Судьей стал по ошибке. Как реформа судоустройства отразилась на качестве судейского корпуса

Анализ первых дней работы молодых судей свидетельствует о непонимании многими юристами, что такое вообще карьера служителя Фемиды. Для начала украинские судьи должны научиться… уважать сограждан.

5 шагов по усовершенствованию работы молодых судей

1. Упростить помощникам судей доступ к профессии судьи.

2. Ввести спецподготовку, включив в ее практическую часть стажировку в судах.

3. Урегулировать процедуру анализа морально-этических качеств кандидатов.

4. Вернуть главам судов полномочия по контролю за работой коллектива.

5. Усилить материально-техническую базу Национальной школы судей.

Новая волна претендентов на судейскую мантию на предыдущей неделе подверглась первому испытанию — сдаче анонимного тестирования (см. Фоторепортаж с места событий на стр. 11). Оно было по-настоящему массовым. Так, 3564 человека захотели испробовать свои силы, что даже больше, чем в прошлом году. При этом в резерве на замещение вакантных должностей еще остались кандидаты, прошедшие отбор, проводившийся в 2011 г., которые по каким-либо причинам до сих пор не выбрали суд, где хотели бы работать. И, возможно, они поступили по совести.

Как стало известно нашему изданию, из некоторых судов уже поступают тревожные сигналы, связанные с качеством подготовки «новоиспеченных» представителей Фемиды. Подготовки не только и не столько теоретической (в этом аспекте к Высшей квалифкомиссии судей, проводящей отбор, претензий нет), но главное — моральной и психологической готовности быть судьей.

Не секрет, что отдельные кандидаты ввиду отсутствия свободных мест в изначально выбранном ими суде решили идти туда, где есть реальная возможность занять судейское кресло. Но, как выяснилось, у части из них был «хитрый» план переждать, пока освободится вакансия их мечты. А у некоторых даже хватило смелости с порога заявить главе суда о своих намерениях, сопровождая это просьбой не распределять на них дела специализации, в которой они «не разбираются».

Очевидно, риски попадания в судебную систему таких кадров есть и при новом отборе. Какие действия нужно предпринять, чтобы молодые судьи укрепили отечественную Фемиду, а не стали для нее обузой, выясняла «Судебно-юридическая газета».

Судебная реформа 2010 г. поистине глобально повлияла на всю Фемиду. В год проведения реформы количество заявлений судей об увольнении выросло примерно в 2,5 раза. Многие опытные судьи решили уйти в отставку, чтобы сохранить за собой гарантии на достойную старость, ведь с принятием Закона «О судоустройстве и статусе судей» размер «отставных» изменился.

Если раньше это было значительное вознаграждение (несколько сот тысяч гривен), то новое законодательство снижало его в разы. Наблюдалось и большое количество увольнений по собственному желанию тех судей, кто испугался перестройки системы и возможного наказания за злоупотребления. Они уходили «от греха подальше»: уволить их стало гораздо проще, а обжаловать увольнение — сложнее. В результате образовалось множество вакансий, и в судебной системе начался настоящий кадровый голод.

В некоторых судах и вовсе осталось меньше трех судей, что означало, что категории дел, где требуется коллегиальный состав, просто не могли быть рассмотрены. Оперативно же пополнить кадрами наиболее приближенные к людям местные суды, где штат составляет от 3 до 5 судей, сложнее всего, так как длительная работа в отдаленных районах не пользуется популярностью у настроенных на карьерные перспективы представителей Фемиды.

При этом не стоит забывать, что на работающих судей из-за пустующих вакансий свалилась дополнительная нагрузка. Естественные последствия этой проблемы (волокита, завалы дел) не раз становились причиной жалоб граждан и, соответственно, грозили судьям, которые и без того работали сверхурочно, наказанием.

Все это сопровождалось лихорадкой по поводу внедрения абсолютно новой процедуры отбора судейских кадров, четкого плана по реализации которой, скажем прямо, не было ни у кого. Законодатель описал эту процедуру лишь в общих чертах, так что органам, задействованным в ней, т. е. Высшей квалифкомиссии судей и Высшему совету юстиции, пришлось решать практические проблемы «по ходу пьесы». Не все понятно было и самим кандидатам, особенно на этапе конкурса.

Итак, стояла задача как можно более оперативно заполнить пустующие места. В итоге первые назначения все же состоялись, и суды получили приток молодых кадров. Казалось бы, председатели, наконец, смогут вздохнуть с облегчением: штат заполнен, и есть с кем разделить нагрузку. Но на практике все обернулось несколько иначе.

Подозрительные лица

Естественно, любой человек, приходя на новое место работы, сориентируется не сразу. Нужно привыкнуть к обстановке, графику, коллективу, осознать свои обязанности. У новоназначенных судей времени на это нет. Если раньше глава суда мог дать им время на адаптацию, то теперь автоматизированная система документооборота, внедренная той же судебной реформой, сразу начинает распределять на новичка поступившие дела, причем вне зависимости от их сложности.

И готов новый судья к этому или нет, но ему придется эти дела назначать и рассматривать с соблюдением процессуальных сроков. Логично, что некоторых новоиспеченных судей такая ситуация ввела в оцепенение. А более всего — тех, кто до этого с работой суда близко знаком не был. Некоторые молодые кадры, испытавшие все тяготы отбора и получившие заветное назначение, уже успели передумать и придти к выводу, что профессия судьи — не для них.

Примером может быть увольнение по собственному желанию с должности судьи Дарницкого райсуда Киева М. Стефанчук (до этого работала в Главном управлении юстиции в Хмельницкой области) — Президент Украины 13 апреля подписал соответствующий Указ №260/2012. А ведь совсем недавно, 17 января, ВСЮ вносил представление о назначении г-жи Стефанчук судьей. Т. е. она успела поработать два месяца: с 10 февраля по 13 апреля 2012 г., а учитывая все формальности, и того меньше.

И это еще не худший вариант для суда: место освободилось, и его может занять хорошо осознающий свое призвание кандидат. Гораздо сложнее там, где новые сотрудники решили подождать освобождения кресла, на которое метили изначально: хотели работать в административном или хозяйственном суде, но по каким-то причинам туда не попали и быстро переписали заявление на общий суд. Потом, во время рассмотрения рекомендации, убедили ВККС в твердости намерения каждый день преодолевать расстояние в сотни километров от места проживания до места расположения суда.

На самом же деле конечная цель таких кадров (конечно, не всех) — через какое-то время обратиться за переводом поближе к центру. Случается, что рассматривать, допустим, уголовные материалы такой человек не хочет и просит председателя сделать так, чтобы дела на него не распределялись, пока не освободится вакансия в желаемом суде, а в ином случае грозится уйти на больничный.

Действительно, специалисту по хозпроцессу может быть непросто с ходу справляться с уголовными материалами. Но на это место не может претендовать настоящий профессионал, в котором суд нуждается, поскольку вакансия формально занята. Нагрузка же на работающих судей от такого пополнения штата меньше не становится.

Главы судов, которые, опять-таки, судебной реформой были отстранены как от контроля за организацией работы, так и от любого участия в подборе кадров в свой коллектив, буквально схватились за головы. Так или иначе, несмотря на законодательное упразднение прав в этой сфере, они ответственны за молодых сотрудников, ведь если не они, то кто? Все усложняется тем, что многие председатели впервые увидели кандидатов уже после их назначения, и им еще предстоит разобраться, что из себя представляет новый судья, и чего от него стоит ожидать.

Кто и как способствует новым судьям в том, чтобы вникнуть в азы профессии, на сегодня четко нормативно не урегулировано. Впрочем, народными депутатами Сергеем Киваловым и Дмитрием Шпеновым уже разработан законопроект «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» об усовершенствовании отдельных положений организации судебной власти» (р. №9740), согласно которому главам судов собираются вернуть полномочия по контролю за соблюдением членами коллектива процессуальных сроков и трудовой дисциплины. Представители Фемиды уже успели оценить этот законопроект как шаг в правильную сторону.

Помощникам должно стать легче

Все было бы гораздо проще, если бы в судьи шли люди, уже хорошо подготовленные к этой работе. Для этого есть, по крайней мере, два пути: упрощение доступа в судейский корпус для опытных помощников судей и сотрудников аппарата, а также внедрение такого института, как стажировка.

Уже не раз говорилось о несправедливости того, что первый отбор по новой процедуре не прошли лица, долгое время проработавшие помощниками судей. Они должны были сдавать анонимное тестирование и квалифэкзамен на общих условиях, но от выполнения трудовых обязанностей на это время их никто не освобождал. Как итог, после первого отбора, недобрав необходимых баллов, многие из них решили покинуть должности, ведь никаких гарантий последующего карьерного роста нет, а зарплата зачастую не превышает 1000 грн.

В связи с этим от разных лиц, в т. ч. и от председателя Высшего совета юстиции Владимира Колесниченко, звучали предложения упростить процедуру отбора для помощников судей. Несколько законопроектов в этой связи уже разработаны, однако ни один из них еще не воплощен в конкретном нормативно-правовом акте, так что пока помощники судей сдают экзамены наравне со всеми.

Без стажировки не обойтись

Новые судьи проходят обучение в Национальной школе судей (НШС). В июне обучение будет проводиться в Киеве и Донецке. Но человека обучают уже после того, как он прошел всю процедуру и назначен судьей. О том, чтобы проводить спецподготовку и оценивать, готов ли кандидат к осуществлению правосудия, еще до назначения, речь идет не первый год.

Именно так и должна была заработать Национальная школа судей сразу после судебной реформы. Однако внедрение спецподотовки переносили из-за отсутствия финансирования для обучения значительного количества кандидатов. Последний раз ее отложили на февраль 2013 г. — вакансии в судах к этому времени частично заполнятся, а для работы со 100-200 кандидатов ресурсов необходимо меньше, чем для обучения нескольких тысяч.

С тем, что будущих судей надо обучать не теории, а готовить их к практической работе, согласны многие. На этом делают акцент и европейские эксперты. Более того, судей должны готовить сами судьи, всячески избегая проявлений формального подхода. В частности, эксперт Совета Европы, судья, преподаватель польской Школы судей и прокуратуры Войцех Постульский, который недавно посетил Украину, подчеркнул, что важным этапом в подготовке будущего судьи должна быть стажировка.

Человек, который изъявил желание стать судьей, должен не только осознавать ответственность, которая на него будет возложена, но и понимать, какая нагрузка ляжет на его плечи. Поэтому важно на законодательном уровне закрепить стажировку под наблюдением судьи-куратора как часть практической специальной подготовки кандидата. С этим солидарны и в украинской НШС.

Как стало известно «Судебно-юридической газете», в будущем спецподготовка будет разделена на две части. Первая, «теоретически-практическая», — лекции судей-преподавателей, касающиеся текущих проблем практики. Вторая же часть, которая будет занимать больше половины времени обучения, — это стажировка, которая будет проходить в судах в соответствии с их специализацией под руководством судьи-наставника.

По словам начальника отдела научно-методологического обеспечения деятельности ВККС Александра Ищенко, «наставником может быть высококвалифицированный судья, который пользуется авторитетом в судейском сообществе, своем коллективе и проработал на должности судьи не меньше 5 лет. Такое урегулирование уже закреплено в проекте положения о порядке прохождения специальной подготовки». Безусловно, остается немало вопросов, касающихся правового статуса такого стажера и его полномочий, однако практическую пользу признают многие.

Тест на профпригодность

Качество отбора новых кадров в судебную систему является немаловажным и потому, что представление о назначении судьи станет безоговорочным. 5 июня 2012 г. Верховная Рада приняла в целом законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты» об усилении гарантий независимости судей (р. №10425), согласно которому назначение осуществляется Президентом в пределах представления ВСЮ не позднее 30 дней со дня его получения.

Что важно — без проверки соблюдения требований к кандидатам. Любые обращения в отношении кандидата не препятствуют назначению его на должность. Естественно, в таком случае необходимо, чтобы репутация будущего судьи была идеальной, ведь никаких спецпроверок уже проводиться не будет. Но как эту репутацию выяснить?

«Орган, осуществляющий отбор, также должен быть уверен, что поведение будущего судьи будет всегда уважительным, что является жизненно важным при общении лиц, облеченных властью, и участников процесса, которые часто находятся в крайне затруднительных обстоятельствах», — сказано в параграфе 2.1 Пояснительной записки к Европейской хартии о статусе судей. Получается, что задача по прогнозированию поведения кандидата возлагается исключительно на ВККС.

Но по силам ли Комиссии «залезть в голову» претенденту, выяснить его реальные намерения, психофизическое состояние, понять, не растеряется ли он, едва узрев участников процесса? Согласно ст. 68 ЗУ «О судоустройстве и статусе судей», Комиссия проводит проверку и имеет право собирать информацию о кандидате, а также делать запросы на предприятия, в учреждения и организации для получения информации.

Но, как отмечают европейские эксперты, эти положения неясны, поскольку не устанавливают, какая информация запрашивается, какая процедура регулирует ее сбор, что знает кандидат об этой информации, имеет ли он право оспорить ее. Т. е. есть определенные пробелы, связанные с проверкой морально-этических качеств будущих судейских кадров.

При первом отборе, когда ВККС огласила конкурс на занятие вакантных должностей, проводилась специальная проверка, начиная с анкеты, которую заполнил кандидат (на предмет неправдивых данных) и заканчивая жалобами граждан на будущих судей. Но сама процедура изучения этической стороны личности кандидата сегодня так нигде и не определена.

Интересно, что бы сказали отечественные кандидаты в судьи, если бы к ним применяли такие же методы, которые при допуске к профессии применяют в Эстонии? Там после успешного прохождения экзамена начинается контроль безопасности: выясняются морально-этические качества, в т. ч. с применением методов оперативного вмешательства. А кандидат в судьи дает расписку-согласие на то, чтобы для выяснения его личности использовались методы оперативно-розыскных мероприятий (слежка, прослушивание).

Затем на основании собранных спецорганами материалов с кандидатами в судьи проводится собеседование. Американские же эксперты в свое время предлагали нам реализовать директивы о проведении собеседований с кандидатами на должность судьи. Как отмечал экс-руководитель Института судебного менеджмента Национального центра судов США Чак Эриксен, «собеседования дают возможность оценить соответствующие знания, навыки и умения кандидатов, а также их темперамент, настрой, навыки общения и характер». Например, чтобы определить, как кандидат справляется с рабочими нагрузками, предлагается спросить: «Не могли бы Вы привести экзаменационной комиссии пример ситуации, когда у Вас было слишком много приоритетных дел одновременно, и рассказать, как Вы с этим справились».

В этом году собеседование будет проводиться и с отечественными кандидатами. Правда, не совсем в той форме, которую предлагали американцы. Квалификационный экзамен, точнее, выполнение практического задания, будет сопровождаться общением с кандидатом — это будет своего рода защита выбранного решения. Как отмечали представители ВСЮ (и с ними согласны члены ВККС), «собеседование — это необходимый элемент процедуры отбора. Мы должны увидеть живого человека, который претендует на должность судьи, оценить его убеждения, социальные ориентиры и отношение к профессии». Насколько удастся «разглядеть» будущих судей, станет известно лишь тогда, когда кандидаты приступят к осуществлению правосудия.

Автор: Наталья Мамченко,  Судебно-юридическая газета № 140

 Комментарий 

Зампредседателя Совета судей Украины Раиса Ханова:

— Целью Национальной школы судей является обучение навыкам судейской работы. Судью можно научить только в суде. Поэтому я поддерживаю внедрение стажировки. По итогам первого отбора мы имеем случаи, когда судья, который прошел все этапы, пришел на работу в суд и через полтора месяца ушел, потому что растерялся. Он не знает, что делать с исками, когда их приходит сразу 30 штук, с уголовными делами, когда их принесли больше 40. Человек должен осознавать, куда он идет работать и с чем столкнется. И как в этой ситуации себя вести: и профессионально, и, что немаловажно, психологически. Мы должны научить судью быть судьей, что необходимо как для него, так и для общества. И лучше, чем путем стажировки, этого не сделать.

Председатель Комитета ВР по вопросам правосудия Сергей Кивалов:

— Я считаю, что профессиональная подготовка судей должна быть обязательной. И если ВККС примет решение, чтобы НУ «Одесская юридическая академия» готовил специалистов, в т. ч. для судейского корпуса, мы с удовольствием будем это делать. У нас для этого есть материальная база, организован учебный процесс. Мы создали институт профессиональной подготовки судей и уже 10 лет занимаемся такой подготовкой. На мой взгляд, подготовка кандидатов, в соответствии с положениями ЗУ «О судоустройстве и статусе судей», необходима, и она начнет осуществляться с 2013 г. Ведь есть люди, которые проходят анонимное тестирование, сдают квалифэкзамен, а потом говорят, что не хотят работать судьями. А государство на них потратило определенные бюджетные средства. А если будет спецподготовка, кандидат сможет узнать о будущей профессии больше, в т. ч. и с практической стороны.

Председатель Голосеевского райсуда Киева Елена Первушина:

— Все претенденты на должность судьи должны проходить стажировку в судах первой инстанции. Это однозначно. И такая стажировка должна длиться не менее года. За это время кандидаты должны полностью освоить документооборот в суде, знать, как осуществляется судопроизводство, какие обязанности на них будут возложены. И посмотреть, как функционирует суд. Потому что, к сожалению, многие люди, приходя работать в суд, обнаруживают для себя много нового, и им очень тяжело влиться в судейский коллектив. Это занимает много времени. А те люди, которые пришли на стажировку либо работали на должности секретарей судебных заседаний или помощников судей, уже имеют представление о том, чем будут заниматься. Для них, когда они начинают работать судьями, риск неожиданностей сводится к минимуму.

Что касается качества подготовки судейских кадров, то бывает по-разному. Недопустимо, чтобы судья проработал полмесяца, «осуществляя» правосудие, а потом уволился, как это было в Дарницком райсуде. За две недели невозможно ничего рассмотреть, кроме админматериалов, и представьте, какой груз такой судья оставляет коллегам. Происходит перераспределение дел, стороны в судебном заседании узнают, что судьи нет, так как он уволился, и т. д. Такое поведение, конечно, в высшей степени возмутительно. Человек шел работать судьей и не представлял, куда и зачем он идет.

Член Высшей квалифкомиссии судей Украины Виктор Микулин:

— Уровень подготовки кандидатов оценивается по балльной системе, и критерий оценки у нас один — знания кандидатов. Соответственно, чем выше балл, чем на большее количество вопросов кандидат ответил правильно, тем выше уровень его знаний. Что касается моральных качеств, то этот момент у нас упущен. Законодательно не определено, чем ВККС должна руководствоваться. Механизм в законе не разработан, причем даже не сказано, как он должен разрабатываться.

Определены только этапы. И если, к примеру, с анонимным тестированием и практическим заданием все понятно, то критериев оценки деловых и моральных качеств законодатель не определил. Возможно, он исходил из того, что кандидат должен на протяжении 6 месяцев обучаться в НШС, и за это время Комиссия должна проверить его. Сейчас мы можем проверить только какие-то формальности, например, наличие судимости. При этом необходимо понимать, что отсутствие судимости вовсе не означает, что человек морально чистоплотен. И все-таки мы сделали шаг вперед, потому что в этот раз квалификационный экзамен будет состоять и из этапа оценивания морально-деловых качеств.

Теперь мы будем учитывать морально-деловые качества каждого кандидата, который будет сдавать квалифэкзамен. Будет осуществлена специальная проверка. В местной прессе по месту проживания лица и на сайте ВККС будет опубликовано соответствующее объявление, что такое-то лицо, занимающее такую-то должность, хочет стать судьей. И люди, у которых есть вопросы к этому кандидату, к нам обратятся. Также квалифэкзамен теперь будет сдаваться перед Комиссией. Когда будут практические задания, кандидаты будут перед нами выступать, и мы будем видеть и оценивать живого человека, имея на руках материалы.

Что касается ситуации, когда человек, став судьей, через месяц увольняется, то, безусловно, эти вопросы нужно решать. У нас срок обучения судей 6 месяцев. В Польше он составляет 5 лет, в некоторых странах — 9 лет. Т. е. после анонимного тестирования человека продолжительное время готовят к работе судьи. И если бы у нас после тестирования готовили человека хотя бы 2 года, чтобы он год стажировался в суде по определенной программе, за это время он проявил бы себя и определился, готов ли работать судьей. Но, к сожалению, у нас пока такого нет. Вот и получается, что человек теоретически подготовлен, но когда начинает работать, то понимает: это не его.

Председатель Святошинского райсуда Киева Михаил Бида:

— Мне пока сложно оценить молодых судей. Необходимо время, чтобы присмотреться. Пока никто себя не проявил в какой-то сложной ситуации. На качество работы можно будет посмотреть, когда их дела вернутся из апелляционной инстанции. Тогда можно будет объективно оценивать. Не думаю, что молодых судей стоит как-то отдельно стажировать. Стажироваться нужно в процессе работы. Ведь если они еще не судьи, не процессуальные фигуры, чем они будут заниматься? Что им в таком качестве можно поручить? Что касается ситуации, когда молодые судьи, проработав всего ничего, увольняются. Что ж, так бывает. Просто такие люди оказываются морально не готовыми к работе и напряжению. Считаю, что когда такие люди увольняются, они поступают правильно, так как ни себя, ни людей мучить не будут.

Председатель Шевченковского райсуда Киева Елена Мелешак:

— Вроде бы это правильная политика, что люди из любой юридической профессии должны иметь возможность стать судьями. Но в этой ситуации было бы правильным предусмотреть какие-то льготы для тех, кто уже работает в суде, допустим, на протяжении 3 лет на должности помощника судьи или на других должностях. Поскольку мы видим этих людей, мы можем оценить их вклад в работу, их знания. К нам сейчас пришло 4 новоназначенных судьи. Двое уже приступили к обязанностям, но одна уже на следующий день после зачисления в штат ушла в декрет, поэтому дать оценку подготовленности этого кадра я не могу. И думаю, что у нас будут проблемы. Что касается второго судьи, могу сказать, что он имеет высокий уровень подготовки, отвечает требованиям к профессии судьи, готов к участию в процессе и рассмотрению достаточно сложных дел. Уровень подготовки двух других новых коллег я не могу пока оценить, поскольку они не приступили к своим обязанностям.

Читайте также: