Украина: корень «поддельного» зла. Европа в шоке!

«А почему у вас на куртке Puma перепрыгивает через полосы Adidas?» – «Вы что, не знаете? Это же совместное предприятие!». Это реальный диалог на одном из рынков Украины. Но, как правило, подделки, изготавливаемые в Украине, очень высокого качества. Евросоюз в панике – на его территорию ввозится поддельная продукция с логотипами ведущих европейских фирм по демпинговым ценам. Еврокомиссар по торговле Мандельсон не бывает дома из-за постоянных командировок, связанных с защитой европейских брендов. Европа объявила «крестовый поход» против индустрии поддельных товаров с оборотом под триллион долларов. Украина может оказаться на передовой линии борьбы как производственная площадка и страна-транзитер контрафактных товаров из Китая. В зоне риска – производители пищевой, химической и косметической продукции.

В списке стран, производящих подделки для ЕС, Украина недавно заняла девятое место. По количеству поддельной одежды и продуктов питания мы на пятом месте, по парфюмерии – на втором. Европа бьет тревогу, а в Украине полная тишина: компании боятся быть скомпрометированными и потерять клиентов, а государственные ведомства – по непонятным причинам. О размерах проблемы можно только догадываться статистических данных нет.

На заре украинской эры борьбы с подделками один крупный украинский завод по производству стройматериалов решил повысить свои продажи. И вместо того, чтобы начать широкую рекламную кампанию, пошел другим путем: закупил в Турции точные копии упаковочных материалов известной европейской компании и начал продавать свою продукцию под этой маркой. Подействовало: продажи «взлетели» в несколько раз.

Причина такого поведения стара как мир, ведь подделка продукции – едва ли не один из самых выгодных видов незаконного заработка. Все просто. Вкладывать деньги в раскрутку товара не надо, да и бороться за его качество смысла тоже нет. Покупатель поверит имени. «Ставишь на свою продукцию любимый, именитый, а главное – известный логотип и сразу можешь продать ее дороже на 20, 30, а то и на все 100%», – говорит Сергей Лебедь, замначальника Госслужбы по борьбе с экономическими преступлениями МВД Украины. Впрочем, главное даже не стоимость продукта, а его количество. Ведь именно узнаваемость марки может мгновенно многократно увеличить объем продаж.

Впрочем, желание заработать «легко» характерно не только для украинцев. Но вот такими объемами фальшивой продукции, как в Украине, могут «похвастаться» немногие страны. И причин тому – множество.

Корень «поддельного» зла

Украинское законодательство по защите интеллектуальных прав до сих пор напоминает кусок голландского сыра – без дыр в нем не обошлось.

Первая «дыра» – уничтожение фальшивой продукции. Компании-правообладатели очень хотели бы присутствовать при «экзекуции» товара, незаконно носящего их имя. Так они могут быть твердо уверены в том, что его действительно уничтожат. Но делать этого не имеют права. И что же получается? А то, что «без присмотра» со стороны бизнеса даже после признания факта, что товар поддельный, он может «остаться в живых». И даже больше – вновь вернуться на прилавки. И сделать это можно на вполне законных основаниях. «По закону, если товар имеет коммерческую или хозяйственную ценность, его могут не уничтожать, а вернуть в хозяйственный оборот», – говорит Юлия Кольченко, юрист Baker & McKenzie, председатель комитета по вопросам интеллектуальной собственности Европейской Бизнес Ассоциации (ЕВА). Ну а поскольку украинские судьи все еще не верят в «возможность» преступления против права на торговую марку, происходит это не так уж редко. А потому понятен и гнев бизнеса. «Товар, конечно, может иметь хозяйственную ценность, – говорит г-жа Кольченко. – Но ведь он изготовлен с нарушением прав интеллектуальной собственности!»

Кстати, насчет неверия. Парадоксально, но факт. Причина такой ситуации – не в законах, а в головах. Вернее, в судьях. Большинство из них, сетуют все собеседники «Инвестгазеты», до сих пор воспринимают подделку, как «мелкую шалость», а не как преступление. Вот и выходит, что вместо того, чтобы бороться с правонарушителями, выгораживают их. Доходит до анекдотических случаев. Так, одну из «предпринимательниц» за подделку 100 тыс. видеодисков наказали всего лишь на 1,7 тыс. грн. и даже обязали вернуть ей ее творения – пиратскую продукцию. Аргументация – изумительна. Как объяснили свою позицию судьи, «она – мать троих детей»!

В результате, законодательная база для наказаний за подделки есть, доказательства вины налицо, но система наказаний все равно не работает. За все время негласной войны Украины с контрафактом суды не вынесли ни одного серьезного приговора. Да что там говорить, даже штрафы для провинившихся – и те смешны: в среднем, по данным МВД, аж 250 грн.! Куда уж здесь даже думать о том, чтобы угроза уголовного дела против «поддельщиков» могла отвадить их от столь прибыльного занятия! И если в хозяйственных судах проблему подделки уже осознали, то для районных судов – это настоящий бич. «Сегодня судья районного суда решает вопрос о разводе, а завтра – о том, фальшивая продукция или нет, – говорит Юлия Кольченко. – Поэтому особого опыта в этих вопросах мы от них и не ждем». Зато как манны небесной ждут наши собеседники-юристы специализации судей, которая могла бы решить проблему.

Тайна фирмы

Брать всю вину только на себя государство не собирается. Эксперты-теоретики утверждают: «Защита торговой марки является неотъемлемым элементом промышленной и торговой стратегии любой компании». Но практика свидетельствует о другом. Ведь одна из основных причин нынешнего расцвета подделок в Украине – это нежелание самих производителей бороться с ними!

Как такое может быть? Одни компании просто не понимают значимости брендов, а другие просто не спешат раскошелиться для защиты собственного имени. Ведь борьба с подделкой – удовольствие не из дешевых. В Китае, к примеру, на борьбу с контрафактом целый ряд американских компаний ежегодно выделяют по три-четыре миллиона долларов. Украина, конечно, не Китай. Масштаб и страны, и производства фальшивок, и даже умение подпольных мастеров здесь не те. И тем не менее для эффективной борьбы с нелегальным промыслом компании в Украине нужно содержать целый штат юристов, проводить маркетинговые и социологические исследования и т. д. У «Хортиці», к примеру, это все есть. Но выкладывать десятки, а то и сотни тысяч долларов на защиту своей продукции в Украине сегодня способны лишь лидеры рынка. Крупнейшие компании на алкогольном рынке страны пошли настоящей войной против «народных умельцев» и сегодня не без гордости заявляют, что подделок их продукции в Украине вы не найдете. Но вот компании поменьше таких затрат просто не могут себе позволить. Понеся в результате подделки материальный урон, скажем, в 50 тыс. грн. они не могут надеяться даже на малое возмещение своих убытков, не говоря уже о риске обнаружить тот же контрафакт в комиссионках.

Впрочем, не хотят раскошелиться на борьбу с фальшивой продукцией и далеко не бедные международные компании. В чем же дело? Да просто в том, что для них, говорит Юлия Кольченко, украинский рынок привлекателен не настолько, чтобы за него бороться.

Реальные потери от поддельной продукции Итак, одни проблемы еще не решены, другие и «не стремятся» к решению. Между тем «подделочный» ком уже прокатился по экономике нашей страны, оставив за собой если не разрушительные, то очень ощутимые потери, которые касаются буквально всех – и государства, и бизнеса, и населения. Прямой ущерб для государства пока не подсчитан. Причина – та же: реальных объемов подделки продукции в нашей стране пока никто не знает. Но нелестные выводы об их влиянии на экономику можно сделать и так. 40% отечественной экономики, утверждают эксперты, находятся в тени. И будьте уверены: львиную долю этой «тени» составляют именно подделки. «Владелец такой продукции не станет оформлять ее официально», – говорит Сергей Лебедь. И причина ясна. Ведь для того чтобы продавать поддельные товары легально, их создателю нужно будет указать, где и в каких условиях, а главное – на основании каких прав он этот товар производит. А поэтому вряд ли украинские «подпольщики» работают легально.

Наличие этих теневых потоков очень негативно сказывается на состоянии бюджета Украины, в который не поступают налоги с поддельной продукции, что, в свою очередь, не менее негативно отражается на благосостоянии каждого отдельного украинца. В нашей стране такая статистика не ведется, но, к примеру, во Франции в Союзе производителей как-то подсчитали, что продажи поддельной продукции ежегодно сокращают количество рабочих мест в этой стране на 30 тыс.

А главное, подпольная продукция отпечатывается на прибыльности бизнеса. Независимо от того, работает он под украинским флагом или нет. Зарубежные эксперты подсчитали, что ежегодно из-за фальшивок парфюмерные компании мира теряют до $70 млн., производители запасных частей к автомобилям – около $200 млн. А годовые потери производителей программного обеспечения и вовсе достигают $12 млрд. Нескромные цифры? Но ведь поддельная продукция отбирает у компаний покупателя. А значит, снижаются и объемы продаж.

При этом масштабы потерь компаний могут быть столь велики, что иногда приводят даже к банкротству. И пусть в Украине подобных «трагедий» еще не случалось, мировой опыт налицо. Сказать «творцам» подделок «спасибо» за собственное банкротство может, например, французская компания Souleiado. Она выпускала скатерти с провансальскими мотивами и прекратила свое существование именно из-за объемов контрафакта. И даже если фирма в состоянии выдержать финансовый натиск подделок, под ударом может оказаться ее бренд. «Для увеличения своих продаж производитель вкладывает деньги в рекламу, в маркетинговые исследования и пр. Но контролировать качество фальшивой продукции она не может, – говорит Юлия Кольченко. – И если это качество сильно хромает, покупатель перестает доверять бренду-оригиналу». А значит, бренд «размывается».

За проблемой контрафакта по пятам следует и проблема инвестиционного облика всей страны. «Видя столь «радужную» перспективу, многие международные компании решают просто обойти Украину стороной. Или даже сворачивают уже существующий в нашей стране бизнес», – говорит Мария Шверк.

Ну и, наконец, подделки бьют по инновационному потенциалу украинских компаний. Особенно – фармацевтических. «Фармацевты уже бьют тревогу, – говорит руководитель комитета ЕВА. – Ведь доход от продажи лекарств – основной источник финансирования новых разработок в медицине». Когда же компания из-за подделок не может получить этот доход, она лишается средств на дальнейшие исследования и разработку новых лекарств. «Если ситуация не изменится, ни фармацевтическим, ни компаниям, работающим на рынке IT, просто нет смысла придумывать новые лекарства или программы и технологии», – грустно резюмирует госпожа Кольченко». А, например, в отчете Ассоциации производителей программного обеспечения говорится, что Украина имеет все шансы стать одной из лидирующих стран по темпам роста IT-сектора. Если в течение четырех лет удастся снизить уровень пиратства на 10%, то появятся 2600 дополнительных высокооплачиваемых рабочих мест для украинских специалистов, а оборот IT-сектора увеличится на $941 млн.

«У вас еще есть подделки? Значит, мы идем к вам!»

Открыть глаза Украине на тайный мир подделок смог Вашингтон. В 2001 году США без сожаления включили нашу страну в приоритетную (читай – самую опасную) категорию своего зловещего «Списка 301». В этот список Соединенные Штаты заносят страны, которые не уделяют достаточного внимания защите интеллектуальной собственности. Американцы обвинили украинское правительство в несовершенстве законодательства, отсутствии контроля ввозимой продукции, вездесущей коррупции, бездействии правоохранительных органов. Но будильником для Украины стал даже не столько сам список, сколько санкции, которые предназначались для нашей страны. А именно – ежегодные ограничения на импорт украинских товаров в размере $75 млн.

Сегодня по пути «священной войны» с фальшивой продукцией решил пойти и ЕС. На количество украинских подделок лазерных дисков, «гуляющих» по странам Евросоюза, Брюссель жалуется уже давно. Но лишь недавно Украину угораздило попасть в еще один, на этот раз европейский, «черный» список. В ноябре прошлого года мировые эксперты включили Украину в десятку крупнейших стран-производителей контрафакта. Согласно данным опроса по поручению Международной торговой палаты, проведенного среди руководителей 48 крупных компаний, наша страна заняла девятое место по масштабам фальсификации продукции. Не устраивают ЕС как общий объем подделок в нашей стране, так и то, что страдает от этого европейский бизнес, работающий на украинском рынке. Кроме того, Брюссель подозревает и то, что через нашу страну в Евросоюз идут крупные потоки китайской контрафактной продукции. С другой стороны, подделки мешают проведению внешней политики и самой Украиной. Плохая защищенность интеллектуальной собственности, считает Мария Шверк, негативно сказывается на переговорах нашей страны с Брюсселем относительно зоны свободной торговли.

Впрочем, собеседники «Инвестгазеты» уверены, что пока нет поводов опасаться особых санкций со стороны ЕС. Во-первых, «вина» Украины перед Евросоюзом ничтожна по сравнению с лидером рейтинга – Китаем. Во-вторых, Украина все же борется с «поддельным» бизнесом. Борется как на уровне государства, так и силами «ответственных» компаний, которые пытаются внести свою лепту в защиту рынка и авторских прав.

Результат – налицо. Если до 2005 года в этой сфере выявлялось в среднем 370 преступлений в год, то уже в 2005-м общее число раскрытых преступлений составило 483, в 2006-м – 812, а в

2007-м было выявлено 862 случая нарушения авторских прав. Но эта динамика – не свидетельство роста количества контрафакта в нашей стране. Наоборот, по словам Сергея Лебедя, объем поддельной продукции из года в год почти не изменяется. Зато (спасибо усовершенствованиям в законодательстве!) с каждым годом борьба МВД с этими подделками становится все более действенной. Наконец, Украина ведет с Европейским Союзом активный диалог на тему защиты интеллектуальной собственности. А в связи со вступлением в ВТО, говорит Юлия Кольченко, этот диалог дополнится и разговором в рамках этой организации. Ветряные мельницы примут реальные очертания, а Питер Мандельсон сможет вычеркнуть Украину из списка стран, в которых европейские бренды требуют защиты.

«Узнай меня, если сможешь»

«Сегодня в Украине подделывают все», – не оставляет места для споров Мария Шверк, адвокат патентно-юридического агентства «Дубинский и Ошарова». Преувеличение? Отнюдь. От 30 до 80% – такие цифры называют сегодня, говоря об объеме поддельной продукции на украинском внутреннем рынке.

Что подделывается?

Одежда и обувь, парфюмерия и косметика, продукты питания и алкоголь, мобильные телефоны… Джинсы D&G за 150 грн., духи Burberry за девяносто, сумки Lui Vuitton за пятьсот. Любители контрафакта закупают кофе подешевле у производителя, заполняют им упаковку, в которую расфасовывается более дорогая продукция той же марки, и продают по более высокой цене. Шьют спортивные костюмы в подвалах и реализуют под лейблом Puma и Adidas.

Другими словами, «липовая» индустрия широка и разнообразна. Король этой индустрии – товары широкого потребления. Лидеры официальной статистики фальшивок – пиратская видео- и аудиопродукция и нелицензионные программы. Именно они «занимают» 90% всех подделок, обнаруженных украинским Министерством внутренних дел. Впрочем, даже в самом МВД утверждают, что реальной картины данная цифра не отражает. А поэтому умалять наличие контрафакта в других отраслях не следует. С не меньшим успехом в Украине можно обнаружить подделки и стройматериалов, и автозапчастей, и мобильных телефонов, и агрохимикатов. А при желании – и поддельный кондиционер. И разнообразие этих товаров не уступает по изощренности способа их изготовления.

Где подделывается?

Международная торговая палата выявила, что сегодня подделкой продукции занимаются в пяти городах: Одессе, Киеве, Харькове, Донецке и Львове. Эти города – средоточие промышленной жизни страны. А значит, имеют нужную «технологическую» базу и достаточное количество населения, которое будет способно эту продукцию купить. Работа «умельцев» из Одессы уже стала легендой в нашей стране, столичные рынки «Петровка» и «Троещина» – средоточие книжной и одежной поддельной продукции – тоже. Но при этом, если раньше в умах украинцев подделка всегда ассоциировалась с кустарным производством, то сегодня ситуация разительно изменилась. «Гаражные» и «подвальные» производства, конечно, никуда не делись. Но, по словам одного из наших собеседников, сегодня вместе с «подвальными ремесленниками» этим «промыслом» занимаются целые предприятия. И даже – вполне добропорядочные (по крайней мере, внешне). Одни производят продукцию под чужим именем, другие просто закупают и переупаковывают ее. А один водочный завод, поделился собеседник, и вовсе нашел «оригинальное» решение – в стремлении заработать как можно больше днем производил собственную продукцию, а по ночам разливал в бутылки собственную водку, но вот называл ее чужим, более звучным именем.

Кто подделывает?

Впрочем, наравне с фальшивками Made in Ukraine за внимание покупателей на отечественных рынках борются и товары Made in China, которые, уверена Мария Шверк, составляют львиную долю всего украинского контрафакта. Но какую именно, Сергей Лебедь, замначальника госслужбы по борьбе с экономическими преступлениями МВД Украины, например, сказать затрудняется. Дело в том, что подделки китайского и украинского производства в нашей стране сегодня занимают каждая свою отдельную нишу. Украинцы подделывают продукты питания, алкоголь и стройматериалы, а умельцы из Поднебесной – одежду, обувь, мобильные телефоны, и те же кондиционеры. Вот и выходит, говорит представитель МВД, что определить, как в процентном соотношении поделили между собой «липовый» рынок украинские и китайские производители фальшивок, в принципе почти невозможно. Ведь нельзя сравнивать продажу кофе и чая, с одной стороны, и кондиционеров – с другой.

Дария Рябкова, Инвестгазета

Читайте также: