Поднебесная — с небес на землю: падение юаня и тяжелая экономическая депрессия

«Всегда смотри на вещи со светлой стороны, а если таковых нет — натирай тёмные, пока не заблестят», — гласит китайская народная мудрость. Видимо, именно натиранием темных сторон своей экономики в ближайшее время и займется Поднебесная. Произошло закономерное событие, которое потрясло экономическое сообщество – девальвация юаня

Китай – мощная держава, которая из отсталой и закрытой страны превратилась в мирового экономического лидера. По крайней мере, именно так было несколько лет назад. КНР является крупнейшим экспортером, находится на втором месте после США по объему годового ВВП и паритету покупательской способности.

Однако с июля 2015 года на мировой рынок стали поступать тревожные сигналы – экономика Китая начала постепенно сбавлять обороты, спровоцировав серьезные проблемы на фондовой бирже. Сегодня Китай склонен к промышленному производству, что проявляется в крупномасштабных производственных и инфраструктурных проектах, которые стимулируются за счет прямых и непрямых государственных субсидий. Такой подход положительно влияет на рост ВВП.

Но основной проблемой такого пути развития эксперты называют несоответствие уровня ВВП и уровня занятости: если рост ВВП на протяжении длительного времени составлял около 10%, то рост занятости – всего 1-2%. Даже стремительные темпы индустриализации и активный мировой экспорт (Made in China, кто же не видел этого лейбла на любой возможной продукции) не могут полностью поглотить массивную рабочую силу Китая. Другим следствием перекошенной модели роста стало снижение доходов населения по отношению к ВВП с 70% в 1990 г. до 60% в 2009 г. Другими словами, китайским домохозяйствам мало проку от экономической мощи своей державы.

Эксперты Conference Board отмечают, что производительность труда в Китае сокращается отчасти потому, что инвестиции в инфраструктуру и недвижимость уже не имеют такой отдачи, как раньше. Между тем, правительственные и партийные чиновники не дают рыночным силам развиваться, что негативно влияет на внедрение инноваций.

Наибольший переполох вызвал кризис на фондовых рынках Китая. Руководитель школы востоковедения ВШЭ Алексей Маслов назвал эти колебания «предкризисным» состоянием, которое стало вполне ожидаемым в связи с тем, что китайское руководство призвало вкладываться в ценные бумаги обычных физических лиц.

«Китайское руководство призывало граждан вкладываться в ценные бумаги, причем вкладываться не только серьезным, опытным игрокам, но и, что называется, домохозяйкам».

В итоге произошло закономерное событие, которое потрясло экономическое сообщество – девальвация юаня. Китайский народный банк снизил «средний курс» юаня до 6,40 юаней за доллар. Этот показатель стал самым низким за последние четыре года. Начало девальвации фактически продолжает череду экономических потрясений Китая, которая началась с падения фондового рынка в июле. И именно девальвация стала толчком для обсуждения экономического вопроса Поднебесной в массах.

Пока что в интернет-кругах обсуждается две основные версии: официальная и «циничная»:

fritzmorgen

«Официальная» заключается в том, что Китай сделал решительный шаг на пути реформирования своего валютного рынка для того, чтобы увеличить шансы на включение юаня в список резервных валют МВФ. Сторонники официальной версии указывают на то, что МВФ уже давно требовал от Китая, чтобы курс юаня определялся рынком, а не директивами китайского ЦБ. "Морковкой" в этом случае выступает перспектива включения юаня в список резервных валют МВФ. Если МВФ не кинет Пекин и действительно включит юань в список резервных валют МВФ, то ЦБ по всему миру начнут покупать юани для пополнения своих золотовалютных резервов. Сейчас, по крайней мере на официальном уровне, Пекин идет навстречу МВФ и фиксирует официальный курс юаня примерно там, где его желает видеть рынок. <…>В сложившейся ситуации МВФ радостно хлопает в ладоши, а Файнэншл Таймс посвящает руководителю китайского ЦБ Чжоу Сяочуаню хвалебные статьи».

«Теперь «циничное» объяснение. Согласно этой теории, все рассказы про то, что китайский ЦБ желает дать рынку право голоса в процессе определения официального курса юаня — глупости, рассчитанные на доверчивых иностранцев. На самом деле Китай занимается "валютной войной" против США и своих соседей по континенту».

«Циничная» версия поддерживается некоторыми официальными лицами – например, Дональд Трамп, республиканец, баллотирующийся на пост президента США и напоминающий своими высказываниями беспрецедентные афоризмы Никиты Хрущева,заявил, что девальвация юаня разорит американскую экономику, а Китай «восстановил себя путем высасывания денег и рабочих мест из Штатов». («China has rebuilt itself with the money it’s sucked out of the United States and the jobs that it’s sucked out of the United States»).

Несмотря на отсутствие каких-то конкретных выводов, витают и мысли о «теории заговора»:

«Правду мы узнаем довольно быстро. Если юань будет девальвирован сильнее 10%, значит, Китай взял курс на жёсткую валютную конфронтацию с Евросоюзом и США, и экономики этих регионов ожидают весьма непростые времена»

Девальвация юаня стала действительно тревожным событием для мировой экономики. Особенно это отразилось на экономически слабых странах.

fritzmorgen:

«Слова Трампа не лишены логики: экономика США сейчас крайне неустойчива, и снижение курса юаня вполне может стать тем толчком, от которого она полетит в пропасть. Китай, в свою очередь, твёрдо настроен прибегнуть к испытанной своей тактике: больше работать и меньше кушать.

Девальвация юаня на 15-20% вполне вероятна, и далеко не факт, что эта девальвация не окажется для экономики США смертельной.

Питер Шифф, авторитетный американский эксперт по финансовым рынкам, получивший за свои острые прогнозы прозвище «доктор Судный день», считает иначе. По мнению мистера Шиффа Соединённые Штаты вполне могут выиграть валютную войну с Китаем — однако экономике США это уже не поможет. Выиграет доллар у юаня или проиграет, итог всё равно будет один: полномасштабная рецессия»

nstarikov

«Зачем Китай это сделал? Потому, что путем кризиса США создают спрос на доллары в мировом масштабе, что приводит к росту стоимости китайского экспорта, чья валюта жестко привязана к доллару и растёт вместе с ним. Опуская юань:

Пекин нивелирует шаги американцев по организации кризиса;

Создает дополнительный спрос на китайские товары, делая их более дешевыми и конкурентноспособными;

И, что самое главное, в итоге создает спрос на … юань. Закупать китайские товары ведь будут в юанях»

Есть и мнения, сторонники которых считают, что падение юаня – первый шаг к глубокой экономической депрессии всего мирового сообщества.

Михаил Делягин:

«При этом важно понимать: Китай — Атлант, держащий на плечах весь мир; при снижении роста до 4–5% он снимет его, этот мир, с плеч — и вместе с ним рухнет в глобальную депрессию, на фоне которой померкнет Великая депрессия, начавшаяся в 1929 году и закончившаяся Второй мировой.

Девальвация юаня делает его менее привлекательным. Значит, Китай готов ради подстёгивания экономики на время отступиться от стратегической цели — превращения себя в центр притяжения капиталов. Это может быть признаком глубины внутренних проблем — и, в первую очередь, того, что срыв мира в депрессию ближе, чем кажется»

Владислав Жуковский:

«Теперь Китай. Последний "слон" мировой экономики, последние 5 лет тянувший на себе все остальные страны и поддерживавший высокими цены на сырье, втянулся в гонку конкурентных девальваций. Карточный домик начал сыпаться. Китай сделал свой ход и дал понять, что он не будет спасать весь мир ценой своего затухания и упадка. Аналогичный обвал юаня был в 1981-1993гг., когда для реанимирования экономического роста Компартия обвалила юань к доллару с 1,52 до 8,56 юаней). Юань только начал падать и рискует укатиться на минимальные отметки с начала 1990-х годов, что дестабилизирует все финансовые рынки, породит панику (сначала в Азии, а потом и везде), валютные войны и спровоцирует глобальный кризис»

Mark Svitkin

«Китай не экспортирует товары. Почти никаких китайских товаров не существует в природе. Китай экспортирует трудодни своих граждан. Это почти такая-же моно-товарная экономика трубы, как и наша. Только по трубе течёт не нефть, а человеко-часы «…»

Внешний спрос на китайские трудодни объективно падает. Во-первых, они уже не так дешевы, как 10 лет назад. Во-вторых, глобальная автоматизация возвращает производства ближе к авторам товаров. В-третьих, постиндустриальная структура потребления характеризуется ростом доли нематериальных товаров (медицинских и финансовых услуг, книг, фильмов, музыки, новостей, софта…), в производстве которых китайские трудодни не имеют экспортного потенциала»

Как и в любой сложной экономической ситуации, пока трудно судить о том, к чему приведут действия Китая, и что это было – махинация или рокировка – будет понятно лишь спустя некоторое время.

Источник: Часкор 

Читайте также: