Госбезопасность по цене зерноочистителя

Некогда, каких-то 16 лет всего назад, существовала большая страна: такая большая, что в ней запросто помещалось 15 других стран. Были у этой страны, соответственно, большие амбиции. Амбиции эти были настолько большими, что отдельные из них начинали претворяться в жизнь как-то сами по себе… страна за ними, просто, не успевала. Иногда страна даже не успевала понять: «А нужно ли мне реализовывать эти амбиции?». Так вот, пока она думала над этим вопросом, некоторые амбиции спешили вперед. Одним из них, действительно, нужно было спешить: «Быстрее, быстрее, страна вот-вот решит, что я ей не нужна». Выделялись огромные денежные средства, несметное количество единиц техники, немыслимое количество «человеческих единиц», а вместе с этим еще множество других нужных и ненужных ресурсов – амбиция реализовывала сама себя.

Одной из таких амбиций была атомная электростанция. Не первая в стране. Не самая выдающаяся. Простая – если здесь применимо это слово – атомная электростанция. Тем не менее, она больше, чем остальные атомные электростанции, любила море, солнце и теплую погоду. Поэтому она решила стать Крымской атомной электростанцией и, при этом, помочь югу Украинской ССР догнать и перегнать Америку.

Страна противиться не стала: «Еще бы! Такая большая амбиция! Зачем сразу противиться? Пусть она начнет себя осуществлять, а я пока подумаю о ее необходимости».

Шло время. Страна думала. Амбиция воплощалась в жизнь. В голове у страны поселилось сомнение: «Море, солнце и теплая погода – это, конечно, хорошо. Только вот, сейсмическая активность… К тому же, недавно одна из похожих амбиций себя не оправдала. Весь мир теперь знает это дурацкое слово: «Чернобыль».

Стране было жалко Крымскую АЭС. Ведь она уже была почти готова: огромные денежные средства (750 миллионов рублей), несметное количество единиц техники, немыслимое количество «человеческих единиц», а вместе с этим еще множество других нужных и ненужных ресурсов. Рядом с АЭС был построен целый город. Не очень большой, но для ее обслуживания жителей хватило бы. Однако амбицию пришлось унимать. Было принято решение все оборудование, материалы и строительные конструкции демонтировать и использовать в народном хозяйстве. Те же материалы, которые невозможно было использовать, следовало списать и продать коммерческим структурам.

Некоторое время Крымская АЭС еще надеялась, что страна поймет всю ее важность, даст ей второй шанс и еще будет извиняться за то, что отобрала первый. Тем не менее, скоро не стало и страны. Украинская ССР перестала быть ССР. Больших амбиций у нее не было, да и во времена анархичного становления нового государства на руинах старого быть не могло.

И все же, история на этом не закончилась. Она просто стала прологом к другой истории.

«Пилите гири, Шура – они золотые»

Все неликвидное оборудование Крымской АЭС, которое раньше было на вес золота, продавалось коммерческим структурам… на вес металлолома. Одной из таких структур, было СП «Супер-Керамика», которое приобрело себе на развес, кроме прочего, несколько «неликвидных» роторов низкого давления для реакторных паровых турбин К-1000-60/3000 производства Ленинградского металлического завода.

Пять лет спустя СП «Супер-Керамика» передало роторы на баланс СП «Крым-Керамика». Они были расконсервированы и хранились прямо на бывшей стройплощадке Крымской АЭС как простой металлолом.

В 1997 г. гражданин Молдовы, некий О. Б. Белопольский, развил деятельность по продаже лома госпредприятиям Украины под видом высоколиквидного оборудования. Маркетинговым принципом «купи подешевле – продай подороже» он владел, практически, в совершенстве.

В 1998 г. через предприятие «Элита», зарегистрированного в г. Вольногорск Днепропетровской области, Белопольский приобрел у СП «Крым-Керамика» роторы, опять же, по цене металлолома: за 19.600 грн. В наши дни на эти деньги можно купить множество разных вещей (например, недорогую зерноочистительную машину ОВС-25), но уж никак не турбинные роторы. Да и в те дни тоже.

Сложно сказать, сколько на сделке с Белопольским заработали СП «Супер-Керамика» и СП «Крым-Керамика». В любом случае, ни в какое сравнение с прибылью молдавского предпринимателя их «навар» не идет.

Господин Белопольский, действуя, вероятно, по отработанной схеме, решил привести свои новые приобретения в «товарный» вид: на роторы были подготовлены фальшивые технические паспорта, в паспортах были указаны ложные сведения о дате изготовления роторов, их эксплуатации, а также условиях консервации и хранения.

Далеко ходить Белопольский не стал и наладил деловые контакты с Генеральным директором АЭС, наименее удаленной от Крымской. Речь идет о Южно-Украинской атомной электростанции, Генеральным директором которой в то время был Л. М. Корчагин. Белопольский представился Генеральным директором компании «Gentwin Systems», зарегистрированной в Ирландии.

По словам Белопольского, его компания предлагала потенциальным покупателям различный ассортимент оборудования для АЭС, в том числе, конечно же, роторы для паровых турбин. Он предложил Корчагину, чтобы Южно-Украинская АЭС купила их либо же получила в счет списания задолженности молдавских предприятий. В любой другой ситуации, скорее всего, сложно было бы объяснить причины подобной обеспокоенности Генерального директора ирландской фирмы судьбой молдавских компаний.

Как только на горизонте, в кои-то веки, появилась возможность получить возмещение за экспортированную в Молдову электроэнергию, Корчагин не преминул сообщить руководству Государственного предприятия «НАЭК «Энергоатом» о поступившем ему заманчивом предложении. Для справки, если она кому-нибудь нужна: в состав ГП «НАЭК «Энергоатом» входят все украинские атомные электростанции, за исключением Чернобыльской. Кроме того, ГП «НАЭК «Энергоатом» входит в перечень предприятий, имеющих стратегическое значение для экономики и безопасности государства, утвержденный постановлением Кабинета Министров Украины № 1734 от 23 декабря 2004 г., а также входил в предыдущий аналогичный перечень, утвержденный ныне уже не действующим постановлением Кабинета Министров Украины № 1346 от 29 августа 2000 г. Что тут говорить: структура более чем серьезная.

По закону жанра приказом тогдашнего Президента ГП «НАЭК «Энергоатом» № 190 от 23 апреля 1999 г. была, конечно же, создана комиссия. Она должна была проверить техническое состояние роторов и определить их стоимость. Возглавил комиссию Заместитель Генерального директора Южно-Украинской АЭС по экономике, Б. Г. Рыжков.

Положение явно требовало от Белопольского дополнительных усилий, которые, в конечном счете, принесли свои плоды. Ему в очередной раз пришлось «откорректировать» документацию на роторы. Более того, с помощью специалистов некоего ОАО «Супер» в Запорожье были проведены косметический ремонт и переконсервация роторов. Наконец, он представил комиссии ксерокопии письма от Ленинградского металлического завода (№ 556/720-726 от 30 марта 1999 г.), в котором была указана стоимость роторов: 5.000.000 долларов США за каждый.

Комиссия не обнаружила, что документация на роторы была поддельной, и что их техническое состояние не соответствовало этой документации. По результатам ее работы был составлен акт, согласно которому стоимость роторов составляла 5.000.000 долларов США за каждый (как и было указано в ксерокопии письма от, якобы, Ленинградского металлического завода). В результате несложных математических действий получаем 20.000.000 долларов за четыре ротора (т.е., в тысячи раз дороже, чем цена, по которой Белопольский их приобрел). К сожалению, точный вес роторов не известен. Тем не менее, судя по цене, металлолом, действительно, должен быть из золота, чтобы столько стоить. А ведь о таком не писали даже Ильф с Петровым.

Кроме того, в акте комиссии было указано, что роторы «подпольного миллионера Корейко» находятся в технически исправном состоянии (еще бы, при такой-то стоимости). В общем, комиссия рекомендовала приобрести роторы для потребностей Центрального запаса (т.е., на всякий случай… вдруг пригодятся) ГП «НАЭК «Энергоатом».

Когда все договоренности были достигнуты и роторы, стоимостью несколько миллионов каждый, должны были отправиться на новое место складирования, Белопольский предложил несколько усложненную схему расчетов. В соответствии с этой схемой на сцене появляется набор аббревиатур: ООО «ВВД». Как и многим другим аббревиатурам (СССР, НАТО, МММ и т.д., и т.п.), ООО «ВВД» суждено было наделать много шуму, отголоски которого не затихают до сих пор.

Молдавско-ирландская математика или 5 х 4 = 18

16 июля 1999 г. (в девятую годовщину провозглашения государственного суверенитета Украины) Южноукраинская АЭС заключила с ООО «ВВД» договор комиссии № ОР-130/99. Автору неизвестно, сколько до того дня у господина Корчагина было возможностей испортить себе жизнь. Тем не менее, эту он не упустил: уголовное дело против него за подписание злосчастного договора с ООО «ВВД» до сих пор не закрыто. Это, правда, уже совсем другая история. Так вот, согласно договору № ОР-130/99 ООО «ВВД», комиссионер, обязался от своего имени, но (понятное дело) за средства Южноукраинской АЭС приобрести «у кого-нибудь» 4 ротора для реакторных паровых турбин.

Расторопность комиссионера поражает, как и все в этой истории. Так, в ту же самую годовщину провозглашения суверенитета ООО «ВВД» подписывает с «Gentwin Systems» договор купли-продажи необходимых роторов под тем же номером, что и договор комиссии: № ОР-130/99.

Стоимость, по которой ООО «ВВД» приобрел роторы у ирландской компании, составляла 18.000.000 долларов США, что на 2.000.000 долларов меньше ожидаемой стоимости. Вероятно, такая великодушная «скидка» в размере 10% была продиктована надеждой господина Белопольского на долгое и «взаимовыгодное» сотрудничество.

О жадности и неблагодарности

В результате схемы, придуманной и воплощенной в жизнь Белопольским, Южноукраинская АЭС должна была выплатить ООО «ВВД» 18.000.000 долларов США для погашения обязательств последнего перед «Gentwin Systems», относительно скромное комиссионное вознаграждение в размере всего 60.000 грн. и даже компенсацию расходов за таможенное оформление роторов в сумме 6.500 грн. (вероятно, предполагалось, что роторы импортируются из Ирландии). Итого: 98.652.600 грн.

В период 1999 – 2000 годов Южноукраинская АЭС передала ООО «ВВД» 38.425.898 грн. Оставшаяся часть долга была переведена на ГП «НАЭК «Энергоатом», которое погасило еще 3.397.732 грн. долга. Оставалось 56.828.970 грн.

Таким образом, структура господина Белопольского заработала, практически, на ровном месте 41.823.630 грн. Многие люди, получив такие деньги, убеждаются, что счастье в жизни, действительно, есть, и, вообще, не мечтают о чем-то большем. Тем не менее, Белопольскому даже этого показалось мало.

5 декабря 2001 г. ООО «ВВД» подает в Хозяйственный суд г. Киева иск против ГП «НАЭК «Энергоатом» о взыскании оставшейся части долга, но при этом просит не 56.828.970 грн., а 60.386.701 грн. 1 февраля 2002 г. Хозяйственный суд г. Киева обязывает ГП «НАЭК «Энергоатом» выплатить ООО «ВВД» 56.828.970 грн. Из этой суммы 56.760.701 грн. ООО «ВВД» должно было передать компании «Gentwin Systems» в счет исполнения обязательств первого перед последним по договору купли-продажи № ОР-130/99 от 16 июля 1999 г.

Решение Хозяйственного суда г. Киева было оставлено в силе постановлениями Киевского апелляционного хозяйственного суда от 11 апреля 2002 г. и Высшего хозяйственного суда Украины от 20 июня 2002 г. Оно даже было частично исполнено ГП «НАЭК «Энергоатом»: 5.000.000 грн. было выплачено в пользу ООО «ВВД».

Тем не менее, в конце апреля 2007 г. выяснилась очередная подробность этой запутанной истории: компания «Gentwin Systems» была ликвидирована еще 30 июня 2000 г., то есть задолго до того, как ООО «ВВД» подало иск против ГП «НАЭК «Энергоатом». Данное обстоятельство означает, что никакие миллионы гривен ООО «ВВД» никакой «Gentwin Systems» не должно. Следовательно, не должно их никому и ГП «НАЭК «Энергоатом».

22 июня 2007 г. ГП «НАЭК «Энергоатом» подало в Хозяйственный суд г. Киева заявление о пересмотре решения от 1 февраля 2002 г. по вновь открывшимся обстоятельствам с просьбой взыскать с ООО «ВВД», по сути, украденные у государства 4.933.500 грн. Сложно сказать, какое теперь вынесет решение суд. Все будет зависеть от того, что в этот раз удосужится представить господин Белопольский. Возможно, полет его фантазии несколько умерит участие в этом деле Прокуратуры г. Киева, вступившей в него после того, как им заинтересовалась Генеральная прокуратура Украины.

Хочется надеяться, что в этот раз одно из крупнейших государственных предприятий Украины не даст группе аферистов обвести себя вокруг пальца. Ведь на кону не только огромные деньги, но и энергетическая безопасность страны: не может же атомная электростанция работать на металлоломе. К тому же, данное резонансное дело является отличной возможностью продемонстрировать нечистым на руку предпринимателям, что время откровенного доения государства кануло в лету.

Антон Пацнер

Читайте также: