ЧТО БУДЕМ ДЕЛАТЬ С СБУ?

В последнее время усиливается критика правоохранительной системы, все большее число «проколов» и откровенного криминала с участием людей в погонах становятся достоянием гласности. У рядовых налогоплательщиков растет чувство незащищенности и они уже не желают безмолвно взирать на беспредел криминалитета и тех, кто должен с ним бороться.

СБУ, пожалуй меньше прочих структур становится объектом внимания критически настроенных граждан и СМИ. Что отнесем к одному из главных достижений нынешнего шефа СБУ Владимира Радченко. Он же в свое время отличился заявлением о том, что готов отказаться от нехарактерных функций спецслужбы и даже – невероятно – пойти на сокращение численности своего «войска». Что думает Радченко по этому поводу сегодня, «УК» помогла узнать пресс-секретарь председателя Службы Безопасности Марина Остапенко.

Итак, какими в идеале представляются председателю Службы Безопасности Украины функции руководимой спецслужбы. Естественно, это защита конституционного строя и территориальной целостности, борьба с терроризмом, осуществление разведдеятельности и контрразведка, а также защита экономики. Причем, последнее направление подразумевает не борьбу с экономической преступностью в том виде, как это СБУ делает сегодня. Ведь фактически тем самым спецслужба дублирует функции МВД и налоговой милиции. К тому же любая борьба с преступностью несет одну опасностью для тех кто борется – возникают условия для коррупции. Контакты следователей и оперативных сотрудников с расхитителями государственной и коллективной собственности с большой долей вероятности связаны с предложениями подследственных «порешать вопросы к обоюдному удовольствию сторон». И зная скромные оклады бойцов невидимого фронта нельзя быть уверенным, что все устоят от такого предложения. Поэтому защита экономики, как это понимает Владимир Радченко – прежде всего «сопровождение» крупных контрактов, прежде всего с иностранными компаниями, в случаях, когда речь идет о крупных госкредитах, там, где задействованы стратегические предприятия. Собственно, этим и сегодня занимается спецслужба. А раскрытие экономических преступлений следует отдать всевозможным УБЭПам, УБОПам и налоговым милициям.

Владимир Радченко – последовательный сторонник избавления спецслужбы от нехарактерных функций, то есть приведение СБУ в тот вид, в котором существует большинство спецслужб мира. Кстати, к этому постепенно приходят и в России, где президент Путин недавно инициировал мощную реформу правоохранительной системы. Радченко еще во времена своей первой «ходки» в кресло председателя СБУ высказывал мысль о необходимости отказа спецслужбы от исполнения нехарактерных функций. В 1997 году он поддержал идею создания Национального бюро расследований. Впрочем, НБР так и не была создана, поскольку возник конфликт интересов различных ведомств. Разработчики предлагали два альтернативных проекта создания НБР, по одному из них новая грозная служба должна была создаваться фактически на базе структуры УБОП МВД, с привлечением кадрового состава подразделения «К» СБУ и прокурорских следователей. По второй схеме службу следовало создавать с нуля, отбирая кадры на конкурсной основе из вышеупомянутых структур. Одной из причин смерти НБР при родах стало опасение, что будет создан новый репрессивный орган – президентовы опричники. К тому же, не было уверенности, что новая структура в скором времени не будет тотально коррумпирована как нынешний УБОП, к примеру.

Вновь, разговоры о реформе правоохранительных и специальных служб активизировались в 2001 году. Радченко в целом поддержал идею и выразил готовность расстаться со службой «К», занимающейся борьбой с коррупцией и оргпреступностью. В то же время, в письме на имя главы комитета Верховной Рады по вопросам правовой политики Радченко выразил опасение, что новая структура, наделенная чрезвычайными полномочиями, сможет быстро обрасти коррупционными связями. Так, по его словам, возможность для сотрудников НБР забирать любые уголовные дела в свое производство может привести к серьезным злоупотреблениям. Более того, в украинском законодательстве не предусмотрены такие понятия, как сложные и наиболее резонансные дела (чем, собственно и должно заниматься НБР). А ведь к такой категории можно отнести (при соответствующей обработке общественного мнения) очень многие преступления, вплоть до хулиганских действий в отношении сильных мира сего.

Сегодня СБУ как и прежде готова лишиться части полномочий, но когда и как это будет происходить практически? Возможно, ответ знают в специальной комиссии при Президенте Украины, которая занимается разработкой правоохранительной реформы. Но как показывает практика, работа подобных комиссий имеет тенденцию к бесконечному затягиванию без видимых результатов. Посему возвращаемся к изложению позиции СБУ. Ее руководитель выступает за то, что вывести из структуры Службы Безопасности следствие, подразделение «К». Войска правительственной связи следует отдать видимо под крыло Минобороны. Конечная цель – превратить СБУ из преимущественно репрессивного органа в структуру, осуществляющую оперативную деятельность, сбор информации, то есть она должна стать информационным центром, отслеживающим и анализирующим события внутри страны и за рубежом. Должно быть усилено, прежде всего, направление работы, связанное с подготовкой высокоинформативных аналитических материалов, которые должны помогать принятию верных решений высшему руководству страны, сотрудникам различных госструктур. Если все задуманное будет реализовано, Радченко согласится на сокращение численности сотрудников спецслужбы – отнюдь не в ущерб качеству работы.

Логично возникает вопрос: когда намеченное станет явью? Передача части функций, полномочий и численного состава может состояться при единственном условии: будет подготовлена почва для такой реформы. То есть, чтобы отказаться от чего-то, следует быть уверенным, что этими направлениями кто-то в стране все-таки будет заниматься. В противном случае контрабандисты, торговцы тяжелыми наркотиками, коррупционеры и специалисты по отмыванию неправедных миллионов останутся у нас без внимания правоохранительных ведомств вообще. Пока четкого ответа на вопрос «а что будет потом?» никто не дает. Возможно, касательно борьбы с отмыванием денег, этой работой займется пока еще гипотетическое Министерство защиты экономики. А что с идеей НБР – она похоронена навсегда или на время? Этого, похоже, не знает даже информированный Радченко (а быть может знает то, что не дает ему оснований говорить о скором воплощении планов по реформированию спецслужбы в жизнь).

Подготовил Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: