Одним фашистом меньше. Зачем судить преступников 70 лет спустя

В Венгрии арестован 97-летний нацистский преступник Ладислаус Чижик-Чатари – первый в списке самых разыскиваемых нацистских преступников по версии Центра Симона Визенталя. Учитывая, как долго обычно длятся суды над экс-офицерами Третьего Рейха, Чатари вряд ли услышит вынесенный ему приговор. К чему все это?

Отыскали Ладислауса Чатари журналисты британской «The Sun» с помощью собранных Центром Визенталя документов. В минувшее воскресенье газетчики пришли к «нацисту №1» прямо в квартиру в элитном районе Будапешта. В среду власти Венгрии арестовали Читари, но после первого допроса отпустили под домашний арест, предварительно изъяв его паспорт.

REUTERS/Laszlo Balogh
REUTERS / Laszlo Balogh 

Ладислауса Чатари подозревают в причастности к гибели более пятнадцати тысяч евреев. Во время Второй мировой войны он служил офицером полиции в словацком городе Кошице, откуда отправлял евреев в Освенцим. В 1948 году в Чехословакии его заочно приговорили к смертной казни.

До 1995 года он скрывался в Канаде, где даже смог получить гражданство, торговал арт-объектами. Но канадским властям стало известно его прошлое, и он бежал в Венгрию, где жил, почему-то уже под собственным именем. Возможно, был уверен, что через 70 лет военные преступления никого не будут волновать.

Он, однако, не принял во внимание, что существуют такие организации, как Центр Визенталя. Этот центр назван в честь одного из известных «охотников за нацистами» – так называют людей, которые по личной инициативе разыскивают нацистских преступников, документы и исторические свидетельства времен холокоста.

В установлении правосудия в отношении преступников Второй мировой войны у «охотников» было больше промахов, чем успехов. Например, в прошлом году в Австрии спокойно скончался на 99-м году жизни Миливой Аснер, возглавлявший в середине сороковых полицию Хорватии. Аснер принимал участие в депортации и отправке в концлагеря сербов, евреев и цыган, и в списке Центра Визенталя занимал четвертое место.

Третье принадлежало Самуэлю Кунцу, умершему на 89-м году жизни незадолго до назначенного над ним судебного процесса. Кунц работал охранником в польском лагере смерти «Бельцек», где погибли около 500 тысяч евреев.

Читари сотрудники Центра Визенталя нашли около года назад. Все это время они следили за ним и собирали доказательства, что этот именно тот человек, который им нужен. Журналисты «The Sun», которым в руки попали документы Центра Визенталя, лишь ускорили процесс.

«Самым разыскиваемым» нацистом он стал, скорее всего, потому что остальные уже давно умерли. А преклонный возраст оставшихся в живых преступников все чаще порождает дискуссию о том, стоит ли преследовать этих стариков за преступления семидесятилетней давности.

«Мне кажется, что дело тут не в персоналиях, – объясняет кандидат исторических наук Евгений Гурьев, – а в самом нацизме и памяти о его преступлениях. Крупных деятелей, настоящих идеологов и массовых исполнителей уже нет в живых, а нынешним преступникам действительно много лет. Тюремное заключение ничего уже не изменит в их судьбе, но важно твердо дать понять, в первую очередь, молодежи: нацизм – это зло, наказание за которое неотвратимо, несмотря ни на что. В конечном итоге это нужно всем нам».

В последнее время история все чаще переписывается. И виной тому не только находки археологов и изыскания ученых, но и политические интересы стран, а то и отдельных личностей. Факты зависят от оценки, а оценка – штука переменчивая; взять хотя бы шествия легионеров СС в Латвии. «История пишется для установления строгой истины», – говорил Плиний Младший. Вряд ли сегодня можно с ним согласиться. Теперь история пишется для создания имиджа государства, сохранения или разрушения чьей-то репутации в качестве дипломатического хода.

Дело Чатари – далеко не первый случай, когда нацистский преступник попадал под стражу в преклонном возрасте. И если дать старику возможность спокойно унести с собой призраки прошлого, пусть даже и жестокого, ничего, по сути, не изменится. Ничего, кроме строгой исторической истины, которая может образумить какого-нибудь юного скинхеда. Сотрудники организаций вроде Центра Визенталя утверждают, что «охотится» за последними оставшимися в живых нацистами их заставляет именно необходимость установления истины и справедливости, а не жажда запоздалой мести.

Автор: Марина Васильева, Русский Репортер    

Читайте также: