Украина: битва за землю. Голод кормит!

Европейский банковский капитал как-то незаметно скупил уже ряд серьезных украинских банков и готов к выдаче кредитов под ипотеку. Есть немало фирм, специализирующихся на продаже земли. Их специалисты проявляют глубокие знания в области права и особую изощренность в разработке схем, с помощью которых земля отчуждается. Поскольку правоохранительные органы спят, а политики развлекаются дискуссиями о том, продавать или не продавать землю, эти схемы работают более чем успешно.Беззащитная земля

Вопрос земли — кардинальный для дальнейшего развития Украины. Земли Украины уникальны не только тем, что это почти 2/3 черноземов в мире. Особую актуальность приобретает земля в условиях угрозы исчерпания ресурсов углеводородов и возникновения спроса на биотопливо. По самым скромным расчетам выходит, что если ввести у нас интенсивное земледелие, то Украина способна прокормить 700—800 млн. человек. Бизнес же в Украине живет сиюминутными, тактическими интересами, в основном нацеливаясь на земли под застройку. В погоню за земельными участками устремились люди, как правило, состоятельные. Земельные участки — капитал надежный и пользующийся особым доверием банков. Следовательно, под участки земли (ипотеку) легко можно получить любые кредиты.

Европейский банковский капитал как-то незаметно скупил уже ряд серьезных украинских банков и готов к выдаче кредитов под ипотеку. Есть немало фирм, специализирующихся на продаже земли. Их специалисты проявляют глубокие знания в области права и особую изощренность в разработке схем, с помощью которых земля отчуждается. Поскольку правоохранительные органы спят, а политики развлекаются дискуссиями о том, продавать или не продавать землю, эти схемы работают более чем успешно.

Дело в том, что продавать сельскохозяйственные угодья государство то разрешает, то устанавливает запреты на такую продажу. Поэтому заинтересованные фирмы и отдельные лица привозят с собой нотариусов в села и на месте удостоверяют доверенности на распоряжение земельными паями (один пай — это два-три и больше гектаров). В других случаях заключаются соглашения о займах под залог земельного пая. При этом выплачиваются на месте суммы по 15—20 тысяч долларов за гектар. В зависимости от нахождения земли такой гектар впоследствии можно продать за 200 — 800 тыс. долларов, а то и больше.

С точки зрения закона эти схемы небезупречны. Поэтому в дело вовлекаются и суды. Например, гр. К., жителю Запорожья, очень захотелось иметь земельный участок под Киевом. В установленном порядке он подает заявление на выделение ему земельного участка. Вопрос об очередности выделения участков, о преимуществе тех, кто в этом селе живет, законом надлежащим образом не урегулирован. Поскольку никто вожделенный участок К. не выделяет, он обращается в суд по месту жительства (то есть в Запорожье) с жалобой на бездеятельность сельского головы, ставит вопрос о его понуждении решить вопрос о выделении участка, пишет жалобы во все инстанции, требует снять чиновника с работы. Таких исков может быть подано несколько десятков и столько же — аналогичных жалоб. За спиной таких К. обычно стоят серьезные бизнес-структуры, либо фирмы, скупающие землю впрок. Это, кстати, расплата за непродуманную норму Кодекса административного судопроизводства, согласно которому жалобы подаются не по месту нахождения органа власти, а по месту проживания жалобщика.

Суд в Запорожье удовлетворил заявление К. об обеспечении иска. Само по себе определение очень показательно. Сельскому совету запрещено совершать какие-либо действия с землей до решения спора о выделении участка. Таким образом, работа сельсовета из-за одного не предоставленного участка парализована, а жалобы продолжают поступать. Ставится вопрос о возбуждении уголовного дела за невыполнение решений суда. И порой сельсовет идет на компромисс. В конкретном случае от докучливого запорожского суда сельсовету удалось отбиться. Уж слишком одиозным было определение суда. Более того, по жалобе сельсовета судью даже привлекли к дисциплинарной ответственности. Но проблема существует.

Недавно по телефону за консультацией ко мне обратилась женщина, не пожелавшая себя назвать (назовем ее условно Н.). Она поведала, что за 500 долларов ей предложили продавать от своего имени, а также от чужого имени земельные участки для ведения подсобного хозяйства под Киевом. Ее больше всего интересовала примерная стоимость участков. Очевидно, она боялась продешевить. Как можно было понять, несколько операций она уже провела. Мое предостережение о том, что такие действия чреваты привлечением к уголовной ответственности, впечатления на нее не произвели.

Юрист средней руки сразу же поймет, какая схема в этом случае разрабатывается. Если Н. продает от своего имени участки, ей не принадлежащие, то необходимо иметь поддельные государственные акты на землю, что непросто. Дальнейшее трудностей не составляет. Земельный участок продают так называемому «добросовестному приобретателю», он в свою очередь берет в банке краткосрочный кредит под залог «купленной им земли», который не возвращается. Банк в свою очередь удовлетворяет свои требования через суд, и земля продается третьим лицам уже в порядке исполнения судебных решений. В соответствии с Гражданским кодексом, это исключает возврат земельных участков настоящему собственнику. Поскольку новые собственники получают и новые уже легальные государственные акты о праве собственности на землю, подобная схема вполне работоспособна. Бланки актов находятся в земельных ресурсах, они имеют серию и номер, что требует участия работников земельных ресурсов в этой схеме.

Есть и другой путь. Более простой и, как оказалось, более надежный. Но в схеме должен участвовать нотариус. Государство облекает нотариуса особым доверием и предоставляет ему право удостоверять сделки и иные действия, в частности подписи под доверенностью. Такая доверенность дает право на реализацию от имени доверителя имущества либо на представительство в суде (третейском суде) либо получение каких-либо документов. Если проследить дискуссии нотариусов в Интернете, то легко можно убедиться в существовании различных схем при продаже земель, когда нотариусы выступают только статистами при удостоверении сделок, формально безупречных с точки зрения закона, но сомнительных по существу.

Например, с помощью третейского суда устанавливается факт принадлежности земли или другой недвижимости определенному лицу. Этот факт становится преюдициальным для всех судов, после чего беспрепятственно производится отчуждение земли или недвижимости. И никому невдомек, что стороны в третейском суде искусственно провели «междусобойчик» именно для того, чтобы установить определенный факт, который становится преюдициальным. Практика применения статьи 35 Хозяйственного процессуального кодекса Украины этому способствует, поскольку признает де-факто преюдициальную силу за решениями третейских судов в хозяйственных спорах.

Чтобы продать земельный участок, дом или другую недвижимость, лицо, которое обратилось к нотариусу с просьбой оформить такую сделку от чьего-то имени, должно предоставить нотариально заверенную доверенность. Если такая доверенность есть, то другой нотариус удостоверит куплю-продажу или дарение имущества и недвижимости. Если же речь о супругах, то при продаже совместного имущества, например земельного участка или дома, нотариус обязан истребовать письменное согласие супруга на совершение такой сделки. Это письменное согласие также должно быть удостоверено нотариально. Но и это для нотариусов не проблема.

Оказывается, получить фальшивую доверенность на продажу или представительство в суде, удостоверенную нотариусом, не так уж сложно («Зеркало недели» об этом писало неоднократно). Имея такую доверенность, можно без проблем продать любой участок, квартиру или усадьбу. Доверенность можно оформить на случайного человека. Цена такой услуги примерно 500 долларов. Следовательно, необходимо обратить особое внимание на работу нотариусов с целью недопущения возможности выдачи фиктивных доверенностей. Следует дополнить Инструкцию о порядке совершения нотариальных действий условием об оставлении в материалах дела копии паспорта доверителя и предусмотреть собственноручное написание текста доверенности. Это необходимо для обеспечения эксперта-почерковеда достаточным для исследования материалом в случае спора. Следовало бы предусмотреть и другие возможности, в частности оставление отпечатков пальцев доверителя, чтобы раз и навсегда снять проблему установления идентичности подписи. К вопросу об отпечатках пальцев государству, очевидно, придется обратиться и в связи с крайне напряженной ситуацией с нелегальной иммиграцией.

Отыскивание «дыр» в законе всегда было привилегией квалифицированных юрисконсультов и адвокатов. Они, как говорится, с этого живут. Но ведь кто-то должен эти «дыры» затыкать, обеспечивая интересы государства и людей. Кто-то должен выявлять пробелы в законодательстве и устранять их принятием изменений и дополнений в законодательных актах. У нас защищаются десятки диссертаций на общетеоретические проблемы. Почему бы не поставить перед юридической наукой более конкретные, прикладные цели, в частности изучение вопросов, связанных со сделками в отношении земли. Безусловно, и Верховный суд Украины, и высшие суды также должны продумать меры по корректировке судебной практики в вопросах земли с учетом происходящего.

Ярослав Зейкан, адвокат, Зеркало недели

БИТВА ЗА ЗЕМЛЮ: ГОЛОД КОРМИТ!

Проникнувшись проблемами мирового продовольственного кризиса, крупный капитал начал еще более активно осваивать необъятные просторы нашей страны. А поторопиться стоит. «Нынешние 33 млн га пашни уже на 75% находятся в частной собственности», — поделился с «ВД» своими подсчетами Александр Бредихин, первый заместитель председателя Госинспекции по контролю и использованию земель Украины. Но главный магнит, притягивающий бизнесменов, — как минимум десятикратный рост цен на наделы после открытия рынка земли, полагают опрошенные «ВД» эксперты. И потому оставшиеся в собственности крестьян 25% земель сельхозназначения, несмотря на мораторий на продажу сельхозугодий, все активнее перетекают в руки предприимчивых бизнесменов. Конкуренцию отечественным компаниям собираются составить ино-странцы, также оценившие выгоду владения землей. Однако отменить мораторий политики решатся, по всей видимости, только после окончательного распределения главного достояния страны среди «своих» людей. Нынешним «накопителям полей» свободный рынок невыгоден, ибо в этом случае за земельные наделы придется выкладывать уже другие деньги.

Земельные пахари

Крупные бизнесмены — Сергей Тарута, Вадим Новинский, Виктор Нусенкис, Юрий Косюк, Владимир Школьник, Андрей Веревский и др., почувствовав, что сельхозугодья в скором времени станут одним из самых перспективных и прибыльных источников пополнения капитала, начали активно наращивать свои земельные наделы (подробнее — см. «Крупнейшие землепользователи Украины», стр. 38). «Глобальный продовольственный кризис предоставил Украине шанс стать житницей не только Европы, но и всего мира, а бизнесменам, занимающимся сельхозпроизводством, — огромнейшие перспективы для дальнейшего обогащения», — подчеркивает Роман Ткач, народный депутат от НУНС, секретарь комитета ВР по вопросам аграрной политики и земельных отношений. «На рынках строительства и промышленности уже становится тесно.

А свободный капитал ищет возможность увеличения, потому и обращает внимание на сельское хозяйство — пока еще один из свободных рынков», — отметил в беседе с «ВД» Александр Бредихин.

Так, совладелец ОАО «Мироновский хлебопродукт» Юрий Косюк уже обрабатывает 150 тыс. га земли в разных областях Украины. Последним, наиболее «жирным» его проектом стала Крымская фруктовая компания, начавшая выращивать фрукты на 10 тыс. га земли. По информации анонимного источника «ВД», указанный надел г-ну Косюку удалось получить не без помощи руководителя Госуправления делами Игоря Тарасюка, который неофициально осуществляет контроль над холдингом.

Также понимая перспективность земельных вложений, учредитель холдинга «Кернел Групп», по совместительству нардеп от БЮТ и советник Юлии Тимошенко, Андрей Веревский собирается приобщить к своему делу 250 тыс. га земли, во что депутат намерен вложить более $270 млн. Первые шаги уже предприняты. Недавно группа компаний «Кернел» за $6,2 млн приобрела у некой кипрской фирмы два сельхозпредприятия в Кировоградской области, в аренде которых находится 4435 га сельхозземель. Ныне это одна из самых модных схем концентрации земель в частной собственности. Дело в том, что арендатор получает первоочередное право скупки земель после отмены моратория (подробнее — см. «Самые распространенные схемы обхода моратория на продажу земель сельхозназначения», стр. 40). «Поэтому неудивительно, что в по-следнее время развернулась торговля оптом: физические и юридические лица активно скупают земельные участки (через покупку хозяйств) большими площадями — от 3 до 10 тыс. га», — поделился с «ВД» народный депутат, пожелавший остаться неназванным А среднее землевладение (от 5 тыс. га), рассказал Владимир Школьник в интервью «ВД», позволяет вести хозяйство в промышленных масштабах. Повсеместно внедрив промышленные аграрные технологии, Украина сможет зарабатывать на экспорте зерновых около $40 млрд — в 10 раз больше, чем сейчас, полагает бизнесмен (подробнее — см. «ВД» №19, интервью с Владимиром Школьником).

Украинская земля притягивает не только местных бизнесменов. После повышения мировых цен на продовольствие и из-за недостатка собственной пашни нашими сельхозугодьями заинтересовался Китай. Но пока китайцы планируют, ливийцы, которые хотят получить 100 тыс. га земли для выращивания зерновых в Украине, уже действуют. Так, Виктор Ющенко и ливийский лидер Муаммар Каддафи подписали соглашение о сотрудничестве в сфере сельского хозяйства. Президент заверил «коллегу», что Украина постарается сделать все возможное для реализации этого проекта.

Хотя опередить местных бизнесменов в земельной гонке иностранцам будет непросто. По мнению Ивана Томича, президента Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Украины, большинство земельных ресурсов уже сконцентрировано в собственности около ста семей (подробнее — см. блиц-интервью, стр. 42). Но имена «счастливчиков» лишь изредка становятся достоянием гласности, и то благодаря проискам их конкурентов. Официальные данные органы, которые уполномочены выявлять перетекание сельхозугодий в частные руки, пока держат в секрете. Так, в Генпрокуратуре отвечать на запрос «ВД» отказались, сославшись на то, что вопросы о количестве и динамике незаконных сделок, о числе возбужденных уголовных дел — слишком общие. Представители прокуратуры были готовы поделиться с «ВД» лишь информацией о конкретных уголовных делах. Правда, после того, как наше издание предоставит номера дел и имена их фигурантов.

Голыми руками не возьмешь

Очевидно, тщательное сохранение тайны следствия связано и с тем, что возможность заработать на черном рынке земли давно узрели не только бизнесмены, но и высокопоставленные политики. По мнению Александра Бредихина, политики и чиновники активно используют всевозможные схемы «приватизации» сельхозземель во-круг всех украинских городов-миллионников. «Откат», получаемый чиновниками за отведение земельных участков заинтересованным лицам, в зависимости от размера надела и его территориального размещения колеблется в пределах $0,02-2 млн», — поделился с «ВД» причастный к теневому рынку эксперт, пожелавший сохранить инкогнито.

Но, несмотря на то что и в кулуарах Верховной Рады, и в прессе уже накопился вал обвинений в адрес того или иного чиновника, никаких подтверждающих документов, а тем более — доведенных до конца резонансных уголовных дел, до сих пор нет. Попытки некоторых политиков уличить своих оппонентов в незаконной продаже или покупке земли заканчиваются «пшиком». Так, в марте депутат от фракции НУНС Леся Оробец зарегистрировала проект постановления парламента, предусматривающий создание следственной комиссии по расследованию фактов нарушения земельного законодательства в Киевской области структурами, близкими к бютовцу Богдану Губскому. Депутат обвиняется «в нарушении Конституции, Земельного кодекса, законов Украины в системе имущественных, земельных и финансовых отношений», а также «в нарушениях во время рассмотрения вопросов на заседаниях Киевоблсовета и советов базового уровня». По неофициальным данным, г-н Губский и его структуры владеют крупными наделами земли в Киевской и ряде других областей Украины.

Но то ли из-за простоев ВР, то ли из-за мощной поддержки в лице Юлии Тимошенко этот вопрос повис в воздухе. Впрочем, глава исполнительной власти оказывает своему однопартийцу не только моральную поддержку. Одним из последних подарков депутату стало назначение Владимира Воеводина председателем Государственного агентства земельных ресурсов (ныне — Госкомитет по земельным ресурсам) после второго пришествия Тимошенко во власть. «Госземагентство возглавляет ставленник БЮТ Владимир Воеводин — близкий друг и бизнес-коллега печально известного бютовского землевладельца, народного депутата Богдана Губского. Кабинет Министров через это агент-ство пытается создать механизм ручного перераспределения земли. Кому это выгодно? Ответ на этот вопрос очевиден», — ретранслировала слова главы Секретариата президента Виктора Балоги его пресс-служба. По мнению одного из депутатов, пожелавшего остаться неназванным, «деятельность дуэта Воеводин—Губский приведет к тому, что последний получит возможность приобретать лакомые земельные участки в разных областях Украины фактически за бесценок». Г-н Губский вследствие занятости не смог прокомментировать «ВД» обвинения в свой адрес. Тогда как один из помощников депутата заявил нашему корреспонденту, что его шеф «считает все обвинения в земельных махинациях ничем иным, как искусственным нагнетанием обстановки с целью подрыва рейтинга БЮТ на предстоящих столичных выборах».

Кроме Киевского региона, «торговлей» сельхозземлями славятся и другие области Украины. Одно из ярких тому подтверждений — сомнительное решение Харьковского горсовета, по которому 53-м лицам было отведено по 2 га земли для ведения сельского хозяйства (всего 106 га). Примечательно, что данные земельные наделы находятся на границе города с областью и являются спорными. Но городские власти этот факт не остановил. Более того, по мнению источника «ВД» в Харьковской мэрии, получившие землю граждане — владельцы фиктивные. «Все они близки к секретарю Харьковского горсовета Геннадию Кернесу, местному бизнесмену Александру Коваленко и депутату горсовета Габриэлю Михайлову. На отведенных землях никто не собирается ничего выращивать. Их будут использовать по своему усмотрению, к примеру, для строительства», — считает эксперт. Комментируя «ВД» обвинения в свой адрес, Геннадий Кернес весьма красноречиво посоветовал источнику «ВД» обратиться за медицинской помощью в психиатрическую клинику, но, тем не менее, так и не опроверг его информацию.

Подобных примеров перехода сельхозугодий в руки «своих» людей не счесть. В земельных скандалах успели засветиться многие крупные чиновники и политики. Однако распространяемая в СМИ «лестная» информация не мешает власть имущим продолжать заниматься прибыльным бизнесом, наоборот, даже подстегивает их коллег перенимать удачный опыт наращивания личного капитала. Не пугает нарушителей и предусмотренная законодательством ответственность за совершение незаконных сделок. «По результатам наших проверок, нарушители обязаны заплатить штраф. Правда, сумма его смешна: от 10 до 30 необлагаемых минимумов доходов граждан (170-510 грн.). Далее соответствующие документы передаются в органы прокуратуры. Однако последние далеко не всегда считают необходимым давать ход делам — в силу тех или иных субъективных обстоятельств», — сетует Александр Бредихин.

Полевые законы

Теневой рынок приносит власть имущим не только экономические, но и политические дивиденды. Земельный вопрос для украинских политиков уже стал таким же спекулятивным, как и «ущемление» русского языка или вступление в НАТО. Об истории высказываний представителей власти по поводу проблем на земельном рынке можно даже снимать сериал. Все сходятся во мнении, что проблема теневого рынка разрослась до недопустимых масштабов и нужно что-то делать. Вот только «что-то делать» политики не спешат. Снятие моратория лишит власть имущих не только дополнительных доходов и возможности попиариться на земельном вопросе, но и одного из весомых козырей в политической борьбе на грядущих выборах. Поэтому неудивительно, что взгляды на решение проблемы у противоборствующих сил, как всегда, расходятся. Президент активно выступает за снятие моратория, заявляя, что сегодня земля скупается за бесценок и сосредоточивается в одних и тех же руках. Премьер, в свою очередь, отстаивает продление моратория до тех пор, пока не будет создано «нормальное законодательное обеспечение функционирования земельного рынка».

Пока политические силы меряются лозунгами, в профильном парламентском комитете накопилось более 20 законопроектов, касающихся участи сельхозземель (подробнее — см. «Самые актуальные инициативы политиков»). Вопрос только в том, когда же хоть некоторые из них станут действующими законами. «Была бы добрая воля премьера, президента и Верховной Рады, мы уже во втором полугодии могли бы принять все законопроекты и с 2009 г. ввести полноценный рынок земли. Однако пока рассмотрение актов тормозится разбалансированной работой Рады. Да и лоббисты земельного законодательства тоже не дремлют.

С февраля мы несколько раз не смогли провести заседания комитета из-за того, что представительница одной из фракций просто не являлась на заседания. В итоге мы не могли собрать кворум», — сетует Роман Ткач. Вместе с тем нардеп заверил «ВД», что рассмотрение всех проектов закона о рынке земли планируется провести до конца мая. Его коллеги настроены более скептически. Иван Томич считает, что пока не доделят оставшиеся земли, ни о каком открытом и прозрачном рынке речи быть не может.

Проблема незаконного перехода сельхозземель в частные руки будет решена только после того, как разорвется замкнутый круг, состоящий из чиновников, бизнесменов и правоохранительных органов, активно и успешно зарабатывающих на «закрытом» земельном рынке. Ждать осталось недолго — до полутора лет, полагает г-н Томич. Латифундистам осталось разделить всего ничего — около 8 млн га пашни. Только тогда политики активизируются и в срочном порядке примут необходимые для снятия моратория законы. А нынешние таинственные землевладельцы наконец сбросят маски — время с лихвой окупать инвестиции в сельхоз-угодья упускать не стоит.

Самые распространенные схемы обхода моратория на продажу земель сельхозназначения

Заключение договора обмена земельных участков с последующим изменением целевого назначения.

Заключение договора обмена земельного участка для ведения личного сельского хозяйства позволяет изменить его статус. После завершения сделки участок рассматривается как приобретенный по гражданско-правовому договору, а не как выделенный собственнику пая.

Заключение договора займа без обеспечения.

Землевладелец одалживает деньги у желающего получить его надел. После отказа погашать долги кредитор подает иск в суд. Поскольку мораторий не распространяется на случаи взыскания имущества должника, земля приобретается кредитором по мировому соглашению. Важно отметить формальную законность сделки.

Дробление земельных участков, на которые распространяется мораторий.

После раздела крупного земельного участка на несколько мелких собственник получает государственные акты на совершенно новые земельные участки как объекты прав. Следовательно, эти земельные участки не имеют привязки к целевому назначению участка, в результате раздела которого они возникли.

Включение земельного участка в границы населенного пункта.

На основании решения сельсовета и внесения соответствующих изменений в градостроительную документацию земельные участки включаются в состав села или поселка. Вследствие этого изменяется их категория и целевое назначение.

Изменение целевого назначения земли путем снятия плодородного слоя грунта.

С земельного участка снимается слой плодородной почвы, после чего земля становится непригодной для сельхозиспользования. Далее землепользователь либо «полюбовно договаривается» с местными властями об изменении целевого назначения, либо выплачивает штраф и возмещает государству убытки на определенную чиновниками сумму. Ежегодный ущерб государства вследствие снятия плодородного слоя оценивается Госземинспекцией в 200-300 миллионов гривен.

Аренда земельных участков на длительный срок.

В этом случае договор аренды, во-первых, дает широкие права на пользование землей (арендодатель остается лишь формальным собственником), во-вторых, арендатор получает первоочередное право скупки земель в случае отмены моратория.

Скупка хозяйств, арендующих крупные земельные участки.

По сравнению с предыдущими схемами, требующими существенных временных затрат на отвод земли, скупка хозяйств позволяет наиболее оперативно оформить права на сельхоз-угодья.

Самые актуальные инициативы политиков

Зашкаливающая активность

Закон о рынке земли «успешно» принимается уже который год. На сегодня активистов — авторов соответствующего законопроекта — набралось достаточно: тут и Кабмин, и группа депутатов разных фракций, а также депутат от НУНС Иван Заец. «На парламентских слушаниях эксперты просто «порвали» правительственный проект.

В документе практически все полномочия по земельным вопросам делегируются Госкомзему, к тому же есть масса нарушений статей Земельного кодекса», — говорит депутат от НУНС Роман Ткач. С ним согласен и глава комитета ВР по вопросам аграрной политики и земельных отношений Николай Присяжнюк: «Кабминовский законопроект абсолютно непрофессиональный и провокационный. Действия правительства в земельной сфере — просто разбалансированные популистские лозунги». По мнению Романа Ткача, наиболее полным является проект от депутатской группы. Он, скорее всего, и будет принят за основу будущего закона.

Монополия не пройдет

Группа депутатов от Партии регионов подала в Верховную Раду законопроект, которым предлагается наделить Госкомзем правом временно приостанавливать работу предприятий-нарушителей и подавать иски в суды. Многие депутаты воспротивились инициативе, ссылаясь на то, что закон может спровоцировать еще больше злоупотреблений, если такие полномочия будут сосредоточены в одном органе.

Век воли не видать

Также «висит» в ВР резонансный законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно изменения целевого назначения сельскохозяйственных земель и усиления ответственности в сфере земельных отношений. По мнению его авторов, депутатов от БЮТ Евгения Сигала и Ивана Кириленко, нецелевое использование земель сельхозназначения в коммерческих целях (не для сельхозпроизводства) должно караться штрафом от 5 тыс. до 100 тыс. необлагаемых минимумов доходов граждан (от 85 тыс. до 1,7 млн грн.) или лишением свободы на срок от трех до пяти лет. А чиновников, способствовавших изменению статуса земель сельхозназначения, следует штрафовать на сумму от 1 тыс. до 10 тыс. необлагаемых минимумов (17-170 тыс. грн.) или осуждать на лишение свободы сроком от трех до пяти лет.

Инга Левченко, Власть денег

Читайте также: