Ствол переговоров. Чем вооружены украинцы

В этом году количество оружия и боеприпасов, которое граждане Украины добровольно сдали в милицию, перевалило за 10 тысяч. При этом на руках у населения все равно «ще трохи є…».

 

Вначале октября в один из полтавских райотделов милиции явился мужчина с мешком. В мешке лежал автомат Калашникова и несколько десятков патронов к нему. Как объяснил обладатель оружия Василий, в 1993‑м его зять пригнал из воевавшей тогда Абхазии подержанный форд, а спустя год, когда чинил автомобильную дверцу, обнаружил внутри АКС-74У.

Василий решил забрать у зятя находку — от греха подальше — и спрятал у себя дома под диваном, на всякий случай. Спустя 17 лет в семье случился конфликт, и зять пригрозил тестю тюрьмой. Тесть сыграл на опережение, принёс «калаш» в милицию. За незаконное хранение оружия дают до пяти лет тюрьмы, но в октябре продолжался месячник добровольной сдачи, и Василия не посадили.

Сам себе оружейник. Полковник милиции Игорь Игнатьев показывает стенд с оружием, изъятым из незаконного оборота. Здесь много самодельных пистолетов Фото: Иван Черничкин, Фокус
Сам себе оружейник. Полковник милиции Игорь Игнатьев показывает стенд с оружием, изъятым из незаконного оборота. Здесь много самодельных пистолетов Фото: Иван Черничкин, Фокус

 

Эхо войны

Это нетипичный случай, говорит начальник Управления разрешительной системы и лицензирования Департамента гражданской безопасности МВД Валентин Медведь, — военное оружие приносят крайне редко. Как правило, украинцы избавляются от охотничьих ружей, травматических и газовых пистолетов, холодного оружия. «Владельцы охотничьих карабинов стареют, умирают, а оружие пылится на чердаке. Родственники о нём и не вспоминают. До тех пор, пока участковый не составляет протокол и не заводит уголовное дело, тогда и начинаются проблемы. Чтобы этого не случалось, мы проводим месячники добровольной сдачи», — рассказывает Валентин Медведь.

Помимо охотничьих карабинов часто приносят советское или немецкое оружие времён Второй мировой войны, чаще всего исправное. Спустя полвека милиция продолжает изымать у граждан целые арсеналы таких запасов. Вот случай двухнедельной давности: в Одесской области стражи порядка изъяли у торговца оружием шесть гранат, четыре миномётные мины и сотню патронов калибра 7,62 времён войны.

Тех, кто сдаёт боеприпасы во время месячника, освобождают от ответственности. Если только экспертиза не покажет, что оружие было задействовано в преступлении. Стволы в хорошем состоянии отправляют в оружейные магазины (вырученные средства идут на оплату коммунальных услуг МВД), негодные — уничтожаются в плавильных печах, взрывчатка утилизируется. У оружия, изъятого из незаконного оборота, другой путь: его направляют в Государственный научно-исследовательский экспертно-криминалистический центр (НИЭКЦ) МВД.

Недобровольная сдача

Замначальника лаборатории криминальной экспертизы НИЭКЦ полковник милиции Игорь Игнатьев показывает Фокусу некоторые экземпляры. «Вот луганский пистолет-пулемёт бандитских девяностых, а вот, — он указывает на орудия, внешне похожие на немецкий автомат МП-40, — два чеченских „Борза“, их выпуск был налажен ещё во время первой войны». По словам эксперта, в ходе любого конфликта с участием незаконных военных формирований появляются новые образцы оружия — простые, дешёвые, стреляющие распространённым пистолетным патроном.

Армянский пистолет-пулемёт К6‑92 — детище войны в Нагорном Карабахе, хорватский «Аграм» был создан в начале войны в Югославии. Со временем такое оружие перекочёвывает в преступный мир. «Например, „Борзы“ клепали большими партиями на консервном заводе, только в Украине их было изъято несколько тысяч», — говорит Игнатьев.

Кроме контрабандного импорта в музее есть и отечественное самодельное оружие. Эксперт демонстрирует кустарно изготовленный пистолет, внешне неотличимый от заводского изделия. «Парень двадцать штук таких сделал. Думаю, изначально это было увлечением, удовлетворением интереса, что ли, а уже потом превратилось в бизнес», — предполагает эксперт.

На соседнем стенде — ещё более необычные образцы: австрийский пистолет «Колибри» для развлекательной комнатной стрельбы (таких было выпущено всего двести штук), бельгийский револьвер «Велодог» для защиты велосипедиста от уличных собак. Поскольку в Украине нет закона, позволяющего коллекционеру оружия хранить дома боевые стволы, а коллекционеров очень много, музей НИЭКЦ постоянно пополняется раритетными пистолетами.

«Даже за хранение вот этих дуэльных пистолей грозит уголовная ответственность, хотя это дорогие коллекционные образцы, которые, по сути, не представляют опасности для общества», — говорит начальник лаборатории. Есть в музее и более мощное оружие — гранатомёты, противопехотные и противотанковые мины. «Всё, что хранится на военных складах, вполне может быть украдено», — отмечает Игорь Игнатьев.

Домашний арсенал

Впрочем, чтобы завладеть военным оружием, в Украине не обязательно разворовывать армейские склады — в любом крупном оружейном магазине за 6–7 тыс. грн. можно купить автомат Калашникова, модифицированный под охотничий карабин: он не стреляет очередью, имеет заклёпку в прицельной планке (прицельный огонь можно вести на расстоянии до 300 м), в него невозможно вставить магазин на 30 патронов (только на 10), и он не стреляет при сложенном прикладе. Однако на специализированных форумах в Интернете можно найти подробную инструкцию по восстановлению исходных функций АК — для этого потребуются три оригинальные детали, напильник и 20 минут времени.

Между тем автоматы покупают отнюдь не для походов на вепря. Михаил Кайдан, работающий инструктором по стрельбе в крупнейшем спортивно‑стрелковом комплексе «Сапсан», говорит, что далеко не все владельцы оружия в Украине — охотники. Если в СССР при покупке гладкоствольного охотничьего ружья нужно было предъявить охотничий билет, а иметь нарезную винтовку могли только охотники-промысловики в глухой тайге, то сегодня приобрести гладкоствол может любой гражданин без судимостей и психических расстройств.

«С винтовкой сложнее, — утверждает Михаил Кайдан, — нужно иметь пятилетний опыт владения гладкостволом и получить разрешение не в районном, а в областном департаменте». На форумах пишут, что красная цена разрешения на оружие в Украине — $400. На этом фоне невозможность коллекционировать мушкеты XIX века кажется абсурдной.

Киевлянин Дмитрий хранит в своей квартире немецкий автомат MР-40, пулемёт MG-42, парабеллум и ещё несколько экземпляров оружия Третьего рейха. Он коллекционирует массогабаритные модели (МГМ) — оригинальные орудия в небоеспособном состоянии. Дмитрий, как и многие другие коллекционеры ММГ, недоволен тем, что ему приходится собирать сувениры, а не боевые стволы. Мотивы законодателей, запретивших гражданам хранить дома огнестрельное оружие, кажутся ему неубедительными. «Когда возникает задача кого‑нибудь пристрелить, пистолет для этого всегда найдётся», — подчёркивает он.

Автор: Евгений Сафонов, Фокус

Читайте также: