«Сбербанк» нашел себе «костыль». Хромать будет Украина?

В течение последнего года ОАО «Государственный сберегательный банк Украины» активизировал экспансию на энергорынок Украины. Формальным поводом для попыток активного захвата расчетных операций на Оптовом рынке электроэнергии Украины стали «высочайшие повеления» высших должностных лиц государства.Ситуация развивается настолько критично, что просто не может оставаться вне нашего пристального внимания. Сделав небольшой экскурс, мы заметим, что в Украине действует единый Оптовый рынок электрической энергии Украины (ОРЭ), как совокупность хозяйственных отношений между субъектами, занимающимися лицензированной деятельностью по производству, оптовой покупке-продаже, поставках электрической энергии. Во многом ОРЭ сложился в существующем доныне виде в 2000 году, когда при премьер-министре Украины Викторе Ющенко Верховный Совет Украины поддержал правительственный законопроект об упорядочивании отношений на энергорынке. Справедливости ради стоит заметить, что инициатором и идейным вдохновителем законопроекта была лично вице-премьер-министр Юлия Тимошенко.

До принятия данных изменений в законодательство в энергетике Украины была тупиковая ситуация, при которой развал энергосистемы был неотвратим. Способствовало этому то обстоятельство, что энергопоставляющие компании (облэнерго) не желали платить за электроэнергию в ОРЭ. Из которого платежи распределялись по генерирующим компаниям. Последние в силу закона были обязаны производить электроэнергию, продавать ее в ОРЭ, однако денег не видели.

Облэнерго, узурпировав в своих руках всю полноту власти, собирали деньги с потребителей, однако рассчитываться за товар (электроэнергию) не спешили, используя деньги по своему усмотрению. Уровень платежей в адрес генерирующих компаний составлял всего несколько процентов от произведенной товарной продукции, и осуществлялся больше для видимости.

Как следствие — катастрофическое положение генерирующих компаний, вымывание активов из отрасли, колоссальная зависимость от кредитующих (или же делающих видимость кредитования) банков, значительная социальная напряженность. Мы все отлично помним многотысячные шахтерские походы к стенам Кабинета Министров Украины, при которых шахтеры просили одного – оплатить их труд. Что было возможно путем оживления финансовых потоков по схематической цепочке облэнерго – ОРЭ — генерирующая компания — шахта. Под большим вопросом находилась сама экономическая целостность Украины и ее независимость.

Принятые по инициативе Ю.Тимошенко изменения в законодательство были, без преувеличения, революционными. Одним из ключевых моментов изменений было введение в систему расчетов на ОРЭ понятия т. н. «уполномоченного банка», который назначался совместным постановлением Правительства Украины и Национального банка Украины.

Отныне облэнерго было обязано открывать т. н. распределительные счета в уполномоченном банке. При чем облэнерго было напрочь лишено права распоряжаться средствами на указанном счету. Право распоряжения денег по указанным распредсчетам получила Национальная комиссия регулирования электроэнергетики Украины. В обязанность которой вменялась необходимость разработки специального порядка отчислений денег, именуемого алгоритмом.

То есть, НКРЭ определяла, что из поступивших на счета облэнерго от потребителей допустим 100 гривен, семь гривен принадлежат облэнерго, а остаток — безоговорочному перечислению в ОРЭ (для обеспечения функционирования которого было специально создано Государственное предприятие «Энергорынок») для дальнейшего распределения генерирующим компаниям.

Как следствие, в первый месяц с того момента, когда начала функционировать данная схема, «живых» денег было собрано больше, чем за весь предыдущий 1999 год !

Сегодня оборот товарной продукции на энергорынке в месяц составляет не менее одного миллиарда гривен, и оплата за электроэнергию достигла практически 100%. Более того, у облэнерго появился экономический стимул собирать деньги с потребителей. При достижении 100% оплаты за потребленную электроэнергию облэнерго вообще освобождается от контроля НКРЭ, и может делать с полученными деньгами что заблагорассудится (оплачивая текущие поставки). Был осуществлен государственный контроль за движением денег на энергорынке и создана действительно прозрачная система расчетов, обеспечивающая реальный баланс интересов всех участников взаиморасчетов.

Естественно, что такая система была «в штыки» воспринята хозяевами облэнерго и представителями отдельных потребителей. Которые раньше договаривались с облэнерго о частичной оплате электроэнергии и проведении бартерных схем. По инициативе «обиженных» участников вопрос о правомерности внесенных изменений рассматривался Конституционным Судом Украины, который установил законность изменений.

Заметим, что особый статус распредсчетов, помимо отсутствия права распоряжаться средствами со стороны их владельца, предусматривал законодательный запрет на арест денег на счетах и запрет списания денег с таких счетов.

В 2000 году уполномоченным банком, обслуживающим распредсчета энергрынка был избран Государственный сберегательный банк Украины. Но пробыл на этом месте «Сбербанк» недолго. Вопреки требованиям законодательства о запрете каких либо поползновений относительно распредсчетов, в 2001 году с распредсчета ГП «Энергорынок» в «Сбербанке» было списано ни много ни мало — 21 миллион гривен задолженности в пользу налоговой инспекции.

Сотрудники «Сбербанка», в качестве оправдания, дошли до того, что в открытую «слили» инициатора принудительного списания. Заявив, что указание о списании денег давал лично начальник Государственной налоговой администрации Украины, а противостоять админресурсу у банка сил не оказалось.

Но эти оправдания не спасли «Сбербанк». Совет энергорынка, состоящий из избранных представителей наиболее крупных производителей и поставщиков электрической энергии Украины единогласно и категорично объявил недоверие «Сбербанку». Неминуемым следствием чего была позорная отставка «Сбербанка» с поста уполномоченного банка ОРЭ и избрание в качестве уполномоченного банка — «Проминвестбанка». Который занимает эту должность с 2002 года и до сих пор.

Списание «Сбербанком» денег с распредсчета в то время – было первым шагом к развалу системы расчетов на энергорынке, падением в пропасть неплатежей и теневых схем, из которых энергетика только начинала выбираться.

Что же касается «Сбербанка», то до сих пор отдельные участники энергорынка имеют к нему неурегулированные претензии. В частности, оказалось, как только «Сбербанк» стал в 2000 году уполномоченным банком, он настолько ретиво взялся изымать излишки денег с облэнерго, что вопреки требованиям алгоритма НКРЭ в течении длительного периода вообще оставил некоторые облэнерго без денег. До сих пор несколько облэнерго судятся со «Сбербанком», требуя вернуть излишки отнятого. При чем «излишки» составляют не один десяток миллионов гривен. Интересна позиция «Сбербанка» в судебных заседаниях. Свои действия «Сбербанк» либо не комментирует, либо открыто «сливает» инициаторов экспроприации – дескать, виновата вице-премьер-министр Украины (в то время) Юлия Тимошенко, заставившая «Сбербанк» материально наказать непокорные облэнерго.

Еще во времена, когда «Сбербанк» был «финансовым королем» энергорынка, аудиторские проверки и проверки Счетной палаты Украины неоднократно выявляли нарушения финансового законодательства. Например, на значительные (по масштабам энергорынка – десятки миллионов гривен) остатки нераспределенных средств по распредсчетам. «Сбербанк» объяснял свою позицию тем, что не в состоянии оперативно разобраться с алгоритмом, установленным НКРЭ, и распределить деньги в нужных пропорциях. Что однако не мешало «Сбербанку» во время выяснения пропорций (что затягивалось на несколько дней) активно заниматься прогонкой имеющихся денег.

Эти обстоятельства, кстати, официально были установлены и опубликованы. Что касается других моментов деятельности «Сбербанка», то они не раз освещались на страницах «УК».

Кстати, не случайно в поле нашего зрения неоднократно попадал и ближайший союзник «Сбербанка» – ОАО «УКРЭКСИМБАНК», тоже проявивший чудеса изобретательности в попытках саботировать исполнения судебных решений.

Неудивительно, что «Сбербанк» и «Укрэксимбанк» объявили о создании т. н. консорциума. Вхождение в состав консорциума двух «гениев» финансовых отношений банковского рынка Украины весьма обнадеживающее. Давно в Украине не было финансовых пирамид на уровне банков…

Последняя, тревожная новость об возможном возврате «Сбербанка» на энергорынок серьезно обеспокоила всех без исключения его участников. Похоже, что пословица «дважды невозможно вступить в одну и ту же реку» к «Сбербанку» не относится. После сопровождаемой рядом скандалов позорной отставки, выявленных нарушений финансового законодательства, хронической склонности к попыткам противится исполнениям судебных решений «Сбербанк» решил вернуться.

Аналитики весьма просто объясняют это стремление.

Национальный банк Украины только четыре месяца назад разрешил «Сбербанку» осуществлять операции по кредитованию юридических лиц (до этого момента осуществлять указанные операции банк права не имел).

Дорвавшись до заветной лицензии, «Сбербанк» настолько ретиво взялся за кредитование юридических лиц, что невозвращенных кредитов у него оказалось 22,5% от общего числа (для сравнения – в Украине по всей банковской системе этот показатель не превышает 2-2,3 %). То есть, четверть кредитов не возвращается и вряд ли будет когда-то возвращена.

«Сбербанк» спешно объявил, что правительство с пониманием откликнулось на эту ситуацию и дало в помощь ресурсы всех правоохранительных органов Украины для изыскания недобросовестных кредитополучателей. Правда, денег от этого не прибавится, это все отлично понимают. По-сути, создана мини-пирамида в пределах отдельно взятого банка, при которой из состава активов была выведена не одна сотня миллионов гривен под видом невозвратных кредитов. Ничем не обеспеченных и не гарантированных.

Более того, «Сбербанк» упорно заявляет о желании и возможностях активно расширять кредитную деятельность, и это при таких-то показателях! Во сколько обернется благотворительная деятельность банка для украинской экономики – предположить не берется никто.

Предлагаем совершить простейшие арифметические расчеты, сопоставив ставку по кредитам и размер «невозврата» – очевидно, что такая деятельность имеет откровенно и целенаправленно убыточный характер. Ведь при таких масштабах доходы от полученных процентов никоим образом не покрывают убытки от «невозврата»…

Потому, естественно и закономерно выглядит желание «Сбербанка» поправить материальное положение за счет размещения активов энергорынка. Благо печально известный опыт весьма вольно распоряжаться этими активами — давно накоплен. Поддерживают «Сбербанк» в стремлении возвратится на энергорынок как раз те, кто жаждет новых кредитов, возвращать которые в будущем будет, скажем так, необязательно, ведь энергетики все покроют.

Возможно, из этих соображений «Сбербанк» то ли в шутку, то ли всерьез (в каждой шутке есть доля правды) называют «Общакбанк»?

Еще «Сбербанк» поддерживают лица, заинтересованные в развале энергорынка, а также некоторые предприятия — кредиторы энергетиков.

Дело в том, что теперешний уполномоченный банк – «Проминвестбанк» использует в расчетах Систему электронных платежей третей модели (СЭП-3), а «Сбербанк» – Систему электронных платежей второй модели (СЭП-2).

Какая же между ними разница?

Система электронных платежей предусматривает единые технологический комплекс, дающий возможность осуществлять платежи путем обмена данными. То есть, при расчетах деньги в мешках из банка в банк не возятся, а расчеты происходят путем обмена данными о наличии денег в виде электронных записей.

СЭП-3 предусматривает наличие у банка единой обособленной системы базы данных и каналов связи, не завязанных на Национальном банке. То есть, «Проминвестбанк» владеет единой системой обмена данными, которая работает практически круглосуточно. Поскольку «Проминвест» является держателем счетов практически всех энергопредприятий (ОРЭ, рынок энергетического угля, рынок газа, мазута и пр.), то для него не составляет сложности, к примеру, в 9 часов вечера через СЭП-3 оперативно перечислить средства по платежному поручению со счета генерирующей компании на счет шахты. Транзакция совершается за 10 минут и деньги получаются и обрабатываются практически немедленно.

СЭП-2 предусматривает отсутствие у банка самостоятельной возможности напрямую обмена между банками информацией, подтверждающей транзакцию. Банк-участник СЭП-2 сообщает о транзакции в региональное управление НБУ, которое ставит в известность НБУ. Оттуда информация сообщается в региональное управление НБУ по месту нахождения банка, которому назначен платеж, а региональное управление НБУ – уведомляет о платеже банк-получатель.

Естественно, что подобная система – громоздкая и чревата постоянными сбоями и технологическим сложностями в обмене информацией. СЭП-2 – это вчерашний день. Платежи по СЭП-2 идут по нескольку часов и ограничены временем работы НБУ. Но СЭП-2 удобна для кредиторов, желающих взыскать деньги. Со всей ответственностью отмечаем, что в «Сбербанке» в короткий срок и по сдельной цене «купить» любую информацию о передвижении средств не является сложностью (с сомневающимися по этому поводу даже можем заключить пари).

Потому, как только станет известно, что «Сбербанк» перечислил какому-либо клиенту некую сумму денег и клиент-получатель является должником, в этот момент государственный исполнитель может спокойно заходить в банк должника и арестовывать счета. СЭП-2 не позволяет оперативно среагировать и отозвать деньги, которые неотвратимо поступят на арестованный счет через несколько часов после ареста и будут списаны.

Кто знает, может именно после возврата на энергорынок «Сбербанка» со старой «доброй» системой расчетов решения судов наконец-то начнут исполняться, не зря же энергопредприятия (а также практически все высшие должностные лица государства) так упорно противятся экспансии «Сбербанка» на энергорынок.

Станет ли знаменитый «Сбербанк» уполномоченным банком, которому государство доверит контроль за более чем миллиардом гривен ежемесячного оборота денег на Оптовом рынке электрической энергии Украины – покажет время.

Однако наблюдать за деятельностью Сбербанка на энергорынке будет весьма забавно — сомневаться в этом не приходится.

Алексей Демченко, специально для «УК»

Читайте также: