Не по средствам: роскошные авто у государственных учреждений давно не удивляют украинцев

 За два года из МВД уволили 75 тыс. из 85 тыс. сотрудников. На их место пришли 15 тыс. новобранцев. Зарплата выросла в 15–40 раз, а служба в органах стала по-настоящему престижной.

С коррупцией воюют сто человек из Генеральной инспекции, которые постоянно провоцируют стражей порядка взятками. Те, кто поддался соблазну, отправляются за решётку. Благодаря таким же радикальным реформам в остальных сферах в страну хлынули инвестиции. Это всё в Грузии.

«То, что они сделали в плане полиции, таможенной службы, безусловно, заслуживает изучения и реализации у нас», – признал на прошлой неделе премьер-министр Азаров и посоветовал главному таможеннику Игорю Калетнику съездить в Грузию и ознакомиться с кавказским опытом борьбы с коррупцией.

Ловись, взятка, большая и маленькая

Не по средствам. Роскошные авто у государственных учреждений давно не удивляют украинцев

Не по средствам. Роскошные авто у государственных учреждений давно не удивляют украинцев

В рейтинге коррумпированности стран, составленном международной организацией Transparency International в 2009 году, Украина делит 146-е место с Зимбабве, Кенией и Камеруном (всего в рейтинге 187 государств). Планировалось, что в этом году страна улучшит показатели за счёт антикоррупционного закона, обязывающего госслужащих декларировать имущество, доходы и расходы – как свои, так и ближайших членов семьи. Документ должен был вступить в силу ещё в апреле, но Верховная Рада перенесла эту дату на январь 2011 г.

Пока же власть показательно отрабатывает приёмы борьбы с коррупцией на чиновниках из столичной мэрии. В их кабинетах СБУ проводит обыски и выемку документов – в рамках уголовного дела по факту незаконных действий в земельной сфере. 7 июля бойцы «Альфы» обыскали рабочий кабинет секретаря Киевсовета Олеся Довгого. И хотя очевидно, что за наведением порядка в мэрии стоят политические и бизнес-интересы, примечательно, что с поводом для чистки не возникло проблем: была бы команда «фас!», а коррупционеры всегда найдутся – в сфере земельных вопросов уж точно.

Экс-глава МВД Юрий Луценко любил рапортовать о достижениях в борьбе со взяточничеством – число выявленных преступлений переваливало за 2000. Начальник Главного следственного управления Генпрокуратуры Андрей Хочунский говорит, что такие цифры не отражали реальной ситуации.

«Милиция ловила одного преподавателя, который собрал по сто гривен с пятидесяти студентов, и заявляла о пятидесяти преступлениях, хотя Милиция ловила одного преподавателя, который собрал по сто гривен с пятидесяти студентов, и заявляла о пятидесяти преступлениях, хотя по сути это одно уголовное дело по сути это одно уголовное дело Милиция ловила одного преподавателя, который собрал по сто гривен с пятидесяти студентов, и заявляла о пятидесяти преступлениях, хотя по сути это одно уголовное дело

», – говорит г-н Хочунский. До 2006 г. МВД отчитывалось о борьбе со взяточничеством, представляя общее количество дел по двум статьям – 368-й (получение взятки) и 369-й (дача взятки). В результате статистика выглядела внушительно, но чуть ли не половина дел касалась 369-й статьи: милиция «вытягивала» показатели за счёт взяткодателей – их ловить куда проще, чем взяточников. В Харьковской области двое участковых находили у сельского жителя самогонный аппарат, и когда тот просил как-то замять дело, приглашали его в отделение.

«Там в кабинете была спрятана камера, в коридоре ждали понятые. Мужик давал В Харьковской области двое участковых находили у сельского жителя самогонный аппарат, и когда тот просил как-то замять дело, приглашали его в отделение. «Там в кабинете была спрятана камера, в коридоре ждали понятые. Мужик давал свои двести гривен, его хватали»  свои двести гривен, его хватали» В Харьковской области двое участковых находили у сельского жителя самогонный аппарат, и когда тот просил как-то замять дело, приглашали его в отделение. «Там в кабинете была спрятана камера, в коридоре ждали понятые. Мужик давал свои двести гривен, его хватали» , –  говорит Хочунский. За полгода участковые направили в суд 11 таких дел.

С тех пор Генпрокуратура требует от МВД отдельного отчёта по 368-й статье. Изловить матёрого взяточника и доказать его вину крайне сложно, отмечает сотрудник Генпрокуратуры: в большинстве случаев взятка – сделка взаимовыгодная, и заявляют о преступлении, только когда взяткополучатель не выполнил обещания или затребовал слишком много.

Поэтому силовики часто действуют инициативно, отрабатывая наиболее поражённые области: суды, правоохранительные органы, сферу земельных отношений – районные администрации, Госкомитет земельных ресурсов. «С разрешения суда мы можем использовать техсредства, но здесь свои сложности: у нас есть запись, где люди приходят к судье Зварычу, дают деньги.

Мы даже понимаем, о чём речь идёт, но когда допрашиваем взяткодателя, он всё отрицает: не я, голос не мой. Приходится проводить экспертизу. Для нас оптимально, когда человек сам заявляет о вымогательстве, но таких единицы», – говорит работник Генпрокуратуры.

Тем не менее в прошлом году к уголовной ответственности привлекли 28 судей – больше, чем за три предыдущих года. По другим направлениям показатели скромнее: скажем, на тысячу пойманных взяточников – всего два таможенника. «И за что? Получил сто долларов от пассажира, который восемьсот долларов в подушке вёз, – возмущается Андрей Хочунский.

– А где те, кто пропускает контейнеры, закрывает глаза на растаможку по заниженным ценам? Где налоговики, которые составляют фиктивные справки о возврате НДС и крышуют бизнес?» В Генпрокуратуре сетуют на низкую результативность служб внутренней безопасности в этих структурах: 200 человек за год задерживают двух-трёх взяточников.

Доходные места

К Валерию, владельцу небольшой торговой точки в районе Киевского вокзала, недавно подошли двое сотрудников Управления по борьбе с экономическими преступлениями и назначили встречу, сразу уточнив, что всего лишь «хотят познакомиться». В процессе знакомства Валерия спросили, какую сумму он мог бы пожертвовать на закупку канцтоваров для УБЭП. «Я предложил пятьсот гривен, на что один из них молча показал мне платёжку, где была указана сумма в две тысячи», – рассказывает предприниматель.

Исполнительный директор Одесского центра содействия бизнесу «Интмар» Сергей Назарчук в беседе с Фокусом заявляет прямым текстом: «Очевидно, что сегодня главные коррупционеры в стране – это Сегодня главные коррупционеры в стране – это УБЭП
УБЭПСегодня главные коррупционеры в стране – это УБЭП ». Привычка «знакомиться с
бизнесменом», отмечает г-н Назарчук, – отличительная черта наших чиновников. В Европе предприниматели отсылают контролирующим органам документы и даже не знают, кто ими занимается. «Нашим же чиновникам непонятен такой подход, мол, нужно ведь посмотреть предпринимателю в глаза», – возмущается представитель «Интмара».

Сегодня крупнейшие взятки, самые высокопоставленные взяточники и наибольшее количество дел – в земельной сфере, однако борьбу с коррупцией и здесь не назовёшь эффективной: председатели сельсоветов продолжают торговать участками, даже зная, что их предшественники за решёткой.

Член Совета предпринимателей при Кабмине Виктор Лисицкий за то, чтобы ужесточить наказание за взятки. Но ведь ничего не изменится, возражает корреспондент Фокуса, повысятся риски – будут больше брать. «Если всё равно будут брать – вывести на Майдан и расстрелять!» – горячится Лисицкий. Андрей Хочунский не видит смысла в ужесточении: и нынешний закон предусматривает весьма суровое наказание – до 12 лет тюрьмы, однако суды сажают только каждого десятого взяточника.

Он убеждён, что коррупцию минимизируют реформы: деньги, отданные за участки, не будут оседать в карманах, если сделать землю товаром и продавать на открытых аукционах. Чиновники перестанут вымогать взятки, если сократить число контролирующих органов и чётко определить их функции. «Чтобы оформить документы на землю, нужно пройти более 28 инстанций.

Если не платишь – затягивают выдачу справок. Мы сталкивались с жалобами: начальник районного БТИ требует два миллиона гривен за оформление документов, в противном случае – придётся ждать их бесконечно. Смотрим должностные инструкции, а там ни слова о том, в какой срок должны быть оформлены бумаги».

Игорь Лапин – представитель общественной организации «Центр содействия борьбе со взяточничеством», оказывающей юридическую помощь тем, с кого чиновники вымогают мзду. Лапин убеждён: взяточники пользуются юридической безграмотностью украинцев. Большинство граждан не знают законного пути разрешения проблемы и безропотно платят. Пример: налоговая инспекция сообщает предпринимателю, что на все его активы наложен арест. Тот в панике перебирает квитанции: всё уплачено. «Мы выясняем, что однажды банк не успел вовремя провести его платёж. Налоговая посчитала уплату просроченной, начислила штраф 4,18 грн. и спустя два месяца инициировала наложение ареста на все активы «должника», – рассказывает Игорь Лапин. Ситуация абсурдна: налоговая отправила документы в Минюст, там внесли данные в госреестр, зарегистрировали, напечатали на гербовом бланке выписку из реестра, отослали должнику заказным письмом. «Только цена пересылки заказного письма превысила сумму долга, не говоря уже о том, сколько стоит рабочее время чиновников». Очевидно, что столь трудоёмкую операцию налоговики затевали ради получения взятки.

Сергей Назарчук, как и Андрей Хочунский из Генпрокуратуры, считает, что необходимо менять форму отношений между бизнесом и государством: чиновники должны не давать разрешения предпринимателям, а контролировать их деятельность. «Но главная проблема – в кадровой политике, – говорит Назарчук. – На госслужбу людей набирают по блату. Должность получает «свой», человек стаи. Принципиальных убирают. И, трезво глядя на происходящее, я сомневаюсь, что в ближайшем будущем возможны кардинальные изменения».

Жадность сгубила

В этом году Генеральная прокуратура направила в суд 328 уголовных дел о получении взяток. Фокус выбрал самые заметные из них

$7 200 000 и 892 000 грн. вымогали глава районной администра-ции и начальник районного управления земельных ресурсов в Киевской области за передачу в собственность 36 и 40 га земли.

$2 900 000 вымогали и $450 000 получили депутаты Переяслав-Хмельницкого горсовета и Киевского облсовета за помощь в выделении 14 га земли.

$500 000 вымогал и 2 500 000 грн. получил заместитель мэра города в Киевской области за помощь в аренде и приватизации 10 га земли.

4 000 000 грн. вымогал глава сельсовета в Барышевском р-не Киевской области за выделение 9,45 га земельных участков.

$200 000 вымогали и 100 000 грн. получили замминистра охраны окружающей среды и внештатный советник министра за назначение на должность начальника Госкоминспекции в одной из областей.

$15 000 и 120 000 грн. получил и. о. председателя районной администрации в Одесской обл. за передачу в собственность 6 га земли.

$15 000 получил председатель районного суда в Донецкой области от подсудимого за то, что не вынес приговор о лишении свободы.

$11 500 получил начальник регионального филиала «Центра государственного земельного кадастра» за назначение на должность начальника районного ЦГЗК.

88 000 грн. получил зампредседателя районной администрации в Житомирской области за предоставление в аренду земельных участков.

80 000 грн. получил старший следователь районной прокуратуры в Крыму за смягчение наказания для обвиняемого в уголовном преступлении и краже охотничьего ружья из камеры вещественных доказательств.

$5 000 получил чиновник из Министерства аграрной политики Украины от начальника областной семенной инспекции за продление срока пребывания на должности и 13 000 грн. – за подписание документов.

25 000 грн. получил судья в Днепропетровске от подсудимой за вынесение менее строгого приговора.

13 780 грн. получила районная судья в Черкасской области за помощь в решении дела в пользу одной из сторон.

10 000 грн. получил начальник городской налоговой инспекции в Кировоградской области за решение вопроса об инициировании банкротства предприятия.

Фото: Дмитрий Весна

Евгений Сафонов, Фокус

Читайте также: