестка и год службы в российской армии. Но Павел, как и большинство его сверстников в России, видит свою ближайшую жизнь иначе, чем государство, поэтому собирает деньги на откуп от службы и налаживает связи в московских военкоматах.

С первого взгляда Павел производит впечатление уверенного в себе человека, он крепко сбит, много улыбается. «Я учился в спортивной школе, получил разряды по борьбе, поэтому драки и ушибы меня не пугают, ― говорит он. ― Армия грозит мне другим, она лишит смысла последние пять-шесть лет моей жизни, за которые я хоть чего-то достиг. Мне придется все начинать заново».

Успеть бы поступить

Собственно армия уже повлияла на жизнь Павла. После школьного выпускного у него оставались считанные месяцы, чтобы поступить в вуз, иначе прямая дорога в казармы. Денег на платное отделение престижного вуза Павлу не хватило, к тому же одновременно с учебой нужно было работать, потому что на одну зарплату матери двоим людям прожить в российской столице довольно сложно. Он поступает в негосударственный институт, учится по выходным, а в будни работает.

«В институте мы слушали недовольных жизнью пожилых преподавателей, от которых получаешь меньше знаний, чем из экономических новостей. Оценка за экзамен или зачет сводилась к тому, как часто ты посещал лекций. Ходишь ― получаешь зачет «автоматом». Не ходишь ― надо что-нибудь промычать на защите, и тройку ставят. А вообще вся учеба сводилась к вовремя оплаченной квитанции из бухгалтерии института». Взятки, как говорит Павел, преподаватели не брали. Видимо, требовать деньги за такие «знания» в институтах считают совсем постыдным делом, но за пересдачу экзаменов 700 руб. заплатить приходилось.

Современные вузы давно прочувствовали выгоду от призыва. Если обратить внимание на рекламу институтов, ярче и крупнее всего вузы пишут слова «Есть отсрочка от армии». То есть чему учат, разберешься в кабинете приемной комиссии, если тебя это вообще волнует. Главное ― институт спасает на пять лет от армии. Об осознанном выборе профессии в таких случаях речи не идет.

«Я не горел желанием изучать экономику, — признается Павел, — но людей наверху вряд ли волнует, что я пять лет учился специальности, по которой не собираюсь работать. Им важнее набить казармы солдатами».

Военное руководство России в последние годы проявляет чудеса изобретательности. Срок призыва предлагается растянуть почти до круглого года, возраст повысить до тридцати лет, ну а самой распространенной пугалкой среди людей призывного возраста остается слух, что срок службы увеличат до 3,5 лет. Складывается впечатление, что российская армия переквалифицируется из защитника страны в рекрутинговое агентство, главная задача которого ― собрать в одном месте 1 млн человек, а что с этим миллионом делать, армию волнует уже гораздо меньше.

Армия отнимает работу

«Первые годы в институте мало думаешь про армию, ― говорит Павел. ― Да, ты понимаешь, что через четыре года придет повестка, но в девятнадцать лет ты ходишь в клубы, знакомишься с девушками, зарабатываешь свои первые деньги и на армию их, естественно, не откладываешь. Близость армии я ощутил только на четвертом курсе, тогда всерьез замаячила перспектива потерять из-за службы работу в хорошей компании, а вместе с ней и все возможности, которые передо мной открывались».

Даже те знакомые Павла, которые устроились на работу с помощью родителей, не хотят лишаться своих мест из-за армии. За пять лет, пока они учились, их карьера развивалась, зарплаты росли, да и амбиции зашкаливали. «Кто бросит такую жизнь на целый год ради того, чтобы наблюдать обшарпанные стены воинской части и играть в шашки с сослуживцами? ― Павел задает вопрос, но ответа не ждет. ― Среди моих знакомых желающих отдать долг Родине не нашлось. Если только страна возьмет деньгами, а это она с удовольствием».

Если ты идешь в армию, значит, ты неудачник. Так нынешнее поколение думает о службе. Когда в армию уходили знакомые Павла, он и его друзья говорили между собой, что туда им и дорога, потому что тут они «валяются на диванах и сушат бутылки, а там им мозги вправят». Нормальный же человек «с правильными мыслями», по его мнению, всегда найдет способ, как уйти от службы.

Очередь за взяткой

Сейчас Павел готовится защищать диплом, правда, его голова занята другим вопросом ― надо собрать 160 тыс. рублей на взятку военному комиссару и найти надежного посредника. «Добрые» люди, которые помогают решить вопрос с армией, в нужное время находятся быстро. Их настолько много, что они даже конкурируют между собой: кто сделает быстрее, кто ближе к главному начальнику военкомата, кто помог большему числу людей получить билет. На таких «помощников» выходят через друзей, в любой компании есть человек, который «знает человека в военкомате». Обычно помочь берутся сами работники военкоматов, но есть и умельцы, которые вклиниваются между призывником и военкоматом, чтобы заработать 10-20 тыс. руб.

Павел знаком уже с пятью «помощниками», один из них оказался не чист на руку. «С зарплатой 40 тыс. всегда хочешь сэкономить десяток-другой тысяч, ― объясняет Павел, почему соблазнился на предложение «друга одного знакомого» сделать военный билет дешевле обычного. ― Все выглядело прилично: это был не чужой человек, билет обещал сделать через свои структуры, но что-то у них там сорвалось, проверки начались, и деньги возвращаю до сих пор».

Мошенничество с военными билетами весьма распространенно. Часто молодые люди откупаются от армии прямо перед призывом, когда нет времени размышлять и проверять человека, предлагающего помочь. Павел знает двух людей, которые заплатили по 180 тыс., но вопрос с армией не решили. Им пришлось заново собирать всю сумму и искать новые пути, чтобы дать взятку.

Деньги на откуп Павел получает от начальства, на работе ему открывают беспроцентный кредит на полгода. Оставшуюся часть ему одалживают знакомые, и что-то он добавит из личных сбережений. «Откуп от армии обойдется мне в несколько месяцев работы, — подсчитывает свои траты Павел, — но это лучше, чем целый год вообще не работать и шагать по плацу, пока мои сверстники прорываются наверх».

Друг Павла, который тоже попадает под ближайший призыв, уже заплатил 160 тыс. руб. Через неделю после передачи денег его вызвали в военкомат. В кабинете тучный мужчина, который явно знал об «особенности» призывника, но вида не подавал, поинтересовался, есть ли жалобы на здоровье. Боли в спине и частые переломы в детстве начальник посчитал неубедительной причиной для освобождения от службы и посоветовал больше жаловаться врачам на медкомиссии. Врачи свое дело знают и нашли у друга Павла диагноз, связанный с головными болями. Теперь его направляют в больницу, где за месяц наблюдений диагноз обязательно подтвердится, и молодой парень получит свободу от призыва.

«В прессе натыкаюсь на высказывания, что откуп от армии надо сделать официальным, — вздыхает Павел. — Я заглянул внутрь этой системы и увидел, что призывники кормят невероятное число людей и в форме, и гражданских. Эти люди прицепились к кормушке и не позволят сломать схему. К тому же нам, призывникам, все равно кому платить — государству или человеку в военкомате. Лишь бы время в армии не тратить. Так что копим деньги на откуп и надеемся, что войны не будет».

Беседовал Александр Шенаев, E-xecutive

Читайте также: