«Шекспир в суде», или Как перевоспитать трудного подростка

В Европе малолетних правонарушителей обязывают читать книги и играть в театре. Украина же только начинает перенимать мировой опыт социализации трудных подростков. Это притом, что до 85% отбывших наказание малолетних правонарушителей в нашей стране затем снова преступают закон. 

В немецком городе Фульда уже более года существует проект «Читать вместо…» Осужденные в добровольно-принудительном порядке знакомятся с современной литературой. Участников программы отбирает судья Кристоф Мангельсдорф. В списке литературы – произведения, написанные молодежным сленгом. Речь в них – о подростках, столкнувшихся с половыми преступлениями, наркотиками, алкоголем и моббингом (групповой травлей одного школьника остальными, как правило, если тот чем-то выделяется).

 примеру, в романе «Зло» шведский писатель Ян Гийу описывает, как на него повлияло домашнее насилие. Купить книгу подросток должен на свои карманные деньги, прочитать – за шесть недель. После этого он пишет сочинение на тему прочитанного. Последний этап – беседа с судьей: Мангельсдорф, проверив знания подростком содержания произведения, спрашивает его, как затронутые в книге проблемы связаны с жизнью нарушителя и как бы он поступил на месте главного героя.

В Германии ежегодно более четверти миллиона несовершеннолетних совершают правонарушения разной степени тяжести, самые «популярные» – кражи, драки и порча имущества. Обычно за такое малолетнего преступника отправляют на общественно-полезные работы. Например, обрисовал стены домов – вперед их отмывать, а заодно и убирать территорию. Но отбытие трудовой повинности не решает проблему в корне.

Нездоровое окружение

Российский ученый Лев Пережогин проводил психиатрическое обследование 300 несовершеннолетних правонарушителей. Оказалось, что треть из них страдает диссоциальным расстройством личности. Больше половины – из неполных семей, лишь с материнским воспитанием. Две трети – умеют читать и писать, три-четыре года учились в школе, но знания школьных предметов минимальны.

Таким детям зачастую нужна не колония, где они окончательно теряют шанс начать нормальную жизнь, а программы перевоспитания. В связи с этим в западных странах активно внедряются программы медиации или восстановительного правосудия. Провинившийся подросток и потерпевшая сторона идут на примирение и с участием посредника (медиатора) договариваются о возмещении пострадавшему материального и морального ущерба.

Считается, что это пробуждает у нарушителя чувство ответственности за свои действия и позитивно влияет на его будущее поведение. По похожей схеме, к примеру, перевоспитывают несовершеннолетних в Англии. Подростка 10–17 лет, впервые оказавшегося в суде по незначительным обвинениям, вместе с одним из родителей направляют в комиссию по делам несовершеннолетних, состоящую из двух специалистов. Туда же приходит потерпевший и тот, кто мог бы оказать позитивное влияние на нарушителя (например, учитель). Комиссия расписывает план действий, как подросток сможет возместить нанесенный ущерб. Следующая встреча происходит уже после выполнения указаний, дабы удостовериться, что подросток осознал свою вину.

Реабилитация творчеством

Проект, подобный эксперименту судьи Мангельсдорфа, есть и в США. Правда, американские блюстители порядка предпочитают классическую литературу – здесь уже десять лет действует программа «Шекспир в суде». За драку, распитие спиртных напитков, мелкое воровство и ущерб собственности малолетние нарушители в течение полутора месяцев четыре раза в неделю изучают творчество Вильяма Шекспира, а потом участвуют в постановке его пьес. Сначала подростки идут на это неохотно, некоторые даже заявляют, что предпочли бы отсидеть в тюрьме. Но постепенно процесс их увлекает.

Постановка драмы – один из возможных вариантов так называемой арт-терапии. По мнению Нэнси Маколи, инспектора по надзору за условно осужденными, у ребят повышается чувство собственного достоинства, появляется желание узнать новое. Кроме этого, подросток проявляет в творчестве зачастую скрываемые чувства и ощущения, а терапевту это позволяет дать психологическую оценку ребенку.

В арсенале арт-терапии и так называемые психодрамы, главное место в которых уделено ролевой игре без сценариев с произвольным выбором ролей. Цель – помочь несовершеннолетним понять свою проблему.

Для реабилитации трудных подростков на Западе используется еще и техника имагинации. Ребятам предлагают на первом занятии представить поле, луг или поляну, символически отображающие «поле жизни». Здоровые люди обычно представляют зеленый луг или поле в середине лета, с яркими цветами в солнечный день. Тревога или депрессия вносят свои изменения в такую идиллию. На втором занятии – ручей. Если он пересохший или мутный – это свидетельствует о недостатке любви в раннем детстве. Воображаемое купание и питье чистой воды символически очищает. На третьем занятии подросток представляет на лугу человека, символически выражающего его внутреннее «я». Этот образ приобретает те черты и качества, которые ребенок хотел бы видеть в себе. Два занятия посвящены формированию образа «идеального «я». На последней встрече проигрывается сближение «я» реального» и «я» позитивного».

Исследователи по-разному определяют успешность такой терапии, но в общем цифра колеблется в пределах 20–40%. В целом же схема реабилитации трудных подростков проста: для развитых ребят с нормальными отношениями в семье рекомендуются программы творческой реализации. Для менее способных – программы с акцентом на приобретение трудовых и профессиональных навыков. Для ребят группы риска (совершивших одно несерьезное нарушение) – участие в школьных мероприятиях и посещение кружков по интересам.

Для более трудных ребят с серьезными проблемами в семье и стойкой криминальной активностью предпочтительно сначала лечение и обретение навыков обучения и лишь потом, в зависимости от интеллекта, – творчество или трудовая деятельность. Для страдающих наркоманией и алкоголизмом, осужденных к лишению свободы и отбывающих наказание, нужны комплексные, тщательно продуманные программы ресоциализации в обществе. К лечебной работе параллельно с программой социальной реабилитации во всех случаях привлекается психиатр.

Вдогонку за мировым опытом

В Украине ежегодно более 20 тыс. подростков приговариваются к различным срокам заключения. По статистике до 85% отбывших наказание несовершеннолетних становятся рецидивистами, потому работать есть над чем. В стране активно обсуждается вопрос внедрения системы ювенальной юстиции. На практике это означает отдельную систему судов для несовершеннолетних и программы социальной защиты и реабилитации подростков-правонарушителей.

Недавно министр юстиции Александр Лавринович издал указ о создании рабочей группы по разработке проекта Концепции развития криминальной юстиции в отношении несовершеннолетних в Украине. Кроме того, помочь решило канадское правительство. При поддержке Канадского агентства международного развития в стране стартовал четырехгодичный проект создания системы ювенальной юстиции. Планируется разработать национальную законодательную базу для внедрения ювенальной юстиции и использовать новые подходы в обеспечении прав несовершеннолетних преступников.

В Украине уже есть наработки такого рода. В мае 2004 года Дергачевский районный суд Харьковской области внедрил модель ювенального суда. Кроме двух судей, специализирующихся на правах несовершеннолетних, была введена должность судебного воспитателя, который собирает информацию о конкретных нарушителях и его окружении, оценивает, допустима ли в этой ситуации медиация. С подростками также работают социальные работники и психологи. С 2007-го механизм ювенальной юстиции разрабатывается и на базе Белоцерковского горсуда.

Здесь при рассмотрении дел несовершеннолетним помогают психологи, адвокаты, медиаторы и детские правозащитники из «Центра правовой помощи». Они собирают информацию о социальном положении подростка и пытаются установить с ним диалог. Программы реабилитации подростков были разработаны и Институтом психологии им. Г.С. Костюка АПН Украины на базе одной из школ для трудных детей в Одесской области. Эксперимент затем распространился еще на пять таких школ. Подобную систему планируют внедрить и в Харьковской общеобразовательной школе социальной реабилитации.

Но на всю страну в целом существуют лишь 11 общеобразовательных школ социальной реабилитации для 11–14-летних. Для более взрослых, от 14 до 18 лет, имеются три профессиональных училища – два для юношей и одно для девушек. Здесь у воспитанников специальный режим, и не разрешается покидать стены учреждения без согласия администрации. Руководство школ утверждает, что три четверти воспитанников потом продолжают работать и вести нормальную жизнь.

Остальным подросткам, имеющим проблемы с правосудием, придется еще подождать. Проект создания в Украине ювенальной юстиции уже отклоняли в феврале прошлого года. Критику вызывает предусмотренное увеличение полномочий государства по надзору за детьми и их родителями, дескать, это вмешательство в частную жизнь украинских семей. Однако создание системы ювенальной юстиции неизбежно – трудные подростки такие же создатели будущего этой страны. Вопрос только в том, насколько благополучного…

Татьяна ГОЛОВЧЕНКО, «Профиль»
 

Читайте также: