Россия слишком быстро делится на богатых и бедных

Наша страна постоянно увеличивает социальные расходы. По данным Евразийского банка развития, Россия и некоторые страны СНГ лидируют по темпам роста социальных расходов. Казалось бы, что плохого? Значит, заботимся о своих не слишком везучих согражданах. Однако аналитики банка объясняют высокую долю социальных расходов увеличением разрыва между доходами самых богатых и самых бедных слоев населения, что вовсе не красит социально-экономическую ситуацию внутри страны.

Все большее количество россиян оказываются за чертой бедности: государству приходится оказывать им социальную поддержку, чтобы избежать напряженности в обществе.

— Социальная ситуация в стране ухудшилась по сравнению с прошлым годом, — прокомментировал ситуацию нашей газете доктор экономических наук, директор Института социальной политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Сергей Смирнов. — Это подтверждает даже Росстат. В этом году (по сравнению с прошлым) упал средний уровень назначенных пенсий. Ненамного, но упал.

Даже в кризисные годы (2009 — 2010) размер пенсий возрастал, зачастую пенсия по своей доходности превышала зарплаты трудоспособного населения. Заработная плата выросла по сравнению с 2010-м, но тоже меньше, чем в кризисные годы. К тому же на ухудшение ситуации влияет опережающий рост цен на товары первой необходимости. По крупам, например, наша покупательская способность снизилась в два раза. Потребительская корзина россиян оскудевает. И, на мой взгляд, предпосылок для резкого улучшения ситуации нет.

Значит, все печально для нас с вами — рядовых обывателей. А тут еще один блогер поделился информацией. Нарыл он во время уборки дома книжицу — программу перехода к рыночной экономике 1990 года издания, а к ней приложение — «Минимальная потребительская корзина мужчины работоспособного возраста» (подготовлена Госкомтруда СССР в 1989 году). Блогер сравнил ее содержимое с потребительской корзиной 2007 года и выяснил шокирующие вещи. В 1989-м нашему мужику полагалось 20,3 килограмма мяса в год, а в 2007-м уже 15. Сметаны было 4,2 кг в год, а стало 1,8. Печенья вместо 3,3 кг — 0,7 кг (в год!). Дескать, нечего вам, как Плохишу, печенье с вареньем трескать, заелись совсем.

Особо ужаснул блогера тот факт, что имеющиеся в минимальной корзине советской поры 120 презервативов превратились в современном лукошке в ноль без палочки. То же самое случилось с деньгами на подарки, цветы, отпуск, кино, концерты и прочее. То есть российская минимальная потребительская корзина эпохи капитализма мало того, что заставила затянуть пояса людям, но и отказала мужчинам в возможности ощущать себя таковыми.

Эти бесполые существа трудоспособного возраста не смогут в рамках корзины ни цветы женщине купить, ни в кино сводить. Кстати, в минимальной потребительской корзине 2007 года отсутствуют также галстуки, а жизнь банного полотенца продлена с четырех лет (по сравнению с 1989 годом) до восьми. Селедочница и гусятница, входившие в джентльменский набор советского гражданина, в наше время отсутствуют напрочь: гусями нечего баловаться, а селедку можно и с газеты трескать.

Даже с интеллектуальными штучками у нас проблемы: в советские времена в доме полагалось иметь шахматы, книжный шкаф и письменный стол. В современной потребительской корзине эти предметы отсутствуют, при этом компьютер, например, тоже не появился. То есть, если ты человек с маленькими доходами, то и ходи себе дикарь-дикарем: даже с новостями дня не ознакомишься, потому что компьютер тебе не полагается, да и советские расходы на периодику из корзины тоже выкинули.

Специалисты также напоминают о расходах, связанных с оплатой жилья и коммунальных услуг. С уменьшением доходов и ростом тарифов резко увеличивается число получателей субсидий. А это тоже ложится бременем на бюджет, который вовсе не резиновый.

Конечно, есть возможность пополнить казну — увеличить, например, налоговые поступления за счет прогрессивного налога.

— У меня нет готовых рецептов для улучшения ситуации, — говорит Сергей Смирнов. — Правительственные аналитики прекрасно видят, что происходит. Поэтому государство предпринимает некие довольно разумные шаги. Например, когда говорит о прогрессивном налоге, в частности, налоге на имущество. Однако граждане, видя неэффективность расходования налоговых поступлений, задаются вопросом: зачем в таком случае помогать государству?

Сейчас появился целый пласт фрилансеров — людей, которые трудятся по своему собственному графику, нигде официально не числятся и налогов со своего вознаграждения государству не платят. При этом они облегчают жизнь государству, поскольку не требуют социальных гарантий. Такой получается некий негласный договор: я вас не трогаю, а вы меня. Однако каждый из нас может попасть в ситуацию, когда понадобится помощь. Вот поэтому все и выливается в распределительную систему.

А еще эксперт считает неэффективной нынешнюю пенсионную систему. Сегодня в столице, например, уравнены в правах те, кто работал, не потея, и те, кого всегда отличал интенсивный труд. С одной стороны неплохо, что людям с маленькой пенсией город доплачивает, чтобы общий уровень жизни в столице не снижался.

С другой — тот, кто трудился с огромной отдачей, получал хорошие деньги, но вдруг недобрал нужного года стажа (или еще какая-нибудь закавыка образовалась при назначении пенсии), будет получать столько же или совсем немного больше, чем получает его нерадивый коллега. Возникает вопрос: если государство так относится к своим налогоплательщикам, то зачем рваться налоги платить? Проще получить жалованье в конверте и потратить все на себя и семью. Наступит пенсионная пора — все равно не дадут с голоду умереть. То есть, считает эксперт, пенсионная система станет выполнять функции социальной защиты.

А социальная защита вполне реально может вам понадобиться задолго до выхода на пенсию.

— При низком уровне доходов граждане объективно не могут сберегать, — продолжает Сергей Смирнов. — Вклады в банках растут, но очень неравномерно распределяются между вкладчиками. Многие россияне расходуют свои заработки буквально с колес. Все-таки основная наша проблема — это низкие зарплаты.

Кстати, некоторые аналитики считают: по объемам социальных выплат наша страна сейчас на пределе возможностей. Это связано не только с размером затрат, но и с их структурой: ведь до 70 процентов общего объема социальных расходов сегодня уходит в ту самую неэффективную пенсионную систему, чтобы покрыть дефицит средств Пенсионного фонда. Тогда как другие социальные группы недополучают необходимой поддержки.

А тем временем информагентства сообщают: 16 генеральных директоров и крупных акционеров ведущих французских компаний подписали петицию, в которой просят правительство Франции брать с них больше налогов для решения финансовых проблем страны. Они просят увеличить налогообложение их личных доходов, не трогая при этом финансовые потоки компаний. Правительство Франции также планирует взимать больше налогов с тех, кто зарабатывает более одного миллиона евро в год. В США за увеличение налога для богатых выступает сам президент Барак Обама.

Конечно, здесь речь, как и у нас в стране, идет о пополнении прохудившегося бюджета. Только у нас он по-прежнему пополняется за счет налоговой нагрузки не на капитал, а на труд. Так что мы, рядовые граждане страны, без особых доходов и права на презервативы, галстук и печенье, как раз и содержим на свои кровные наше общество. Это на наши налоги строятся и обслуживаются в стране дороги и инженерные коммуникации, в том числе и на пути в элитные кварталы и поселки к коттеджам-дворцам. И за это нам — жизнь ниже плинтуса с полупустой корзиной в руках.

Автор: Ирена ТАТОНОВА, Московская правда

Читайте также: