Смертельный кайф

Недавно на встрече с журналистами начальник отдела криминальной милиции по делам несовершеннолетних ХГУВД Сергей Билозеренко сообщил, что токсикомания сейчас является по-настоящему больной «детской» проблемой. Основной возраст «вдыхателей» летучих веществ, по мнению харьковских наркологов, — 9-17 лет. К сожалению, шансов выкарабкаться из этой зависимости без потерь немного: яды настолько поражают организм, что дальнейшая полноценная жизнь ребенка находится под большим вопросом. Это если не говорить о самом жутком. Бывает, что детей с кульками на голове доставляют в морг.Родителей, которым кажется, что их сытое, благополучное дитя застраховано от беды под названием «токсикомания», успокоить, собственно, нечем. Нездоровый интерес к бытовой химии проявляется не только у ребят, которым не повезло с мамами-папами, или тех, которые живут на улице. Токсикомания — явление очень распространенное, цепляет она и детей из вполне состоятельных семей. В быту вещества, содержащие растворители, используют по прямому назначению, падкие же до острых ощущений подростки находят бензину, краске, препаратам бытовой химии, к примеру клею «Момент», иное применение.

«Популярность» растворителей объясняется их доступностью и дешевизной. Здесь, считает заведующий кафедрой наркологии ХМАПО профессор Иван Сосин, немаловажны и региональные аспекты. В Луганске, например, производят растворители — соответственно (учитывая наш менталитет) они там есть в каждом доме. Посему тамошняя молодежь особенно их жалует.

— Но что может привлекать «нюхачей» — запах-то у растворителей отвратительный? — интересуюсь у Ивана Сосина.

— Во-первых, необычные галлюцинации, которые яркостью затмевают мультики или фильмы по телевизору. Во-вторых, ощущение себя значимым — полководцем например. Это «занятие» очень засасывает, и оторвать от него ребенка очень трудно — зависимость формируется чрезвычайно быстро.

Летучие наркотически действующие вещества к собственно наркотикам не относятся, и их опьяняющее действие возможно в том случае, если количество поступившего в организм токсичного вещества велико. «Десять вдохов — и у молодого человека уже появляются галлюцинации вследствие интоксикации этим веществом, — объясняет Иван Кузьмич. — Зависимый четко знает свою дозу для получения «мультиков». Мы посчитали годовые дозы зависимого: это две канистры бензина или 350 малых тюбиков клея «Момент», а то и больше».

Летучие растворители крайне токсичны. Практически в любом случае эксперименты с бытовой химией приводят к трагическим последствиям. Летучие вещества вызывают опьянение: они действуют на мозг, проникая в него с током крови. А это означает, что они влияют и на другие органы, которые снабжаются кровью. Механизм воздействия токсинов прост: стенки клеток этих органов в основном состоят из жиров, и растворители их растворяют. В итоге клетки погибают. Гибель клеток печени медики констатируют обычно после восьми-десяти месяцев «приема», и в итоге развивается неизлечимое заболевание — цирроз печени. Гибель клеток легких и пневмонии особенно характерны для тех, кто «балуется» бензином. Пневмония может развиться уже в первые месяцы регулярного вдыхания. Резко отстают зависимые «клиенты» и в половом развитии.

Мишенью токсических веществ становятся и клетки головного мозга: происходит его необратимое поражение. Результат — не только прекращение роста, остановка физического развития и изменение характера: раздражительность, вспыльчивость и неуправляемая агрессивность. Происходит отставание в психическом развитии, в дальнейшем резко снижается память, интеллектуальные способности, стремительно развивается деградация личности, жуткий итог — нарастающее слабоумие. Ребенок начинает «развиваться» в обратном направлении. «Дети становятся слабоумными инвалидами — они переходят на вегетативное существование: только лишь дышат, ходят, жуют», — говорит нарколог. Даже клей им становится уже не нужен.

— Деградация необратима?

— Если через пару месяцев токсичных ингаляций родители обратят внимание на ребенка и приведут к врачу — здоровье поправить, может быть, еще можно. У меня в практике есть случаи, когда ингаляции продолжались в течение года, а больному удалось восстановиться. У меня есть пациент, который после излечения от зависимости отслужил в армии, у него даже рост восстановился. А до этого и смотреть было страшно: его рост приближался уже к карликовому. Вообще же сроки «безопасного» употребления токсичных веществ даже назвать не могу — их нет.

Но самое страшное, что может случиться при употреблении растворителей — то, что наркологи называют «смертью в мешке»: высокая концентрация может вызвать мгновенную остановку сердца и дыхания. Малолетние «химики», начав вдыхать пары токсина, быстро пьянеют и теряют сознание, так и не успев снять с головы мешок или сбросить с лица тряпку с бензином. К несчастью, с такими нелепыми детскими смертями врачи сталкиваются регулярно.

Информация для родителей

Интоксикация летучими веществами напоминает опьянение алкоголем: если принятая доза была небольшой — обычно подростки ведут себя вызывающе и шумно: кричат, смеются, дерутся. Значительные дозы вызывают состояние, близкое к тяжелому алкогольному опьянению: нарушение координации движений, слабость, вплоть до потери сознания. Ощущается запах растворителя, ацетона или бензина — как правило, от волос или одежды, в выдыхаемом воздухе. При малейшем подозрении на употребление ребенком наркотических или токсических веществ родителям нужно сразу же обращаться к врачу-наркологу: промедление может быть в прямом смысле слова смерти подобно.

Марина Ефанова, «Вечерний Харьков»

Читайте также: