Хизер «Лаки» Пенни: американка-камикадзе 9/11

Ее зовут Хизер «Лаки» Пенни (Heather «Lucky» Penney) звучит, как Хизер «Счастливая монетка», хотя, строго говоря, слово «монетка» пишется в английском немного по-другому — penny. Одна из первых американок, которая воспользовалась отменой в 1991 году американским конгрессом запрета на участие женщин в боевых вылетах.

Когда это произошло, она изучала литературу в Университете Пардью и готовилась стать учительницей. 

Хизер не колебалась ни секунды. Она выросла в авиационной семье. Ее отец был летчиком-истребителем, воевавшим во Вьетнаме. Во время учебы в университете, у нее уже была лицензия частного пилота. «Я всегда хотела быть истребителем, как мой папа», — сказала она в интервью газете «Вашингтон Пост».

Ее мечта сбылась. Хизер освоила истребитель F-16 и стала одной из первых боевых летчиц США нового поколения. В то осеннее утро 2001 года она была пилотом 121-й эскадрильи Воздушной национальной гвардии округа Колумбия, базировавшейся на военно-воздушной базе Эндрюс вблизи Вашингтона. Вместе со своими коллегами-летчиками она проходила предполетную подготовку, когда кто-то заглянул в комнату и сказал, что во Всемирный торговый центр врезался самолет.

Первая мысль, которая скользнула в головах у лётчиков — это легкомоторная «Сессна». Самолеты данного типа в изобилии летают в американском небе, и их нередко пилотируют не самые хорошо подготовленные пилоты-любители. Но когда пришло известие о втором самолете, врезавшимся во вторую башню Центра, стало ясно — это война.

Обстановку на аэродроме в те минуты можно было бы сравнить с вихрем, в котором крайнее нервное напряжение и растерянность крутились в одной воронке вместе с обрывочными сведениями, различными оценками ситуации, а также идеями о том, что нужно делать. «Ветер» этот «швырял» пилотов в разные стороны, не позволяя выбрать правильное направление действий.

Наконец, в этом хаосе появилась одна опора, за которую можно было «уцепиться». Рейс 93 «Юнайтед Эрлайнз» захвачен террористами и направляется на Вашингтон. Нужно сделать все, чтобы его остановить.

Поразительно, но в районе столицы США не оказалось ни одного самолета-истребителя, способного вести бой. Сейчас, после событий 9/11 таких, как минимум, два, находящихся во «всеоружии» и с пилотами, готовыми в любую секунду ринуться в небо. Но тогда на Эндрюс были F-16, приспособленные лишь для выполнения тренировочных полетов. Доставить ракеты, зарядить пушку — час. Этого времени не было.

Решение лететь было принято почти мгновенно. Полковник Марк Сессевилль стал лихорадочно натягивать на себя летный комбинезон. «Лаки, ты со мной», — бросил он в сторону Хизер. Она тут же кинулась одевать своё обмундирование. В процессе борьбы с кнопками и молниями Марк и Хизер случайно встретились взглядами.

«Я беру на себя кабину пилотов», — сказал он. «Я хвост», — без колебаний ответила она. Никаких дополнительных объяснений не требовалось. Оба понимали то единственное, что можно и нужно сделать, и были к этому готовы.

«Нас ведь не учили сбивать лайнеры, — рассказывал позже газете «Вашингтон Пост» Сессевилль. — Если вы повредите ему двигатели, он может перейти на планирование и дотянуть до цели. Поэтому я думал, что бить нужно по пилотской кабине или по крылу».

Пенни подбежала к самолету. Обычно проверка самолета перед вылетом занимает до получаса. Она по привычке достала лист контрольных проверок, «пробегая» по нему позиции, на которые нужно было обратить внимание.

«Лаки, что ты делаешь?! Прыгай в кабину и пошли!»,— рявкнул Сессевилль.

Хизер в точности выполнила приказ. Через мгновенье она уже сидела в F-16, готовясь запустить двигатели. Крикнула техникам, чтобы вытащили заглушки из воздухозаборников.

Когда F-16 уже тронулся с места, наушники на голове старшего техника все еще был подключены через провод к самолету, а сам он бежал рядом с ним, на ходу выдергивая из крыльев предохранительные чеки.

Менее через минуту истребители вонзились в небо. Пилоты пролетели над дымящимся Пентагоном и на скорости порядка 640 километров в час взяли курс на северо-запад, напряженно оглядывая горизонт. Ничего.

Ища рейс 93 «Юнайтед Эрлайнз», Марк и Хизер невольно думали об одном и том же. Остаться живым после тарана шансов немного. Как сделать так, чтоб их было побольше?

Сессевилль рассчитывал дёрнуть ручку катапульты в тот момент, когда его самолет ударит «Боинг-757». «Вряд ли бы это помогло, — рассказывал он, — но, по крайней мере, я надеялся, что поможет».

Пенни же боялась промахнуться мимо цели при попытке катапультироваться до тарана. «Представьте, вы покидаете кабину, а ваш истребитель, вместо того, чтобы ударить другой самолет, пролетает рядом с ним», — позже рассказывала она. Очевидно, страх не выполнить задание был для нее сильнее страха смерти.

«Я действительно думала, что взлетаю последний раз в жизни, — вспоминала Лаки. — Если б мы выполнили задуманное, то так оно и было бы».

Но ни Марку, ни Хизер не пришлось жертвовать своими жизнями, чтобы остановить захваченный террористами рейс 93 «Юнайтед Эрлайнз». Это сделали за них пассажиры того рейса, оставив на одном из полей Пенсильвании отпечаток своего подвига в виде выгоревшего пятна, усеянного обломками лайнера.

Джон Пенни, отец Хизер, в то время был капитаном «Юнайтед Эрлайнз», летая, как раз, на «Боингах-757».

Человек, который нянчил Лаки, возил её в школу, а после привил любовь к авиации… Дочь не знала, был ли он в кабине обреченного лайнера или нет. Позвонить родителям и спросить не было времени. «Это звучит бесчувственно, ведь речь идет о моём отце, — позже рассказывала она, — но у меня не было никакой возможности узнать, кто пилотировал тот самолет. И, честно говоря, даже если б я узнала, это никак не повлияло бы на то, что я должна была сделать».

А что по этому поводу чувствует Джон Пенни? «Мы обсуждали ситуацию, при которой я мог быть за штурвалом того »Боинга», — сказал он. – Она знала, что это могла оказаться моя смена. Но это не »подкосило» наши отношения, не привело к взаимному отчуждению или чему-то в этом роде. Она летчик-истребитель, я летчик-истребитель».

Стефани Пенни — мать Лаки думает примерно так же. «Я сказала Хизер: »Как хорошо, что там не было твоего отца, и тебе не пришлось думать об этом». А она ответила мне: »Мама, я просто не могла думать об этом. Мне нужно было выполнить свою работу». Вот этим-то мы больше всего и гордимся в Хизер — она делала то, что должна была сделать».

Но полностью избежать пусть и не ставшего явью ужаса от необходимости убить родного или близкого человека, Лаки все же не удалось. Позднее выяснилось, что капитаном 93-го рейса был Джейсон Дал — один из лучших друзей Джона Пенни, с которым они вместе проходили подготовку для полетов в «Юнайтед».

После тех событий Хизер «Лаки» Пенни продолжила летать на истребителе, дважды проходила службу в Ираке. В настоящее время она уже не военный лётчик, но осталась в Национальной гвардии и там иногда летает пилотом на бизнес-джете «Гольфстрим V», перевозящим военно-авиационное начальство.

Нынешняя основная работа Лаки — директор одной из программ по созданию нового истребителя F-35 в компании «Локхид Мартин». Как и ее вышедший на пенсию отец, принимает участие в воздушных гонках — весьма популярном виде авиационных соревнований в США. В одиночку воспитывает двух дочерей.

Источник- www.golos-ameriki.ru

Читайте также: