На запрос метра-правоведа – ответ профессионала

Попытка братьев Арфуш «поставить на счетчик» коллектив «УК» изрядно повеселила и нас, и наших коллег. Мы попросили адвоката Алексея Святогора прокомментировать и дать правовой анализ адресованного «Украине криминальной» «запроса» известного правоведа В.Никазакова. Предлагаем вниманию читателей «УК» позицию адвоката Алексея Святогора:

«Рассмотрев т.н. адвокатское предложение адвоката Виктора Никазакова, должен заметить, что вынужден выйти за рамки предоставления правового заключения по данному вопросу. Так как по своему содержанию документ, подписанный Виктором Никазаковым, имеет характер, далекий от правового.

Обращение именуется как «запрос адвоката», однако по содержанию запросом не является. В соответствиями со ст. 5, 6 Закона Украины «Об адвокатуре» адвокат имеет право направлять запросы, которые являются поводом и основанием получения информации, интересующей адвоката. То есть запрос должен содержать конкретный вопрос и иметь информационное содержание. При этом, адвокат действует в интересах своих клиентов, и в запросе должен, как минимум, указать номер и реквизиты дела, по которому затребуется информация, цель получения информации, имя лица, в интересах которого действует адвокат, реквизиты адвоката (номер и дату свидетельства, адрес), прочие сведения (которые В.Никазаков, если он действительно является адвокатом, должен знать). Ничего подобного в данном «запросе» даже отдаленно не наблюдается.

«Запрос» весьма сомнительный как по содержанию, так и по форме. Вполне может оказаться, что Виктор Никазаков (если таковой в действительности существует) ни сном ни духом, как говорится, не знает о таком запросе, и кто-то просто использовал его имя в своих неблаговидных целях.

Я бы рекомендовал «УК» обратить внимание на сомнительный электронный адрес отправителя «запроса». В моей практике встречались подобные случаи, когда некие лица от моего имени (я не знал и знать не мог об отправке от моего имени корреспонденции) посылали запросы и документы — с целью спровоцировать определенное негативное развитие ситуации; в частности, негативную обратную реакцию, направленную против мнимого адресата. Этот момент необходимо учитывать.

Хочу заметить поверхностный характер «запроса», который также состоит в не обоснованных (что усматривается из запроса) обвинений в лживости распространенной информации. Автор не указывает, что именно является лживым и недостоверным.

Я детально ознакомился с упомянутыми «В.Никазаковым» публикациями на сайте «УК». Исходя с позиций объективности, должен заметить, что материалы публикаций изложены максимально корректно и непредвзято. «УК» даже воздержалась от оценочных и обобщающих суждений по описываемым вопросам. В публикациях изложены исключительно факты: факт наличия определенных документов, факт проведения правоохранительными органами проверки, факты обращений и заявлений по поводу деятельности братьев Арфуш. Факты не могут быть лживыми или же недостоверными, о чем утверждается в «запросе», что еще раз указывает на весьма сомнительный характер самого «запроса».

В «запросе» неоднократно делаются ссылки на размер ущерба, причиняемый братьям Арфуш, и определение самого размера такого ущерба согласно заключениям неких компетентных экспертов. Однако, ни одного указания на имя и местонахождение, а также квалификацию «компетентных» экспертов не приведено. Эксперты не могут быть анонимными.

Кроме того, должен заметить, что в подобных ситуациях время проводимых экспертных заключений длится до нескольких месяцев, и экспертные заключения состоят из ряда последовательных действий: сбора колоссального объема информации, ее анализа, обработки, обобщения, сравнения, с учетом десятков разнообразных факторов (территориальных, структурных, геополитических, экономических, финансовых). За пол дня провести такие заключения невозможно в принципе.

Позволю себе расширенные комментарии: в такой короткий срок провести подобные «исследования» возможно только с использованием хорошо известных по публикациям в «УК» и распространяемых в Киеве полиграфов, и сделать это возможно за несколько минут, путем опроса испытуемых лиц по примеру: «считаете ли Вы, что ущерб Вашему бизнесу мог составить 5 миллионов долларов?». Смею заметить, что особо яркая реакция организма «Да!» при подобных масштабах сумм возникает у всех, у кого таких денег нет вовсе и не предвидится. Потому, с учетом лирического отступления, должен заметить, что наличие «компетентных экспертных заключений», обозначенных в «запросе», вызывает более чем весомые сомнения.

«Запрос» содержит обвинения в разжигании межнациональной и этнической розни. Однако, эти обвинения обоснованы еще меньше, чем размер якобы нанесенного материального ущерба. Если последний был мотивирован хотя-бы наличием «квалифицированных экспертных заключений», то обвинения в межнациональной розни вообще не мотивированы. Выходя за рамки юридического заключения, должен заметить, что делается попытка провокативно «сыграть» на национальных мотивах, что иногда дает весомые результаты.

Особого внимания заслуживает откровенная угроза подготовки и подачи иска к государству Украина от имени братьев Арфуш «известным французским юристом, бывшим министром правительства Франции Ролланом Дюма». Подача иска является правовым фактом, реальным обстоятельством, имеющим место. Не является корректным (как минимум) предположение, что иск будет подан. Тем более — с указанием лица, подающим такой иск, не связанным с адресатом «запроса».

Возможна ситуация, что г-н Роллан Дюма окажется даже не в курсе того, что его имя используется для подобных утверждений. В связи с этим возможны различные провокации. Кроме того, участие г-на Роллана Дюма (либо иного известного лица) никоим образом не может быть указателем достоверности обоснованности требований истцов.

«Запрос» содержит и другие моменты, вызывающие сомнение в правомерности его содержания и наполнения. Очевидная цель «запроса» — с использованием глобальных и значимых сумм, имен, ссылок оказать давление на получателя. С целью прекращения размещения информации (юридических фактов и документов), касающихся деятельности братьев Арфуш (как обоих вместе, так и каждого в отдельности).

Возможен вариант, при котором «запрос» (при грубейших ошибках и просчетах в его оформлении) имеет откровенно провокационный характер. И рассчитан на понуждение получателя на ту или иную ярко выраженную ответную реакцию.

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: