Охота пуще закона

Обещания Президента Виктора Ющенко на 10 лет запретить охоту, чтобы чиновники «на ленд-крузерах не мотались по полям, добывая зайчика или лисичку любовнице на воротник», оказались пустым трепом. А охотнички и «бракоши» вовсю «разохотились» — уже вовсю «валят» не только дичь, но и друг друга! …Новый год для охотников Кролевецкого района Сумской области, решивших добыть дичи к новогоднему столу, выдался на редкость неудачным. Как раз в это время Государственная экологическая инспекция Украины проводила рейдовые проверки в угодьях, пользователем которых является Украинское общество охотников и рыболовов (УООР) Кролевецкого района. И надо же такому случиться, что именно в это время глава райсовета вышеназванной организации Валерий Кириленко решил вместе с группой товарищей пострелять по подотчетным зверям — без оформления лицензий и прочей бумажной волокиты.

В самый разгар процесса, когда группа охотников радовалась добытым кабану и косуле, хорошее настроение г-ну Кириленко и его товарищам испортили инспекторы, которые на месте преступления составили протокол об административной ответственности. Инспекторские действия произвели на предводителя охотников столь сильное впечатление, что ему пришлось срочно лечь в больницу и пролежать там до мая, когда все сроки привлечения его к административной ответственности истекли.

А вот товарищ г-на Кириленко по охоте, начальник межрайонной экологической инспекции в г. Шостка, Шосткинском и Ямпольском районах Виктор Калиновский, оказался не столь дальновидным, в результате чего ему пришлось посетить несколько судебных заседаний. Дважды Кролевецкий районный суд признавал его виновным, и оба раза глава Апелляционного суда Сумской области Николай Луговой оспаривал постановления суда. Глаза у судей «открылись» лишь с третьей попытки, и Виктора Калиновского признали невиновным.

Лицензия на убой

Оценить реальные убытки от деятельности браконьеров в украинских лесах и полях не решился ни один из опрошенных «ВД» специалистов, но все в унисон заявили, что эта цифра на порядок превышает показатель общих затрат на ведение охотничьего хозяйства за 2006 г. — 58,1 млн грн. «Уровень браконьерства определяется уровнем контроля, — замечает Александр Первак, заместитель начальника отдела биоресурсов Государственного управления экологии и природных ресурсов Украины в Донецкой области. — А поскольку в Украине природоохранным органам по уровню важности и финансирования отводится последнее место, то и нарушителей у нас сейчас довольно много. Чтобы бороться с браконьерами, разъезжающими на джипах, инспекторам нужно, как минимум, тоже иметь автомобиль, а не ходить пешком».

Попытки организовать «антибраконьерскую работу» в Украине были. Вот только Указ президента от 23 мая 2005 г. «О неотложных мерах в сфере сохранения, воспроизводства и рационального использования охотничьих животных», одним из пунктов которого значилось усиление борьбы с браконьерством, де-факто не выполняется. Как и обещания самого Виктора Ющенко на 10 лет запретить охоту, чтобы чиновники «на ленд-крузерах не мотались по полям, добывая зайчика или лисичку любовнице на воротник». Зато вполне выполняем оказался другой Закон — «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по вопросам охотничьего хозяйства и охоты, охраны, использования и воспроизводства животного мира» от 11 июля 2003 г., согласно которому пользование охотничьими угодьями станет платным лишь с 1 января 2010 г. А до той поры охотничьи хозяйства имеют право разбазаривать фауну страны совершенно бесплатно, чем без зазрения совести и продолжают пользоваться украинские чиновники.

Браконьером становиться для этого совсем не обязательно, ведь есть сезоны охоты — узаконенные периоды бесконтрольного отстрела животных. «Бесконтрольного потому, что лимиты добычи охотничьих животных, разрабатываемые Госкомлесхозом, необоснованы и значительно завышены», — объясняет директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко. Государственный кадастр животного мира в Украине не ведется, охотничьи хозяйства выполняют формальное требование, ежегодно сдавая в Госкомлесхоз отчеты о количестве обитающих на вверенной территории животных. Но откуда берутся эти цифры — загадка, егеря одного из охотничьих хозяйств Донецкой области как-то отчитались о наличии на подотчетной территории целых семи белок. В итоге точной численности животных не знает никто — отсюда и завышенные лимиты добычи охотничьих животных. Причем на ряд видов (заяц, дикий кролик, лисица, волк, все виды охотничьих птиц) лимиты не разрабатываются вообще, и армия из 500 тыс. украинских охотников может без проблем отстреливать этих животных. А такие животные, как тетерев, рысь или лесной кот, по безалаберности украинского законодательства одновременно являются и охотничьими, и занесенными в Красную книгу Украины.

На сегодняшний день большая часть охотничьих угодий (74% от общего количества) находится в пользовании УООР (см. бокс на стр. 39 «В чьих угодьях охотиться»). Остальные угодья закреплены за Государственным комитетом лесного хозяйства Украины (Госкомлесхоз), МВД и Минобороны, а также частными владельцами. Однако если в охотничьих угодьях военных и частных лиц браконьерства практически нет, то поля и леса УООР кишат браконьерами: ведь отсутствие государственного финансирования не позволяет этой организации иметь достаточный штат егерской службы для борьбы с браконьерством.

«На одного егеря УООР сегодня приходится по 12-20 тыс. га, в то время как, по словам специалистов, один человек может нормально контролировать участок в 3-5 тыс. га», — говорит Николай Хоменко, и.о. начальника отдела контроля биоресурсов и природно-заповедного фонда Государственной экологической инспекции.

«Проконтролировать борьбу егерей с браконьерством еще сложнее, — добавляет Иван Парникоза, сотрудник молодежного отделения Национального экологического центра Украины, — ведь одному инспектору часто приходится контролировать территорию в два десятка районов».

Собственно, контроль над надлежащим ведением охотничьего хозяйства и соблюдением правил охоты призваны обеспечивать Госкомлесхоз, областные управления экологии и природных ресурсов, а также Государственная экологическая инспекция. Учитывая, что Госкомлесхоз борьбой с браконьерством практически не занимается, в отделах биоресурсов областных управлений Минприроды этими вопросами заведуют до 5 человек, а Государственная экологическая инспекция вообще не имеет региональной структуры, становится понятно, почему браконьерство в Украине продолжает процветать.

Под флагом науки

По словам начальника Черноморского бассейнового управления охраны водных живых ресурсов Олега Ушакова, лишь за первое полугодие 2006 г. сотрудниками управления было выявлено 4776 нарушений рыбоохранного законодательства, ущерб за незаконный вылов ценных видов рыб составил 626 тыс. грн. Но большая часть данных нарушений совершается любителями спортивной рыбалки. Объемы же браконьерства в промышленных масштабах на порядок выше, о чем свидетельствует следующая статистика: на протяжении последних десяти лет промышленная добыча рыбы и морепродуктов снизилась почти на 50%, в то время как количество рыбодобывающих предприятий (540) не уменьшилось. Если 10 лет назад под научный лов выделяли около 25% квот, то в 2006 г. научным институтам отдали практически 50% (2 тыс. т), а в 2007 г. квота вылова для научных изысканий увеличена до 5 тыс. т. Более того, в отдельных случаях квоты на вылов рыбы выделяются неспециализированным пользователям, таким, как Национальный центр управления и испытания космических средств или Мелитопольский государственный педагогический институт.

По выделенным квотам ведется обычный промысел, и в результате такой «науки» рыбы в украинских водоемах существенно поубавилось, а некоторые виды исчезли вовсе. Так, практически уничтожены осетровые (из 6 имеющихся видов 4 уже занесены в Красную книгу). Если еще в 1996 г. добывали 209,4 т осетровых, то с 2001 г., когда было добыто только 4,9 т, промышленный лов осетровых прекратился, да и пеленгаса сейчас ловят только «для науки» — по 250 т.

Узаконенное научное браконьерство, равно как и массовый незаконный промысел рыбы безо всяких квот, не может сегодня пресечь никто: ни соответствующие отделы управлений окружающей природной среды, ни экологическая инспекция, ни армия из шести тысяч инспекторов Государственной инспекции охраны, воспроизводства водных живых ресурсов и регулирования рыболовли Укргосрыбхоза. Впрочем, последние не больно-то и стараются, ведь все разрешения на отлов выдают они же, поскольку сегодня хозяйственные, контрольно-регулятивные и охранные функции выполняет один орган — Укргосрыбхоз.

И пока рыбинспекция будет подчинена Укргосрыбхозу, а функции охотничьей инспекции будут выполнять структуры Госкомлесхоза, они не смогут проконтролировать браконьерство собственных начальников. А поскольку контролирующий орган подчинен тому, который браконьерствует, пресечь это практически невозможно. Единственный путь — разобщить контролирующие и проверяющие органы, и это возможно сделать, если функции контроля примет на себя напрямую Минприроды. Иной выход — создание при Кабмине экологической инспекции, которая осуществляла бы контроль над ведением лесного, охотничьего и рыбного хозяйств. Тогда бы строгость украинского законодательства в отношении браконьеров могла бы заработать на полную.

«Спасти ситуацию может приватизация охотничьих угодий, тем более что УООР все равно ресурсов не хватает на поддержания порядка на подведомственной территории, — говорит Николай Хоменко. — Вот в Черниговской области, например, существует более двух десятков частных охотничьих угодий, и там нет никакого браконьерства, а каждый егерь, обслуживающий территорию в 3-5 тыс. га, знает точную численность животных в своих владениях. Думаю, когда-нибудь мы тоже придем к этому. Вопрос лишь в том, останется ли к тому времени дикая природа вне заповедников и национальных парков».

ОХОТА ЗАБОЛЕТЬ

В 2006 году открытие охоты на птицу произошло аккурат во время эпидемии птичьего гриппа в Западной Сибири. Как раз в начале осени птицы из южной части указанного региона совершают миграции на юг, делая временные остановки в Украине. Разрешение на их отстрел грозило не только опасностью заражения для самого охотника, но и домашней птицы, ведь кровь больных животных попадала в водоемы, где плавали домашние гуси и утки. Интересно, что Минприроды разрешение на открытие «пернатой охоты» в разгар эпидемии объясняло согласием на это департамента ветмедицины Минагрополитики, которое не посчитало эпидемиологическую ситуацию опасной.

Прасковья Романова, Власть денег

ОХОТА НА ОХОТНИКОВ

Не успел открыться сезон охоты, а уже два человека погибли от пуль, выпущенных из собственных ружей. Еще несколько – ранены.

Сезон охоты открылся 11 августа и продлится до конца года. Пока разрешено стрелять только птиц: уток, гусей, лысух, куликов, голубей и перепелов. И уже за первые два дня жертвами собственной неосторожности стало несколько охотников.

ВСЕХ МУЖИКОВ ПОТЕРЯЕМ!

Парадоксально, но первым в этом сезоне смертельное ранение по неосторожности получил начальник главного Государственного управления охраны, использования и воспроизведения водных живых ресурсов и регулирования рыболовства в Черниговской области, 34-летний Сергей Ковалев. Еще через день выстрелили в себя из собственных ружей два охотника на Луганщине, один из них вышел на охоту первый раз в жизни. Смертельный случай и случай ранения зафиксированы также в Кировоградской области.

«Такое происходит постоянно, порядка 10–15 случаев в год, – говорит начальник Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко. – Более того, я уверен, что мы еще не обо всех знаем. Когда 150 человек на одном озере собираются, им сложно не попасть друг в друга. Творится настоящее смертоубийство. Если так будет и дальше, мы не только всех уток, мы всех мужиков потеряем».

Охотник со стажем Евгений Шевчук признает, что его товарищи по хобби не всегда ведут себя подобающим образом. Особо распространенное нарушение – употребление на охоте крепких алкогольных напитков. «Во-первых, стрелять-то не все умеют, кто берется, – жалуется Евгений. – А когда он еще и два стакана водки выпил, получится у него прицелиться или нет, как вы думаете? А если еще и туман…»

КАК СТАТЬ ОХОТНИКОМ

На сегодняшний день в Украине удостоверение охотника имеют 520 тысяч человек. Но, как сообщили в Государственном комитете лесного хозяйства, охотится из них только 300 тысяч, остальные просто имеют охотничье оружие. «Для того, чтобы получить удостоверение, нужно сдать экзамен – по знанию биологии диких зверей и птиц, по биотехническим средствам, по технике безопасности, по оказанию первой медицинской помощи, по устройству оружия и т. д.», – рассказывает начальник Главного управления охотничьего хозяйства Гослесхоза Николай Мироненко. Чиновник утверждает, что к выдаче документа в комитете относятся очень серьезно, хотя и не отрицает – далеко не все охотники придерживаются техники безопасности. Кроме того, у охотника должна быть учетная годовая карточка и отстрельная карточка, которая выдается на один день. Последняя стоит от 10 до 30 грн, в зависимости от области, где будет проводиться отстрел, и позволяет убить определенное количество животных – к примеру, не более 5 уток, 3 гусей, 7 лысух и 10 куликов.

ОСТАНОВИТЬ ЧЕКОТИЛО

Впрочем, отследить, сколько именно птиц убил или ранил охотник, очень сложно. Кстати, на одну убитую утку приходится 2–3 раненые, которые карточкой не учитываются. Равно как и тяжело проследить, в каком состоянии человек взялся за ружье.

Владимир Борейко говорит, что избежать несчастных случаев поможет увеличение количества инспекторов (сегодня их 2–3 на область), более жесткие меры наказания для нарушителей (выпил на охоте – отдавай оружие), уменьшение количества мест охоты (чтобы не попадали «под обстрел» хотя бы мирные граждане) и более серьезный отбор кандидатур в охотники. «А нормы отстрела все равно будут нарушаться, – говорит Борейко. – Вы бы видели, с каким вдохновением они стреляют! Человека, который получает кайф на убийстве, невозможно остановить! Это все равно, что попробовать остановить Чекотило…»

Такое сравнение, несомненно, покажется обидным для охотников. Сами они, как, кстати, и Госкомлесхоз, утверждают, что цивилизованные люди и охоту проводят цивилизовано. Николай Мироненко говорит, что за порядком на угодьях тщательно следят егеря, хотя, конечно, они успевают предупредить далеко не все опасные ситуации. Ранения, смерти и неуклонное сокращение численности всех охотничьих видов, подтверждают правоту экологов.

ВСЕ МЕНЬШЕ И МЕНЬШЕ

Кроме того, украинские экологи утверждают, что под видом селекционного отстрела в нашей стране ведется уничтожение абсолютно здоровых животных. И даже называют суммы взяток, которые охотники платят на разрешение получить трофей.

Зубров за время независимости стало меньше в три раза, также в три раза уменьшилось количество лосей. Медведи остались только в Карпатах, и тоже попали в Красную книгу. «Это известный трофей, за которым в Украину приезжают даже иностранные охотники», – говорит Борейко. Также привлекают иностранных «туристов» украинские рыси, которых, кстати, никто не считал. Рысь тоже занесена в Красную книгу и оценивается в $1 тыс. – это стоимость селекционного отстрела. Примерно столько же, говорит Борейко, стоит взятка на получение разрешения на селекционный отстрел.

Николай Мироненко уверяет, что никакими темными делами комитет не занимается. «Это все полная чепуха, – чуть не со слезами обиды в голосе убеждал он «24». – Мы спасли всех животных, которых могли. Это очень нелегко было – защищать зубров от браконьеров в 90-х, когда людей на улицах пачками стреляли. Наши сотрудники проделали огромную работу!»

В этом году зоологи предложили внести в Красную книгу лосей. А экологи – еще и волков. Это животное считается вредным для хозяйства, а потому отстреливается безо всякого контроля в любое время года. Еще и премия положена – 100 гривен за каждого волка. Как результат – он вот-вот исчезнет с зоологической карты Украины.

Виктория Герасимчук, 24

Читайте также: