Христосбаши

В 1990 году состоялись выборы Патриарха Русской православной церкви. Местоблюститель патриаршего престола Филарет (Денисенко) выборы проиграл. Возглавил РПЦ Алексий (Ридигер). После обретения Украиной независимости Филарет решил «отыграться». В 1992 году на Архиерейском Соборе вдруг потребовал предоставить автокефалию УПЦ, предстоятелем коей являлся. Епископы отказали Филарету, усмотрев в его желании угрозу раскола. Тем более, что на Украине в то время была почти треть всех приходов РПЦ и богатая церковная касса.Филарет не внял архиереям и создал «свою» УПЦ. За это православная церковь лишила его духовного сана, отлучила от церкви и предала анафеме. Ведь он стал раскольником, чем совершил самый страшный грех. В более чем десятилетней раскольничьей жизни Филарету всегда помогали политики. Кто советом, кто покровительством, кто админресурсом. Сегодня расстриженный раскольник, заручившись теми же связями среди власть имущих, пытается «нырнуть» под юрисдикцию Константинопольского патриарха.

Похоже, у Филарета появились последователи. Да еще где — в мусульманском Туркменистане! Местный благочинный протоиерей Андрей (Сапунов) норовит «сыграть» по филаретовскому сценарию. И отделить туркменские православные приходы. А заодно их бесконтрольно возглавить. Курирует процесс непосредственно Туркменбаши. Иерархи Церкви беспокоятся, что общину ждет очередной раскол.

Сапармурат Ниязов вступил в прямую переписку с предстоятелем Русской православной церкви (РПЦ). Об этом стало известно из опубликованного на днях в Москве ответного послания Патриарха Московского и всея Руси Алексия II туркменскому президенту. Зато текст письма туркменского вождя, адресованного патриарху еще 2 мая, широкой публике неизвестен. Но, если судить по ответу Алексия II, Туркменбаши обратился к нему с предложением «подчинить приходы РПЦ в Туркменистане непосредственно предстоятелю церкви».

Мирскому человеку, далекому от церковных реалий, подобная просьба может показаться весьма лестной для патриарха. Посвященному же сразу станет ясно, что «отец всех туркмен», уверенный, что такие вопросы решаются одним росчерком «отеческого» пера, вторгается в сферу, где представления о церковном мире выдают его земную ограниченность. И со всей свойственной ему деликатностью Алексий II дает понять это Туркменбаши. «В соответствии с уставом об управлении РПЦ решения подобного уровня находятся в компетенции Поместного или Архиерейского собора, — отвечает предстоятель. — Мы с пониманием относимся к Вашей просьбе и изучим ее, когда будет определено время очередного собора». Поскольку такие соборы проводятся не чаще чем раз в пять лет, очевидно, что просьба «алмазного венца туркменского народа» если и будет рассмотрена, то весьма не скоро.

Но что же подвигло Туркменбаши на такое явное вмешательство в дела РПЦ, фактически призывающее к созданию отдельной православной епархии? Как стало известно «Времени новостей», вполне понятное для диктатора стремление ликвидировать досаждающую его зависимость от любых внешних факторов.

Дело в том, что туркменский «благочиннический округ» РПЦ традиционно входит в епархию митрополита Ташкентского и Среднеазиатского Владимира. И, согласно уставу РПЦ, должен отчитываться и своевременно отправлять в Ташкент приходские взносы. Однако нужно себе хорошо представлять, насколько болезненной для Туркменбаши является сама мысль о том, что он в чем-то должен отчитываться перед Ташкентом. Даже если это не имеет никакого отношения к межгосударственным отношениям. Характерная деталь: газета «Нейтральный Туркменистан», в которой регулярно печатаются все получаемые извне здравицы в адрес вождя, намеренно искажает титул митрополита Владимира, заменяя в нем слово «Ташкентский» на «Ашхабадский».

По этой ли причине либо по другой, но благочинный протоиерей Андрей (Сапунов), являющийся попечителем туркменских православных приходов, уже давно не обеспечивает поступление приходских взносов в Ташкентскую епархию, что является его прямой обязанностью.

Как выразился в частном разговоре один из высокопоставленных представителей Московской патриархии, «в Туркмении все очень плохо». Плохо, в первую очередь, с самим отцом Андреем, который по совместительству является заместителем председателя комитета по делам религии при президенте Туркмении.

По свидетельству британского института Кестона, авторитетного исследовательского центра, наблюдающего за соблюдением религиозных свобод в мире, протоиерей Андрей Сапунов передает туркменским спецслужбам информацию, полученную от прихожан на исповеди. Тот же отец Андрей, как указывает институт Кестона, является одним из организаторов травли и преследований религиозных меньшинств в Туркмении — баптистов, кришнаитов, свидетелей Иеговы, бахаистов. Известны случаи, когда верующих немусульман заставляли приносить клятвы на верность Туркменбаши, положа руки на Коран и «Рухнаму» («библию», написанную Сапармуратом Ниязовым. — Ред.).

А три года назад, когда в Ашхабаде запретили православным подписываться на «Журнал Московской патриархии» и распорядились конфисковать и уничтожить все ранее ввезенные в Туркмению экземпляры журнала, благочинный отец Андрей публично оправдал эти меры: «Запрет принесет пользу православным христианам, ибо в страну ввозится много порнографии, вроде газеты «СПИД-Инфо».

Отец Андрей, бывший велогонщик, которого туркменский вождь прилюдно величает не иначе как «мой поп» (у Туркменбаши был, между прочим, и «свой еврей», бывший глава Центробанка, посаженный ныне в тюрьму), вряд ли когда-нибудь возглавит отдельную туркменскую епархию, даже если предположить, что она будет создана. Для этого нужно быть возведенным в сан архиерея. А такой монашеский сан недоступен пока женатому батюшке Андрею, имеющему несовершеннолетних детей. На что же он может рассчитывать?

В кругах РПЦ не исключают, что в Ашхабаде может созреть готовность пойти на каноническое преступление — раскол церкви. Если учитывать известную сумасбродность туркменского диктатора, он может спровоцировать переход туркменских православных приходов в лоно митрополита Константинопольского, охотно прибирающего к своим рукам отколовшихся от Московского патриархата. Тогда и нежелательные связи с Ташкентом оборвутся, да и требования к сану настоятеля приходов в Стамбуле куда более либеральные.

«УК», по материалам FLB.RU

Читайте также: