Владимир Стретович: сегодня генпрокуратура — язва Украины. И она болит!

Эксклюзивное интервью с Владимиром Стретовичем, главой Комитета Верховной Рады Украины по борьбе с коррупцией и организованной преступностью

— Первая часть вопросов будет касаться ситуации, которая сложилась вокруг отставки Святослава Пискуна. По информации «УК», вся проблема с отставкой Пискуна заключается в том, что команда, которая рекомендовала вернуть его на эту должность, сейчас не может найти выхода из ситуации: каким образом легитимно убрать Святослава Михайловича — с тем, чтобы не допустить его возвращения на эту должность в третий раз. Прокомментируйте, пожалуйста, этот тезис. И почему, по Вашему мнению, отставка Пискуна так затянулась во времени?

— Я не могу ответить на вторую часть вашего вопроса. Отставка Пискуна уже бессовестно затянулась. И составляет, как сказал недавний герой известных президентских указов, угрозу национальной безопасности. И это я могу говорить со всем откровением. Потому что с каждым днем в Комитет приходит все больше людей, которые поддерживали помаранчевую революцию, вкладывали в нее средства. А теперь ее оппоненты, внеся определенную сумму в нужный кабинет, попадают под милость прокуратуры…

Приведу такой пример. 8 числа я проводил пресс-конференцию, сигнализировал Президенту о том, что Пискун с Азаровым и Маляренко создали преступное сообщество через своих родственников — фирму «Планета инвестиций» — которая завладела большим сегментом хлебо-булочного рынка Украины…

Я говорил еще в марте, в декабре прошлого года, что второе пришествие Пискуна является нелегитимным. Поскольку есть по этому поводу решение Конституционного суда, которое говорит о том, что должность Генерального прокурора является не местом работы, как в трудовых отношениях между работодателем и наемным работником, когда согласно закону их споры должны решаться в судах, а является должностью политической! Поэтому все вопросы, связанные с увольнением, или реанимированием на эту должность, должен решать Конституционный Суд! Выискивая соответствующее нарушение процедуры или виновность работника. В данном случае — Генерального прокурора на ранее занимаемом посту.

В октябре 2003 года, когда Банчук обратился с рапортом о том, что Генпрокурор представляет собой угрозу национальной безопасности, предал Украину и Президента, состоялось заседание Координационного комитета по борьбе с коррупцией. И на основании его решения был подписан соответствующий указ. Заметьте, что тогда — через месяц-два потерпевший, оскорбленный Пискун, не идет в суд для защиты своих прав. Он идет именно в декабре 2004 года в Печерский районный суд в составе одного судьи, быстро решает вопрос, а магнитная запись, которая известна сегодня многим, говорит, что «на коленях прошу», «сходи к «Папе», пусть не подает апелляцию». То есть Пискун сам осознает, что занял эту должность незаконно. Что он является лже-Дмитрием на этом посту…

Сегодня Святослав Михайлович Пискун является незаконным Генеральным прокурором. Поэтому, если бы это государство было правовым, то все приказы и решения нынешнего Генпрокурора не имеют юридической силы!

В этой связи у Президента сегодня достаточно правовой аргументации для того, чтобы уволить Пискуна с занимаемой должности. Более того, хотя по закону он избирается на пять лет, это означает, что пересматривать его «подвижку» пять лет нельзя! За исключением того, что он творит произвол, что он делает сегодня! В этой ситуации у Президента есть прямое право уволить Генерального прокурора. И в данной ситуации надо перебросить мячик на сторону Пискуна. То есть, Президент отстраняет от занимаемой должности — а у вас есть право обратиться в КС и оспорить это решение Президента.

— Скажите, пожалуйста, вот к нам в редакцию постоянно приходят документы, где обращаются люди, предприниматели буквально со всей Украины, и рассказывают о конкретных случаях беззакония, совершаемых прокурорскими работниками. Причем, работниками, которые занимали свои должности при старой власти, нынешней власти…

— Хочу вам вот что сказать. Ваш сайт называется «Украина криминальная», и он на 100% соответствует названию страны, в которой мы живем. Потому что те коррупционные схемы, которые выстраивались предыдущие 10 лет, сегодня абсолютно не слабнут, а живут и торжествуют. Только те, кто раньше был во власти, сегодня одел помаранчевый шарфик, и выступает в тех же властных полномочиях…

В этом и феномен. Президент заявил: «Мы уничтожим систему коррупции. Выведем экономику из тени». Но сегодня мы еще больше углубили коррупцию. Расхождение между словом и делом достигло огромных размеров. И сегодня, учитывая, что государство, бросив клич народу: «Бандитам — тюрьмы!», – и не делает это. А на самом деле отступило от своих принципов, разуверило граждан этой страны в веру в эту страну. Это для меня самое страшное!..

Вчера у меня на приеме были две женщины. Ситуация тянется с 2003 года. Во время бытового скандала сосед, который был начальником пожарной охраны в Запорожской области, вызвал «Беркут». Эти бойцы, которые не разбираются, кто прав и почему, побили соседей, таскали за волосы женщин, рвали все, как хотели. Сегодня эта потерпевшая предана уголовному преследованию. Они покинула свой дом и боится ареста. И прокуратуры всех уровней, и суды стали на защиту представителя власти! Не гражданина, что гарантировано Конституцией, а на защиту своей системы!

Сегодня сложилась ситуация, что не только жалуются на работников прокуратуры — в районах ничего не поменялось! Пришел новый глава райгосадминистрации, который нередко назначен не по профессиональным качествам, а потому, что верно служил революции. При этом остались председатель суда, прокурор, начальник налоговой, начальник милиции, начальник исполнительной службы. Покажите хоть один район в Украине, где эти кадры были заменены…

— И мы таких районов не знаем…

— Поэтому вот это сращивание, коррупция — что означает подкуп — она, как реки воды. Надо какое-то звено из этой системы выбивать. Одно звено. Это могут быть суды — подняв зарплату и введя законодательные ограничения, что касается пенсий и увольнения с работы. Суды могут подняться, но сегодня — «лежат». Как говорит мой однокурсник — председатель одного из судов: «Ты знаешь, кого мы слушаем? Мы же мелкоту слушаем. Мы слушаем карманников, алкоголиков и т.д. В судах нет дел с «большими рыбами», которые наворовали миллионы». А разве у нас не было случаев хищения бюджетных средств? Все же об этом говорят, но до суда дело не доходит. Они «хоронятся» в прокуратуре! Там смотрят: ага, можем закрыть, а можем и дать ход. Лучше закрыть. Сколько стоит? Столько! Поэтому сегодня Генеральная прокуратура превратилась в «Прокуратуру ЛТД».

И такие случаи повсеместны. Приходит один предприниматель по фамилии Ш. из «Фокстрота». Говорит о том, что незаконно была отобрана его доля. Прокуратура возбуждает уголовное дело. Но тут появляется заместитель Генерального прокурора К. и говорит следователю: «Сколько тебе дать, чтобы ты это дело закрыл?» Тот отвечает: «Я не могу его закрыть. Это же криминал чистой воды». Она идет к высшему своему начальнику и говорит, что такая-такая ситуация, нужно кое-что сделать. И дело закрывают! Оказывается потом, что это стоило ни много, ни мало — 100 тысяч долларов США! Скажите, пожалуйста, как поступить в этой ситуации. Когда нет видеофильмов и прямых доказательств, что деньги носили и передавали? Но по факту, почему-то, появляются слухи по отношению именно этого заместителя, именно по этому делу, именно в это время, когда об этом говорят.

Другой пример. Это относительно вашего материала «Кто ищет компромат на Стретовича?». В Одессе мошенники подделали протокол собрания акционеров и забрали целый завод, «Нептун». Мы выехали на место со своими сотрудниками из Комитета. Собрали все стороны: и нотариусов, и судей, и прокуроров. Начали разбираться публично. И ни у кого не осталось сомнений, что протокол собрания акционеров сфальсифицирован. А виновные доказывали, что жена бывшего акционера пришла и расписалась — сама у себя забрала акции. Возбудили уголовное дело по факту. Нашли виновных, допросили. Все шло своим чередом. В парламенте ко мне подходит депутат Виталий Майко и говорит: вы не очень там по Одессе размахивайтесь. У нас там тоже есть влиятельные люди. Мы хорошо, говорит, знакомы с товарищем Кинахом, мы в хороших контактах с прокуратурой. Я ему говорю: действуйте. И они действуют! Через три недели Генеральная прокуратура изымет дело из Одесской прокуратуры по «Нептуну» и закрывает его в связи с тем, что там отсутствует состав преступления, и есть решения судов (они тоже в связке) по этому факту.

Вот и получается, что сегодня Генеральная прокуратура, как дочь цезаря — вне подозрений! Кто против чиновника прокуратуры может сегодня возбудить уголовное дело? Общество не готово воспротивиться такому «беспределу», исполнительная власть парализована, Гарант Конституции, кажется, не хочет этого видеть и принимать какие-либо меры!

— По вашему мнению, почему Ющенко закрывает на все это глаза?

— Это нужно спросить у Президента. Я думаю, что он все это знает и все анализирует. Но почему все это происходит — я не знаю. Я вчера смотрел прямой эфир на НТН с Пискуном и, простите, мне было жалко страну за комментарии, которые говорил главный ее законник. Его ответы не вписываются в правовое восприятие. Как Генпрокурор может так реагировать на вопросы: мол, мало что я раньше говорил?

— Отойдем от личности Пискуна. Это уже диагноз. И оценку его психическому состоянию должны давать соответствующие специалисты. Вопрос в другом. Его прокурорский конец и отставка совпадет, надеюсь, с возбуждением против него уголовных дел. Скажите, пожалуйста, судя по ситуации, которую мы можем наблюдать, реагируя на письма читателей и документы, которыми располагает «УК», прокуратура, как система разложилась…

— Если бы она «легла» и «лежала» — было бы легче. Так она же мешает! Она стала язвой. И эта язва уже болит!.. Прокуратура выискивает дело по любому основанию. Например, вносит протест в Киевсовет. Звонят прокуроры тому, против кого внесли, и говорят: нам надо встретиться! Протест очень серьезный и вы понесете большие убытки. Если вы заплатите нам вот столько-то, мы согласны его отозвать. И начинают зарабатывать на этом! Вдумайтесь только!..

— Владимир Николаевич, вы можете подробней рассказать о том, как вам Ющенко предложил стать Генеральным прокурором, и какие переговоры по этому поводу у вас состоялись с Пискуном?

— Я сейчас нахожусь в очень сложной ситуации. И не по личной инициативе попал в нее. Начиналось все с того, что на праздновании Дня Киева Президент увидел меня среди участников торжеств в мэрии и говорит: «Чего ты здесь ходишь? Иди делом занимайся». Я говорю: «Каким делом?» Он: «Пора идти уже работать, серьезно браться за работу». Я говорю: «Виктор Андреевич, я не понимаю, какую работу вы имеете в виду». Он: «Надо идти в прокуратуру». Этот разговор произошел в конце мая.

Конец июня. Мне звонят из Генпрокуратуры и говорят: «Вас ищет генеральный, просит, чтобы вы приехали». Я говорю: «Если ему надо – пусть он и едет». Звонит мне Пискун по телефону: «Володя, привет. Я решил тебя назначить первым заместителем». Я спрашиваю: «А за что такие божьи ласки?» Пискун отвечает: «Я посоветовался с Президентом, и мы решили». Я ему говорю: «А я с Президентом не советовался. Я – председатель Комитета Верховной Рады, пришел вместе с Ющенко в парламент, поэтому хочу с ним поговорить, а потом принимать решение». После этого все затихло.

5 июля. В парламенте обсуждается вопрос по ВТО. Приходит Президент. Я подхожу к нему, и он мне еще раз повторяет: «Володя, надо сделать так, чтобы в стране чтили два документа — Библию и Закон». Я говорю, что готов в этом помочь. Он мне отвечает: «Тогда в пятницу приходи, и мы с тобой поговорим».

Приходит пятница. 9.30. Никто мне ничего не говорит. Может, Президент запамятовал? Я звоню в Секретариат и попадаю на Третьякова, первого помощника Виктора Андреевича: «Александр Юрьевич, а что с моей встречей с Президентом?» Он мне: «Президент обиделся на твою телеграмму». Я говорю: «Как обиделся? На какую телеграмму?» «Ну, ты написал телеграмму, что хотел встретиться» и т.д. «Когда это было?» — «Я не знаю, но встречи не будет».

Оказывается, была телеграмма. Датированная 18 июня. А речь идет о 8 июля. Эту телеграмму я послал после того, как не получил ответ на третье письмо, где я информировал Президента о фактах коррупции. Получалось, что кто-то нашел эту телеграмму и долго думал, как ее преподнести Виктору Ющенко. А сказали буквально: «Вот, смотрите, еще не стал Генеральным, а уже телеграммы шлет». Президент отреагировал соответственно: «Дайте тогда ему телеграмму, что в удобное время я его приму».

Приходит 1 августа. Я на отдыхе в Севастополе. Ходим — смотрим корабли. Тут же Президент. Разворачивается и спрашивает: «А где Володя?» Я подхожу, и он мне говорит: «Ты опять ходишь без дела?» Я у него спрашиваю: «Что мне делать?» — «Иди в прокуратуру и наводи там порядок». Я спрашиваю: «В качестве кого?» Он: «Пока что — первого заместителя». Я спрашиваю: «А кадры вы мне даете?» — «Бери кадры, бери что хочешь». Я сказал, что понял, и в тот же день перезвонил Пискуну. Говорю: «Святослав Михайлович, вот сейчас Президент публично заявил, чтобы я шел в ГПУ помагать вам наводить порядок». «Хорошо, Володя, хорошо. Я знаю об этом разговоре, мы все решим. Я сейчас еду в Киев — там Колесникова выпускают, а через день встретимся».

Встречаемся. Пискун мне говорит: «А я тебя я не возьму в прокуратуру. У меня места нет. Ты ж на голову Винокурову (заместителю С.Пискуна) садиться не будешь». Я говорю: «Не буду, и не собирался. Что мне Президенту сообщить?» — «Не знаю. Кроме того, имей в виду, ты же не профессионал. Даже если ты пойдешь в прокуратуру, я соберу аттестационную комиссию — Корнякову, Медведько, Кудрявцева, Шокина — и мы признаем, что ты полностью профнепригоден». Я говорю: «Так вы ж политически проиграете». А он мне в ответ: «А кому ты пожалуешься?..»

До этой фразы я не знал еще, что судебная система в одной смычке с прокуратурой — Маляренко с Пискуном! Поэтому я вернулся в Киев и сказал журналистам, что не хочу быть в прокуратуре вместе с Пискуном.

Второй удар был нанесен по мне в пятницу, когда одно из российских радио сообщило, что я уже назначен Генпрокурором Украины. Представляете, в каком я пребывал состоянии, когда мне приходилось отвечать на десятки звонков знакомых и коллег, которые меня поздравляли. Поэтому я уже только об одном прошу Президента: давайте встретимся, и вы мне скажете, как мне быть в этой ситуации?

— То есть более конкретных разговоров на эту тему у вас с Ющенко не было?

— Нет.

— Как вы считаете, а может Пискун носить в своем портфеле какие-то тайны, которые мешают Ющенко его убрать с должности Генерального прокурора?

— Я не знаю. С точки зрения политической, затягивание этого процесса порождает много слухов, которые не красят нынешнюю власть. И если бы это чувствовали аналитики, которые помогают главе государства, они сами бы сказали, что вопрос с прокуратурой перезрел и его нужно немедленно расчищать…

— Как бы мы не относились к предыдущему Президенту Леониду Кучме, но он четко видел заранее скандальные моменты. И как только начинало где-то тлеть — моментально выливалось туда ведро воды. Сегодня аналогичные процессы длятся месяцами. И попасть к Президенту, и что-то объяснить — просто невозможно. Значит, ему объясняют другие, которые показывают, что ничего критического не происходит. Мне в такой ситуации хочется кричать: «Алярм!» Вот хочу вам привести еще такой один пример. В этом году наши государственные органы — ни Кабинет министров, ни секретариат Президента, ни Верховная Рада — не выпустили ни одного антикоррупционного документа!

— Вы хотите сказать, что на объективное расследование возможных коррупционных действий со стороны Третьякова, Порошенко, Мартыненко рассчитывать не приходится?

— Я об этом сказал еще в первый день, когда это прозвучало. Простите, но некорректно поступил Президент, который сказал, что он убежден, что там никаких коррупционных действий нет. Как себя в данном случае поведет команда, которая будет заниматься этим расследованием? «Мы подтверждаем слова Президента — коррупционных действий найдено не было». Я тоже не хочу, чтобы такая вакханалия происходила в высших эшелонах власти! Но с другой стороны: а если найдут? И будут доказаны утверждения бывшего Госсекретаря Александра Зинченко? Как быть в этой ситуации?..

Разве не было подобных прецедентов, когда в январе было заявлено, что через два месяца «дело Гонгадзе» будет в суде? Сегодня уже сентябрь. Итак, у меня вопрос: кто подставляет Президента? Кто ему дает такую информацию?

— Вы, наверное, думали о том, что сегодня нужно предпринять в первую очередь, чтобы восстановить статус Генеральной прокуратуры в государстве?

— По моему убеждению, сегодня, когда Украина погрязла в скандале, Президент должен уделить максимум внимания этой конституционной институции. В силу своего статуса Генеральная прокуратура может стать сильным инструментом в руках государственной власти. Но для этого необходимо, во-первых, совершить как кадровые изменения, так и институционные. Прокуратуру следует устраивать по европейскому типу. Чтобы не губернатор шел к Генпрокурору или народный депутат, и требовал от ГПУ назначить того или иного прокурора в области. А чтобы это была жесткая вертикаль, где каждый знал, что он подчиняется только закону и Генеральному прокурору. А Генпрокурор, соответственно, находится под прессом всей общественности.

А у нас действия прокуратуры, которая ходит и требует с каждого предприятия «на лапу», порождает теневую экономику.

Во-вторых, мы совсем забываем то, что прокурор может влиять на судебную власть. Когда приходит сигнал о том, что судья построил дом на 50 тысяч долларов, купил машину, можно его вызвать в Высший совет юстиции и поинтересоваться, за какие деньги он приобрел это имущество. Если бы прокуратура занималась своими обязанностями, то каждый судья знал бы, что такая информация дойдет до Генеральной прокуратуры. И не было бы коррупции в судейских рядах. Почему прокуроры этим не занимаются? Да потому, что они все крутятся в одном круге — прокурор, судья, начальник милиции…

Кроме того, у нас есть прокуроры, которые по десять лет работают на одном месте. Они уже обросли там родственниками, сватьями, кумовьями. Прокурор же — государственный служащий! Почему его через пять лет не послать работать за 300 километров от предыдущего места работы? Говорят, а как быть с квартирой? Люди добрые! На 600 прокуроров государство не может построить 600 домиков, которые будут в государственной собственности?..

У нас же прокуроры в областях находятся на побегушках у губернатора: что подать? Что принести?

— А с чего начать борьбу с коррупцией?

— С чего? Всю систему государственных органов не поднимем. Давайте начнем с прокуратуры! Пусть каждый прокурор добровольно сдает декларацию о своем доходе и имуществе. А дальше мы смотрим, как растут их доходы. Я скажу вам как ученый. Пока коррупция имеет материальную основу — в виде денег, машин, подарков и должностей — с ней можно бороться, и ее можно обнаруживать. Но в силу субъективных моментов, в лице нынешнего Генерального прокурора и его окружения, прокуратура превратилась в тормоз для дальнейшего развития демократии в Украине.

— Владимир Николаевич, вернемся к политическим вопросам. Сначала ходили разговоры, что Пискун на выборах может пойти в списке НСНУ. Теперь появились слухи, что он зарезервировал себе место в БЮТ. Вам известно что-то по этому поводу?

— Пискун стремится пойти на выборы. Но какой блок этого Генпрокурора возьмет при его нынешнем реноме — я не могу представить. Он, естественно, дружен с некоторыми функционерами из «Нашей Украины». Я думаю, что это и является его гарантией, что он абсолютно неуязвим. С другой стороны, действительно, два дня назад проскочила информация, что он договорился с Тимошенко и Турчиновым, и они будут вместе действовать, чтобы обеспечить свое политическое будущее. Как на самом деле будут развиваться события — сказать трудно. У него есть только два пути: либо идти в депутаты, либо против него будет возбуждено уголовное дело.

— Вы имеете в виду дела по тем фактам, которые были обнародованы на заседании координационного комитета в 2003 году?

— Да.

С Владимиром Николаевичем беседовали Ярослав Коцюба и Глеб Плескач, «УК»

14 сентября 2005 года

Читайте также: